Статьи

Горе побежденным: как США хотели превратить Германию в "гетто для свинопасов"

Горе побежденным: как США хотели превратить Германию в "гетто для свинопасов"
Владимир Тихомиров

Каждая постсоветская страна мечтает о "плане Маршалла" — эти два слова означает волшебный поток инвестиций, воплощение самых сладких грез и пачки американских долларов, сыплющихся прямо с неба. Дескать, прилетит добрый американский волшебник и сделает все богато и красиво — как в Германии. Но немногие знают, что "план Маршалла" стал для американцев вынужденной реакцией на рост в Европе коммунистических настроений. А до него 75 лет назад — как раз накануне победы над гитлеровской Германией — страны Запада рассматривали "план Моргентау" или программу медленного удушения немецкой экономики. О том, как Германия должна была лишиться производства и части населения, рассказывает Владимир Тихомиров. 

Символично, но план уничтожения Германии как ведущего европейского государства разработал Генри Моргентау, представитель древней фамилии евреев-ашкенази, еще со времен Средних веков обосновавшихся в немецком Кобурге. В середине позапрошлого века его отец Генри Моргентау-старший перебрался в США, где быстро сделал карьеру финансиста и дипломата.

Его старший сын Генри стал министром финансов при президенте Рузвельте и был единственным гражданским чиновником, допущенным на секретные переговоры OCTAGON — так называемую Вторую Квебекскую конференцию, посвященную послевоенному разделу мира.

Еще кипели бои в Нормандии, а премьер-министр Британской империи Уинстон Черчилль и президент США Франклин Рузвельт решили встретиться и обсудить с глазу на глаз будущее послевоенного устройства Германии.

Генри Моргентау

Собственно, вариантов было немного. На конференции обсуждался всего один документ — "план Моргентау". Или "Программа по предотвращению развязывания Германией третьей мировой войны". По сути пошаговая методика расчленения Германии, составленная лично Моргентау и его секретарем Гарри Уайтом.

Разоружение всей немецкой промышленности

"Целью союзных войск должно быть выполнение полной демилитаризации Германии в кратчайшие сроки после капитуляции, — гласил первый пункт плана. — Это означает полное разоружение немецкой армии и народа (включая удаление или уничтожение всего военного имущества), полное уничтожение всей немецкой военной промышленности и удаление или уничтожение других ключевых отраслей, которые являются основой военной мощи".

Второй пункт предусматривал раздел Германии на 14 частей:

1. Польша должна получить ту часть Восточной Пруссии, которая не входит в состав СССР, и южную часть Силезии...

2. Франция должна получить Саар и прилегающие территории, ограниченные реками Рейн и Мозель.

Раздел по плану

3. Следует создать международную зону, включающую Рур и прилегающие промышленные районы (Рур, включая Рейнскую область, Кильский канал и всю территорию Германии к северу от Кильского канала). Здесь находится сердце немецкой промышленной мощи, котел войн. Эту территорию следует не только лишить всех существующих в настоящее время производств, но и ослабить и контролировать, чтобы она не могла в обозримом будущем превратиться в промышленную зону. Для этого выполните следующие действия:

  • в течение короткого периода, по возможности не более чем через 6 месяцев после прекращения боевых действий, все промышленные предприятия и оборудование, не уничтоженные военными действиями, должны быть либо полностью демонтированы и удалены с территории, либо полностью уничтожены;
  • все оборудование должно быть удалено из шахт, и они должны быть полностью разрушены...

4. Оставшаяся часть Германии должна быть разделена на два автономных независимых государства: южногерманское, включающее Баварию, Вюртемберг, Баден и некоторые меньшие территории, и северогерманское государство, включающее большую часть старого государства Пруссия...

Также был прописан ряд мер, направленных на дезинтеграцию единой производственной системы и ограничение внешней торговли; вводился запрет морского рыболовства, производства азота для минеральных удобрений.

Зато лесозаготовительные кампании следовало поощрять всем силами – по "плану Моргентау", Германия должна была в кратчайшие сроки лишиться всех лесов, которые являлись "значительной частью военного потенциала Германии".

Не помогайте Геббельсу

В Берлине о принятии "плана Моргентау" узнали через несколько дней. И сам министр пропаганды Йозеф Геббельс разразился в газете "Фелькишер Беобахтер" огромной статьей "Рузвельт и Черчилль согласились с еврейским убийственным планом".

Плакат, которым немецкая пропаганда ответила на "план Моргентау"

В итоге государственный секретарь США Корделл Халл и военный министр Генри Л. Стимсон написали в Белый дом официальное обращение с просьбой не впутывать во внешнюю политику министерство финансов.

