Статьи

Назло Москве и Сталину: как член Политбюро обиделся на коммунистов и пошел мстить к нацистам

Назло Москве и Сталину: как член Политбюро обиделся на коммунистов и пошел мстить к нацистам
Евгений Антонюк

Жак Дорио вошел в историю ХХ века одним из самых скандальных политиков. Член Политбюро и реальный претендент на лидерство во французской компартии потерпел поражение в личном конфликте с Морисом Торезом и был с позором изгнан, после чего начал свой личный крестовый поход против коммунизма, который в конце концов привел его к нацистам. Евгений Антонюк рассказывает, как Дорио пустился во все тяжкие, решив во что бы то ни стало отомстить Москве и сопернику за надругательство над его политическими амбициями.

Встреча с Лениным и блестящее начало

Жак Дорио родился в простой семье кузнеца и швеи. С 15 лет начал работать на заводах, там же познакомился с социалистическими идеями. В 1917 году его призвали в армию, и на фронт он уходил уже убежденным социалистом. В армии у Дорио были некоторые проблемы с дисциплиной, тем не менее за спасение раненого сослуживца он был награжден Военным крестом.

После демобилизации Дорио начал политическую карьеру, вступив во французский аналог советского комсомола. В начале 20-х годов, как представитель французской коммунистической молодежи, Дорио несколько раз побывал в Москве. В этот период он входил в руководящий состав молодежного Коминтерна и по этому случаю даже был удостоен личной встречи с Лениным. Встреча с вождем партии большевиков произвела на молодого коммуниста огромное впечатление. На долгие годы Ленин стал политическим кумиром француза.

После возвращения Дорио возглавил французский комсомол. Его яростные нападки на капитализм, буржуазию и призывы к солдатам не подчиняться приказам офицеров привели молодого революционера в тюрьму. Впрочем, через несколько месяцев он был освобожден.

Жак Дорио в 1927 г.

Из тюрьмы Дорио вышел знаменитостью республиканского масштаба. При нем численность молодежных коммунистических организаций в стране достигла исторического пика. Успехи молодого политика не могли не заметить во французской компартии. В 1924 году 25-летний Дорио вошел в состав Политбюро ФКП. Это было блестящим успехом для столь молодого политика.

Харизматичный Дорио, блестяще выступавший на митингах и заводивший толпу, будучи к тому же неплохим теоретиком, набирал все большую популярность в партии. Амбициозный политик всерьез рассчитывал на руководящую роль. Тем более что именно на вторую половину 20-х пришелся период, в ходе которого партия осталась без единоличного лидера. Прежний глава компартии Пьер Семар по настоянию Коминтерна был отстранен, а сам пост генерального секретаря партии упразднен. В течение некоторого времени партия фактически управлялась коллегиально несколькими секретарями ЦК. Однако в 1930 году Сталин, разобравшийся с политическими противниками внутри СССР, решил сделать ставку на самого управляемого политика. Им оказался Морис Торез, сумевший наладить контакт со Сталиным через секретаря Коминтерна Мануильского.

Драка с Торезом

Это решение Москвы огорчило Дорио, который не без оснований считал себя самым перспективным кандидатом. Во Франции он имел большую популярность и поддержку у масс, чем Торез.

На какое-то время Дорио в интересах общего дела наступил на горло своим амбициям и смирился с лидерством Тореза. Но в 1931 году он одержал оглушительную победу, безоговорочно разбив всех соперников на выборах мэра Сен-Дени. Этот промышленный пригород Парижа считался цитаделью левых, и безоговорочная победа Дорио наглядно продемонстрировала его вес в партии.

В 1932 году состоялись парламентские выборы во Франции, на которых компартия продемонстрировала худший за долгие годы результат, не набрав даже 7% голосов. Торезу с огромным трудом удалось избраться депутатом парламента от другого рабочего пригорода Парижа Иври-сюр-Сена. В то же время Дорио показал лучший результат из всех коммунистических кандидатов, набрав наибольшее количество голосов и легко пройдя в парламент.

