Мнение

Бензин дорожает по всей стране — что происходит?

Бензин дорожает по всей стране — что происходит?
Михаил Мельников

Минэнерго России порекомендовало нефтяникам увеличить нормативы продаж бензина и дизтоплива на бирже до 11% и 7% соответственно (ранее было 10% и 6%), чтобы что-то сделать с ростом оптовых цен на бензин. Рекомендация в этом случае — бюрократический эвфемизм, на деле означающий "требование". В правительстве опасаются, что увлечение нефтеперерабатывающих компаний экспортом топлива может привести к его дефициту на внутреннем рынке. А спрос на него после отмены основных эпидемиологических ограничений растет высокими темпами. Михаил Мельников объясняет, почему цены на бензин никак не связаны с нефтяными котировками и что будет дальше с ценами на топливо. 

Хроники подорожания

Бешеные скачки с препятствиями на нефтяном рынке, кажется, завершены. Фьючерсы следующего месяца на нефть ведут себя удивительно пристойно: уже почти два месяца, с 13 мая, показывают медленный стабильный рост — не без локальных спадов, конечно, но надо же спекулянтам заработать. За этот период баррель Brent подорожал с 29,46 доллара до 42,97 доллара, причем с 5 июня цена живет в совсем узком коридоре 41-44 доллара — опять же с одним эпизодическим спадом.

А как ведет себя бензин наш насущный? В тот же день 13 мая, с которого мы начали отсчет восстановления нефтяного рынка, Аи-95 продавали по 42,3 тыс. руб. за тонну. 16 июня этот бензин на бирже побил исторический рекорд 2018 года в размере 56,1 тыс. руб. за тонну. А 7 июля цена колебалась в районе 58,80 тыс. руб. за ту же самую тонну.

Федеральная антимонопольная служба ведет расследование возможного картельного сговора, но можно быть уверенным, что никакого результата эта формальная угроза не даст.

Ведь с момента прекращения мировой нефтяной войны бензин (опт) в России дорожает медленнее, чем основной компонент его производства. Нефть выросла в цене в 1,46 раза, 95-й – в 1,39 раз. А ведь мы брали лишь биржевые котировки: в реальности наша Urals за указанное время перепрыгнула по цене эталонный Brent, то есть подорожала почти в 1,6 раза!

Чтобы перевести эти суммы в привычные нам литры, надо вспомнить, что средняя плотность 95-го составляет 0,75 т/м3. То есть сегодняшние 58,8 тыс. рублей за тонну соответствуют 44,1 руб. за литр. Остальная часть цены на заправке — стоимость доставки бензина до колонки плюс маржа продавца. Надо признать, весьма скромная, особенно если вспомнить про налоги. Но к ним мы еще вернемся.

Что сделали

Вы справедливо скажете, что весной, когда нефтяные котировки летели в тартарары, бензин почему-то не думал дешеветь. Аи-95 стоил около 46 тыс. руб. 10 марта, чуть более 40 тыс. 10 апреля и лишь немногим дороже в середине мая; нефть за это время кувыркалась в разные стороны, как пьяный клоун. То есть российские цены на бензин совершенно не зависели от того цирка, который царил в нефтяной отрасли с ее отрицательными ценами и крахом сланцевой индустрии. А вот в странах, не добывающих нефть, наблюдалась прямая корреляция: в результате российский бензин, ранее один из самых дешевых в мире, резко поднялся до средней ценовой категории.

Этим постарались воспользоваться наши партнеры по Союзному государству, которые гонят бензин из нашей же нефти. Поставки белорусского бензина в Россию с начала года до середины апреля увеличились примерно в 200 раз: закупать его стали не только в Смоленской и Брянской областях, традиционно много торгующих с Синеокой, но чуть ли не по всей европейской территории России. А в Мурманской области, страшно сказать, отмечались покупки топлива в Норвегии — едва ли не самой дорогой стране на планете.