Нам нужно всеми силами убеждать немецких солдат сдаваться в плен, создавая у них впечатление, что против политического режима Германии воюют друзья немецкого народа. Но "Программа по предотвращению развязывания Германией третьей мировой войны" словно создана с противоположной целью. Если немцы подозревают, что впереди ничего, кроме полного разрушения, они будут продолжать борьбу.

В ответ Рузвельт лишь написал краткую резолюцию: 

Для немецкого народа было бы лучше, если бы немцев кормили трижды в день супом из армейских столовых, чтобы они запомнили этот урок до конца своей жизни.

Тем не менее Рузвельт был вынужден подчиниться требованиям своих министров, и в Белом доме о "плане Моргентау" постарались забыть. Вернее, американские чиновники "забыли" только о названии документа, продолжая готовить пункты этого плана к воплощению в жизнь.

Впрочем, мысль о желательности не просто наказания всех немцев, но и фактического геноцида немецкого народа была созвучна настроениям не только Рузвельта. В письме королеве Нидерландов Вильгельмине Рузвельт писал:

Есть две школы мысли: те, кто призывает альтруистично относиться к немцам, надеясь благодаря любящей доброте снова сделать их христианами, и те, кто проповедует более "жесткое" отношение. Совершенно определенно я принадлежу к последней школе, ибо, хотя я не кровожаден, я хочу, чтобы немцы знали, что на этот раз они определенно проиграли войну.
Моргентау и Рузвельт | Фото: U.S. National Archives and Records Administration

Немцы должны запомнить этот урок!

"План Моргентау" был представлен на Ялтинской конференции держав-победительниц в феврале 1945 года. Как вспоминал позже Черчилль, Сталин отнесся к плану скептически. Он только с усмешкой спросил американцев:

— Собираетесь ли вы позволить Германии производить современную металлическую мебель?
— Почему бы и нет, — ответил Рузвельт. — Но к чему вы спрашиваете об этом?
— Видите ли, производство металлической мебели можно быстро превратить в производство вооружения...

Настоящими противниками "плана Моргентау" были англичане — вернее, лондонский истеблишмент, рассчитывавший на восстановление прерванных связей с промышленниками Германии.

К примеру, военный министр Британии Энтони Иден заявил, что в результате реализации этого плана только 60% населения страны смогут жить за счет сельского хозяйства. Это означает, что 40% населения либо умрет, либо будет выдавлено в другие страны.

Энтони Иден, экс-министр иностранных дел Великобритании и премьер-министр после Черчилля

Но, как писал лорд Черуэлл, личный помощник Черчилля, Моргентау фактически купил британский кабинет министров, заявив о готовности США предоставить широкую кредитную программу для правительства Великобритании на общую сумму 6,5 миллиардов долларов. Причем условием получения кредитов стало подписание Британией "Директивы JCS – 1067" (так официально именовался "план Моргентау"), которая предписывала оккупационным силам США "не предпринимать шагов, направленных на экономическое восстановление Германии".

В итоге "Директива JCS – 1067" вступила в силу 10 мая 1945 года — ее сразу же после инаугурации подписал новый президент США Гарри Трумэн. И в американской зоне оккупации тут же появились "мальчики Моргентау" — чиновники казначейства США, которые контролировали выполнение пунктов JCS 1067. Уже в первый месяц оккупации в Германии было запрещено производство нефти, каучука, торговых судов и самолетов, машин для сельскохозяйственного сектора.

Все заводы по производству вооружений, в том числе некоторые из них, которые можно было использовать в гражданских целях, были демонтированы или уничтожены. Большая часть действующих гражданских заводов была демонтирована и отправлена в страны-победительницы. Типичным примером этой деятельности союзников была верфь Blohm & Voss в Гамбурге, где все цеха были взорваны еще во время войны. Когда же наследники судоверфи предприняли попытку возродить компанию, то "мальчики Моргентау" просто бросили владельцев и ряд сотрудников в тюрьму. Заключение для хозяев Blohm & Voss закончилось только в 1953 году благодаря неоднократным мольбам канцлера Германии Конрада Аденауэра к верховным комиссарам союзников.

Впрочем, далеко не всегда деятельность "мальчиков Моргентау" вызывала одобрение даже у американских генералов. Так, в своей книге 1950 года "Решение Германского вопроса" генерал Люциус Клей писал: 

Даже тогда нам казалось очевидным, что Директива была написана экономическими идиотами. Нет смысла запрещать самым квалифицированным рабочим в Европе производить те вещи, которых так отчаянно не хватало.