Морис Торез

Дорио обвинил в провале коммунистов Тореза и попытался поставить вопрос о его некомпетентности перед Москвой. Отношения между двумя влиятельными коммунистами ухудшились настолько, что в 1932 году на пленуме Коминтерна в Москве их перепалка переросла в самую настоящую драку.

Конфликт с Москвой

Однако даже убедительные результаты Дорио и неудачи Тореза не поколебали позиции Коминтерна. Сталин давал деньги на содержание коммунистов, поэтому требовал безоговорочной лояльности. Больше всего он не любил, когда кто-то начинал считать себя осведомленнее его в теоретических и практических вопросах марксизма. Торез всеми силами сигнализировал Сталину о своей безусловной лояльности, тогда как Дорио взялся развивать свою политическую линию и доказывать Сталину, что он лучше него разбирается в марксизме.

Еще со времен крушения 2-го Интернационала большевики враждовали с социал-демократами. Считалось, что соцдемы — это самые последние негодяи, которые при помощи левых лозунгов уводят рабочих от революционной борьбы (и от влияния большевиков) и делают это в интересах капиталистов. Большевики ненавидели конкурентов слева гораздо сильнее, чем любых буржуа и капиталистов. В СССР 20-х годов социал-демократы именовались не иначе как "социал-фашистами", и считались злейшими врагами рабочих, поскольку обманом уводили их с революционного пути в обмен на жалкие подачки от капиталистов.

По этой причине Коминтерн вел с социал-демократическими партиями Европы беспощадную борьбу, даже несмотря на то, что все большую силу начинали набирать ультраправые движения. Дорио же считал, что социал-демократы — это естественные союзники против фашистов и прочих правых. Поэтому задачей Коминтерна должно стать объединение всех левых сил в противовес победной поступи правых. Дорио разумно указывал, что именно вражда между немецкими соцдемами и коммунистами привела к триумфу нацистов на выборах в Германии.

Торез во время визита в Сочи, 1961 г. | Фото: pastvu

Через несколько лет Коминтерн фактически признал правоту Дорио, выдвинув стратегию "народных фронтов". Однако для него это уже не имело значения. Их конфликт с Торезом дошел до такой стадии, когда остаться должен был только один. Торез обвинил конкурента в том, что он нарушает партийную дисциплину и ведет за спиной компартии свою собственную игру с социал-демократами, и попросил у Коминтерна добро на изгнание Дорио.

В Москве предпочли популярному, но излишне своенравному Дорио предсказуемого и управляемого Тореза. Дорио был изгнан из партии за оппортунизм и опозорен в коммунистической прессе.

Месть

С этого момента Дорио был одержим одной целью: отомстить тем, кто надругался над его амбициями. Первоначально он планировал создать свою собственную левую партию, независимую от соцдемов и коммунистов. Но оказалось, что на поляне левых все места уже поделены и активистов взять попросту неоткуда.

Тогда на нетривиальный шаг решились правые. Банкир Габриэль Ладури, активно финансировавший правых, встретился с Дорио и предложил ему свою помощь. Он даст денег, а Дорио создаст на них партию для противостояния левым. Одержимый местью бывший член Политбюро без колебаний согласился.

Так возникла Французская народная партия. Поначалу она стояла на левой платформе, но защищала свою собственную версию французского социализма, враждебно относясь к французской компартии и Коминтерну, чьи взгляды были объявлены чуждыми республиканским традициям.

Пропагандистский плакат Французской народной партии

Дорио удалось увести в новую партию ряд видных деятелей компартии, негативно относившихся к Торезу. Соратниками Дорио стали Анри Барбе — бывший член Политбюро, бывший секретарь ЦК компартии Марсель Життон, Поль Марион — бывшее "золотое перо" главной коммунистической газеты "Юманите", а также еще один экс-секретарь ЦК Пьер Селор.

Партия была весьма разнородной по составу. В ней были и бывшие коммунисты, преданные лично Дорио и не любившие Тореза, и часть рабочих, в основном квалифицированных, и представители бизнеса.

Дорио стремился к максимальному охвату аудитории, периодически выступая то с откровенно левыми лозунгами, то с правыми. На пике популярности ФНП в несколько раз превосходила по численности компартию, однако Дорио этого было мало. Он хотел не просто отомстить бывшим соратникам, но безоговорочно их разгромить.

