Статьи

Бензин на ручнике: как Россия сдерживает цены

Бензин на ручнике: как Россия сдерживает цены
Михаил Мельников

Независимый топливный союз анонсировал очередное подорожание бензина — на 25–30 копеек за литр к концу октября. Вроде бы и пустячок, чуть больше чем полпроцента, но в годовом исчислении это уже выше цифр инфляции. Михаил Мельников рассказывает про то, как правительство ищет новые способы контроля цен — чтобы и поставщики не разорились, и покупатели не разъярились.

Не подешевеет

Начнем с неутешительной новости: рост цен на топливо неизбежен сразу по двум причинам. Во-первых, он заложен в демпферный механизм (о нем мы подробно писали год назад) соглашения правительства с нефтяниками, во-вторых, восстановление мировой экономики после пандемии требует жертв, сиречь разгона цен. Дорожает ведь не только бензин — растут индексы мировых бирж, а с ними почти все остальное. С начала 2021 года невероятно выросли в цене стройматериалы и питание, растет стоимость недвижимости, растут, между прочим, и доходы россиян (во II квартале +16% к II кварталу прошлого года — хотя тогда, конечно, наложил свой отпечаток локдаун). Так что бензин с его +5,53% к началу года — это по-божески в сравнении, например, с двукратным подорожанием моркови и капусты, с +22% к отдыху в хорошей российской гостинице и +42% — в турецкой. Да-да, отечественная статистика начала обсчитывать отдых в Турции как важную социальную составляющую — что поделать, сказывается географический фактор великой, но северной страны.

Но тот же географический фактор говорит о том, что наша страна еще и самая большая в мире, а значит, бензин для нас больше, чем бензин.

У них — дороже

В конце октября 2018 года все это уже было. Цены росли очень быстро, и к концу уборочной кампании дизель подорожал до 44,69 рубля за литр, оставив позади не только АИ-92 (41,39 рубля), но и впервые в обозримой истории АИ-95 (44,62 рубля). Тогда представители всех ключевых нефтяных компаний собрались у главы Минэнерго, вице-премьера Александра Новака и "договорились" — точнее, приняли условия правительства. Главные меры — пятимесячный мораторий на рост розничных цен выше уровня инфляции (потом этот срок продлили), а также рост на 3% объемов поставки на АЗС относительно 2017 года, причем по фиксированным оптовым ценам.

Помогли ли эти меры? На момент написания статьи некогда дешевая солярка закрепила свое сомнительное лидерство — в среднем по России 50,45 рубля за литр. 95-й — 49,72 рубля, 92-й — 46,22 рубля. Как видите, почти за три года (34 месяца) цены выросли на 12–14%. Это с высокой точностью соответствует инфляции за это время, причем "догнать" инфляцию получилось только сейчас. То есть "ручное управление" в целом работает, не давая ценам на топливо разогнаться.

В целом же на середину августа средняя розничная стоимость бензина в мире — 1,19 доллара за литр, при этом в России он почти вдвое дешевле — 0,68 доллара. Уже в соседних Польше и Венгрии — 1,5 доллара, в Бельгии — 1,77, в Нидерландах — 2,16 и так далее (данные globalpetrolprices.com). Различаются, понятно, и оптовые цены. И хотя везде в розничной цене до половины составляющей — акцизы и другие налоги, все равно разница очень существенная.

То есть российские нефтяные компании торгуют на родине с существенной потерей прибыли относительно торговли с Европой. Это, кстати, отнюдь не только их проблема — то же самое происходит в сельском хозяйстве, металлургии, лесной промышленности. Низкая платежеспособность населения в России долгое время не давала всерьез поднять цены внутри страны, при этом цены мировые с некоторыми колебаниями росли выше и выше. И вот уже правительству приходится прибегать к ручному управлению на всех фронтах: где-то временно запрещать экспорт, где-то устанавливать высокие вывозные пошлины, а в случае с бензином — повышать квоты продажи продукции внутри страны.

Новые механизмы

Но вечно собирать нефтяников в кабинете Новака и диктовать им условия не получится — хотя бы потому, что это ребята зубастые и сами кому хочешь продиктуют. Теперь правительство, уже в ином составе, решило пойти по иному пути — даром что сам профильный вице-премьер сохранил свой статус в целости и сохранности. Прямого моратория больше нет — эта возможность сохранена только как самое крайнее средство. Зато уже сейчас повышен норматив продажи топлива на отечественной бирже до 12%. Напомним, еще в феврале он составлял 10%, весной и летом — 11%. При этом в период низкого спроса (время локдаунов) в 2020 году эту цифру снижали даже до 5%, но некоторые компании ухитрялись и вовсе гнать на экспорт весь свой бензин. Просто потому, что там дороже.

Пока что власть ограничилась повышением обязательного минимума, но кроме того, анонсировала еще две важные меры.

  1. Право на продажу бензина может остаться только у производителей.
  2. Предельный рост в рамках торговой сессии могут ограничить.

Собственно, это уже очень близко к ручному регулированию цен. Первый пункт — предполагаемое отсечение трейдеров (организаций, покупающих и продающих бензин, не имея отношения к его реальному производству) означает ликвидацию важной прослойки, смягчающей возможный произвол поделивших рынок производителей. Да, это борьба со спекулянтами, но в то же время "спекулянты" способны предлагать более низкие цены, когда гиганты рынка слишком их задирают.

И именно поэтому потребовался второй, совсем уж нерыночный пункт — вместо частных трейдеров контролировать цены будет бетонный потолок предельного роста. При этом, если в торговый день рыночная ситуация будет диктовать дальнейший рост (то есть цены упрутся в обозначенный потолок), торговля просто остановится. На этот случай козырей у правительства не видно — разве что новая порция кофе у гостеприимного Александра Новака.

Прозрение

Но может быть, это не так плохо? Может быть, нам и не нужно уповать на прекрасные рыночные механизмы с их фетишем максимизации прибыли капитала? Может быть, и не должно быть свободных от контроля рыночных цен на те товары и услуги, без которых жить нельзя? Для того, чтобы эти вопросы стало хотя бы можно задавать вслух, потребовалась целая пандемия — только благодаря ей западное общество наконец осознало, что рука рынка, возможно, и невидима, но очень даже осязаема, особенно когда она сжимает горло нации. Хорошо об этом сказал в марте 2020 года президент Франции Эммануэль Макрон, комментируя невиданный рост цен во время первой ковидной паники:

Есть товары и услуги, которые должны быть выведены из-под управления рынка. Питание, медицина, здоровье, безопасность, образ жизни — это те аспекты, отдавать которые в третьи руки — безумие! Мы должны заново взять контроль над перечисленным.

Безусловно, топливо тоже должно находиться в этом списке. Особенно в самой большой стране мира. И раз в целом цены на него удерживать удается, значит, что-то мы делаем правильно. А как это делается — биржевой торговлей или административным "ручником", какой там механизм — демократический рыночный или авторитарный управленческий, здоровому человеку совершенно не важно.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share