Но ответ Вашингтона был предельно жестким: немцы должны были запомнить урок! 

Такие же настроения господствовали и во всем американском обществе. "Преподайте этим немцам урок! — с таким заголовком в журнале "Time" вышла заметка о снабжении американских солдат бесплатными презервативами. — И приятно проведите время!"

Призыв был услышан. И уже через пару месяцев в том же журнале было опубликовано анонимное письмо американского сержанта с просьбой прислать еще презервативов, иначе доблестные американские солдаты могут привезти домой немало болячек. Согласно официальным данным, за первые шесть месяцев американской оккупации уровень венерических заболеваний в Германии возрос в 20 раз по сравнению с довоенным уровнем.

Немецкие беженцы

Жестокий "урок" ждал и немецких беженцев. От 12 до 14 миллионов этнических немцев вынуждены были покинуть до 1950 года Восточную Пруссию, Померанию, балтийские и балканские страны, Судеты, Силезию, Восточный Бранденбург — регионы, которые передавались Польше, Чехословакии, Венгрии. С собой разрешалось взять 60-килограммовый тюк с одеждой, при этом запрещалось забирать ковры и прочие предметы быта, а сам дом следовало оставить в полном порядке. Иначе семья переселенцев снималась с поезда и направлялась на принудительные работы в исправительно-трудовые лагеря, которые по своей жестокости ничуть не отличались от нацистских "лагерей смерти". В таких польских лагерях, как Ламбиновице, Згода, Потулице, Явожно, Милечин, Гроново, погибли тысячи немцев, в основном женщин и детей.

При этом далеко не все изгнанные были приняты в Западной и Восточной Германии с распростертыми объятиями. В голодной, разрушенной стране беженцы представлялись опасными конкурентами. Многих селили в лагерях, где еще недавно нацисты содержали "остарбайтеров" — подневольных рабочих.

Большей кровожадностью отличались американские интеллектуалы. Так, секретарь министра Моргентау Гарри Уайт обосновывал экономическое уничтожение немецкого государства и самой немецкой нации путем направленных экономических санкций. Профессор Теодор Кауфман в книге "Германия должна погибнуть" призвал подвергнуть стерилизации всех немецких мужчин. По его расчетам, 20 тысяч хирургов, проводя по 25 операций в день, смогут всего за три месяца стерилизовать 48 миллионов немецких мужчин — практическим все мужское население послевоенной Германии. И уже через два поколения немецкая нация должна была исчезнуть сама собой, что, по мнению профессора, стало бы залогом новой эры в истории человечества — без войн и насилия.

Гарри Уайт

Лишних людей – в Африку

Весной 1946 года "мальчики Моргентау" подвели первые итоги своей экономической политики. Как говорится в докладе бригадного генерала Уильяма Х. Дрейпера-младшего, начальника Экономического отдела Союзнического Контрольного совета (это был орган верховной власти союзников в оккупированной Германии), за год благодаря следованию "Директиве JCS – 1067" был достигнут весьма существенный прогресс в преобразовании Германии к экономике сельского хозяйства и легкой промышленности.

Были определены основные статьи и виды немецкого экспорта в будущей структуре европейской экономики — это уголь и древесина. Также немцам разрешалось производить пиво на экспорт, текстиль и одежду, изделия из кожи, детские игрушки и традиционные музыкальные инструменты. Наконец, американцы разрешили производить и продавать некоторые виды кухонного электрооборудования, чтобы занять место продукции тяжелой промышленности, которая составляла большую часть довоенного экспорта Германии.

В то же время, отметил генерал Дрейпер, промышленная и экономическая модель Новой Германии в перспективе на ближайшие полвека рассчитана на население 66,5 миллионов человек. И это при том, что в 1946 году численность населения истерзанной войной Германии уже превысила 67 миллионов человек. Для решения проблемы "лишних ртов" предлагалось вывезти часть немцев. Тех, кто посмышленей, генерал предлагал направить в США, всех остальных — в Африку.

Замена плана

От геноцида и превращения Германии в "страну свинопасов" немцев спас Сталин. Именно Москва, принявшая решение о восстановлении экономики Восточной Германии, повлияла на последующий пересмотр политики западных союзников в отношении побежденной Германии.

Испугавшись роста коммунистических настроений в Западной Германии, президент Трумэн решил отменить "этот жестокий и порочный план". В 1947 году "Директива JCS - 1067" была отменена, и вместо нее была принята "Директива JCS - 1779" — тот самый "план Маршалла", программа помощи Европе, названная в честь американского госсекретаря Джорджа К. Маршалла. В страну хлынули долларовые инвестиции.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share