Его главной идеей стало создание Фронта свободы в противовес левому Народному фронту. Ирония ситуации заключалась в том, что Дорио многие годы безуспешно доказывал Коминтерну необходимость создания левой коалиции против правых, теперь же он создавал правую коалицию против наконец-то объединившихся левых. Идея правого Фронта свободы в итоге так и не состоялась из-за противоречий между лидерами нескольких правых партий.

Из коммуниста в ультраправого радикала

После неудачи с созданием правой коалиции Дорио все больше преображался. Он реформировал партию по вождистскому образцу. Теперь ее активисты приносили клятву верности Дорио, его имя упоминалось в партийных песнях и речевках. Политическая платформа партии также стремительно правела. Некогда обличавший "буржуазный шовинизм" и друживший с создателем "Международной лиги против расизма и антисемитизма" Дорио начал выдвигать националистические лозунги и поднимать "еврейский вопрос". В партийной прессе ФНП было все больше восхищения Германией и Италией, активисты партии зачастили в эти страны для ознакомления с опытом нацистов и фашистов.

В конце 30-х Дорио попал в своеобразную сумеречную зону, где уже не действовали привычные законы. Его личная вендетта в конце концов завела его в откровенные политические дебри. Бывший претендент на лидерство в компартии превратился в ультраправого радикала, восхищающегося немецким и итальянским режимами. После поражения Франции в войне с Германией даже многие довоенные правые выступили против сотрудничества с немцами. Дорио же стал одним из самых активных коллаборационистов и пытался добиться места в пронемецком правительстве.

Дорио в форме СС, Нормандия, 1944 г. | Фото из цифрового архива Польши

Окончательно трансформация Дорио завершилась 22 июня 1941 года. Нападение Германии на СССР он воспринял как присоединение Гитлера к его личной вендетте. Дорио начал открыто выступать в пользу присоединения Франции к войне с большевизмом. Решив не ограничиваться одними только словами, в июле 1941 года Дорио стал одним из организаторов французского добровольческого Легиона борьбы с большевизмом, а позднее и сам записался в его ряды.

Создание легиона даже многие французские коллаборационисты восприняли негативно. Дорио же в звании лейтенанта провел на Восточном фронте полтора года и даже был награжден железным крестом.

После возвращения во Францию он опять активно боролся за место в администрации Виши, однако его планы спутала высадка союзников в Нормандии. Вместе с группой пронемецки настроенных французских деятелей Дорио перебрался в Германию, где пытался претендовать на лавры лидера пронацистской эмиграции и стать своеобразным аналогом де Голля при Гитлере. Экс-коммунист даже был удостоен личной аудиенции у вождя нацистов.

Однако договориться так и не сумели. В феврале 1945 года Дорио погиб при не до конца выясненных обстоятельствах. Согласно официальной версии, машина, в которой он ехал, была обстреляна самолетом союзников. Однако существуют и другие версии. По одной из них, он был убит немцами за попытку тайно наладить контакты с англичанами. По другой версии, он пал жертвой интриг эмигрантов в борьбе за лидерство.

Дорио вошел в историю как один из самых скандальных политиков своей эпохи. Личная вендетта в конце концов превратила потенциального лидера французской компартии в одного из самых пронацистски настроенных политиков. Вражда Дорио и Тореза закончилась в пользу последнего. Дорио погиб в 1945 году и посмертно стал "персоной нон грата" во французской истории ХХ века. Тогда как Торез благополучно руководил компартией 34 года и даже успел побывать вице-премьером Франции в послевоенные годы.

Жан-Мари Ле Пен, основатель "Национального фронта"

Впрочем, на долгой дистанции Дорио взял реванш, пусть и не лично. ФНП умерла вместе с ним, но его уцелевший соратник Бартелеми после войны создал "Национальный фронт", который возглавил Жан-Мари Ле Пен. К началу ХХ века партия стала одной из самых влиятельных во Франции, в то время как компартия, пережив ряд расколов и почти полностью изменив политическую программу, превратилась лишь в бледную тень былой ФКП.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share