И российское правительство приняло резонансное решение запретить импорт бензина — со 2 июня по 30 сентября. Министр энергетики Александр Новак прямо признал, что это, мягко говоря, не рыночная мера, но иной возможности обеспечить бесперебойную работу отечественных НПЗ не существует. Дешевый импорт мог привести к закрытию многих из них, что отрицательно сказалось бы на экономической ситуации в стране.

Кстати, учитывая стабилизацию ситуации, правительство планирует отменить запрет на импорт существенно раньше изначального срока — уже с 15 июля. Но остается вопрос: как же запрет импорта коррелирует с ограничениями экспорта? Хорошо, мы не хотим убить наше производство чужим дешевым бензином, но почему тогда наши нефтяники стремятся продавать бензин за рубеж? Потому что реализация этого продукта в Европе даже по 30 евроцентов за литр выгоднее, чем по 48 рублей в России. Причина — налоги.

Виноват демпфер

Дорогой бензин при дешевой нефти — это кажущаяся несправедливость, имеющая четкое экономическое и социальное обоснование.

Все дело в разном типе экономик и, как следствие, разных особенностях налогообложения. В России, в отличие от Белоруссии, не говоря уж, например, о Чехии, добыча и переработка углеводородов являются базовыми отраслями. И от их развития прямо зависит благосостояние страны. Поэтому розничные цены на бензин регулируются у нас не биржевыми истериками, а уровнем инфляции: достигают этого благодаря механизму демпфера (амортизации, смягчения).

Демпфер работает в обе стороны. Вспомним: когда в 2017-18 годах цены на нефть выросли с 50 до 80 долларов за баррель, разве бензин подорожал в 1,6 раза? Нет, определенное повышение (10-15%) было, но и оно привело к резкой реакции правительства и "нерыночной" заморозке цен. Сейчас мы наблюдали обратный процесс: при падении цен на нефть бензин тоже оставался стабилен.

Когда цены на нефть растут, налоговая нагрузка на нефтепереработку в России смягчается, чтобы бензин не дорожал. При низких же ценах государство возвращает себе недополученные средства через рост налоговой составляющей. Именно поэтому цены на автозаправках слабо растут, на уровень инфляции или чуть быстрее, никак не реагируя на сланцевые проблемы, ОПЕК+, аравийский демпинг, американские санкции и прочие вызовы большого мира.

Часть нефтяных компаний просит смягчить условия демпфера — если такое решение будет принято, цены на автозаправках, вероятно, станут несколько сильнее реагировать на стоимость нефти.

* * *

Покупая бензин, надо помнить, что в среднем лишь 30% его цены — это себестоимость плюс прибыль нефтяников, остальное — выплаты в российский бюджет. То есть автолюбитель, заполняя бак, тем самым в первую очередь платит зарплаты бюджетникам и пенсии, и уже во вторую — заполняет карманы нефтяных королей.

Причем чем дешевле нефть, тем больше социальная часть в стоимости бензина. То есть дело не в жадности нефтяников, которые несут серьезные убытки при падении цен, а в государственной политике, так сказать, переработки нефти в выплаты и гарантии для населения.

Как видим, система регулирования цен на бензин выстроена так, что сколько-нибудь заметный спад цен просто невозможен — механизм демпфера тут же прикрутит налоги на недостающую сумму. Все сделано так, чтобы бензин дорожал примерно на одном уровне с инфляцией, максимум плюс 1-2 процентных пункта в год. Пока что этот принятый в октябре 2018 года принцип выдерживается. Стало известно, что правительство в очередной раз отвергло просьбы нефтяников о либерализации демпфера. Так что бензин не подешевеет даже при отрицательной стоимости нефти, зато не подорожает и при нефти за 120 долларов. Хорошо ли это — вопрос спорный, но по крайней мере у нас есть предсказуемость хотя бы по этой статье расходов.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share