Мнение

Коэн против всех: почему "Бората-2" назвали в США самым страшным хоррором-2020

Коэн против всех: почему "Бората-2" назвали в США самым страшным хоррором-2020
Иван Афанасьев

23 октября на стриминг-сервисе Amazon Prime вышел "Борат-2" — сиквел нашумевшей комедии о казахском журналисте Борате Сагдиеве, роль которого исполнил актер, комик и пранкер Саша Барон Коэн. Фильм стал известным еще до выхода на экраны: в нем фигурирует скандальная сцена с экс-мэром Нью-Йорка Рудольфом Джулиани, после которой соратника Дональда Трампа обвинили в педофилии. Иван Афанасьев рассказывает, как эта намеренно грубая антиреспубликанская сатира пытается злобно высмеять действующий режим в США и 2020-й год в целом.

Полное название фильма Джейсона Уолинера — "Следующий фильм о Борате: передача огромной взятки американскому режиму для получения выгоды некогда славным народом Казахстана". В русском варианте куда-то потерялась "порнографическая обезьяна" из оригинального тайтла — "Borat: Gift of Pornographic Monkey to Vice Premiere Mikhael Pence to Make Benefit Recently Diminished Nation of Kazakhstan".

В таких вот переборах весь "Борат" — что первый, что второй. Дуракаваляние Саши Барона Коэна, двухметрового актера с уникальной харизмой трикстера-балагура голливудского разлива, не ограничивается образом казахского журналиста Бората Сагдиева, издевающегося над американскими нравами (чуть не вырвалось "нервами"). 

Он известен как человек, обративший пранкерство в форму большого киноискусства: его откровенно идиотские персонажи (рэпер Али Джи, журналист-гомосексуал Бруно) служили своеобразной лакмусовой бумажкой, которая проявляла лучшие и худшие качества попавших в кадр случайных (и не очень) героев его фильмов. Ему не впервой эпатировать значимых лиц поп-культуры и американской политики: в первом "Борате" под прицел актера-дуропляса попала Памела Андерсон, в "Бруно" — американский конгрессмен Рон Пол. На этот раз мишенью Бората стали Дональд Трамп, противники феминизма, феминистки (да, все верно) и коронавирус.

Как известно, после событий первого фильма экстравагантный журналист вернулся, уже будучи "знаменитостью" и одним из самых ненавидимых людей в Казахстане (что в фильме, что в жизни), за что и попал в местный "степной гулаг". Чтобы хоть как-то загладить свою вину, Борат соглашается исполнить крайне ответственное поручение от Нурсултана Назарбаева (жаль, его не играет сам Назарбаев): вновь отправиться в США, чтобы подарить вице-президенту США Майклу Пенсу мартышку Джимми. Она же — министр культуры и местная порнозвезда. Этим символическим жестом президент рассчитывает заслужить доверие Трампа и восславить свою нацию (отсюда "порнообезьяна" и "униженный народ Казахстана" в оригинальном названии — наши, как обычно, сгладили острые углы). Но случается неурядица: в ящик с мартышкой проникает Тутар, дочь Бората, которая вдобавок съедает обезьянку по дороге. По договоренности с Назарбаевым они принимают полюбовное решение вместо животного подарить дочурку. С этого и начинается новая череда приключений казахского журналиста и его родственницы в социально-апокалиптической стране Асашай.

Борат в обличье Трампа принес свою дочь Майку Пенсу | Кадр из фильма

В общем-то аннотация с сюжетом ясно дает понять, интересно ли вам будет смотреть фильм или вы посчитаете его редкостной безвкусицей. Да что там, будем откровенными: если вам понравился первый "Борат", понравится и второй, и наоборот. Но если попробовать взглянуть на это слегка постыдное зрелище объективно и непредвзято, то перед нами, конечно, антиреспубликанская агитка, в которой дурновкусие и похабный юмор становятся орудием по выдавливанию гнойников с давними проблемами США и всего мира. Главный герой — троглодит-дикарь, который выглядит так, что либо вызывает смех на грани испанского стыда, либо желание немедленно выключить фильм, чтобы не смотреть на этот цирк уродов. Что ж, именно такую цель Саша Барон Коэн и преследовал — провокация в чистом виде, прямолинейная, бьющая наотмашь, предлагая в ответ подставить еще одну щеку либо уйти, прикрывая лицо ладонью от неловкости. Это не только попытка вызвать стыдливый смех, но и высказывание по всем вопросам, которые у многих уже сидят в печенках. COVID-19, реднеки, аборты, стереотипные представления американцев о людях стран "третьего мира", каковой боратовский Казахстан и выглядит — на его месте могли быть хоть Туркменистан, хоть Мьянма, столь же далекие от граждан США. И, конечно же, феминизм в его крайних проявлениях. Коэн сгущает краски, выводя на публику своеобразного public enemy #1.

К любой сатире всегда возникают два логичных вопроса: в чью сторону авторы "стреляют" своим разрушительным юмором и достигают ли они своей цели. По поводу первого мы разобрались. Что касается второго, сложно сказать. С одной стороны, каждый гэг (а набором таковых "Борат" и является) попадает в яблочко. Особенно это касается распиаренной журналистами сцены, в которой Тутар, прикинувшись 15-летней журналисткой, напрашивается на интервью с экс-мэром Нью-Йорка, адвокатом Трампа в "украинагейте" Рудольфом Джулиани. Тот после небольшой "прелюдии" в виде разговора о ковиде и карантине отправляется под ручку с "блондинкой с большими буферами" в спальню. Скрытая камера запечатлевает, как Джулиани тянется в штаны якобы "заправить рубашку", но мы то с вами все понимаем. После чего появляется Борат в кружевном боди, чтобы предложить себя заместо дочурки, чем слегка смущает неудавшегося любовника. Это один из тех "непостановочных" эпизодов, когда попавшие в прицел камеры реальные люди не знали, что все происходящее — постанова, и в искренности Джулиани сомневаться не приходится: эпизод уже стал предметом скандала и обвинений в педофилии в адрес экс-мэра, которому и так в последнее время хватает "желтухи" вокруг. Если учесть, что фильм вышел аккурат перед президентскими выборами в США и симпатии Коэна, очевидно, не на стороне Трампа и его сообщников, — это, пожалуй, самый удачный и меткий удар фильма.

С другой стороны, цели у создателей мелковаты. Выбирая мишенями тех, кто почти наверняка не сможет дать сдачи (интересно было бы посмотреть, смог бы Коэн снять подобный "эпизод с заправкой рубашки" с тем же Трампом), Коэн и компания не вырываются за пределы банального троллинга. Борат, конечно, стал цивилизованнее. В этом наборе скетчей присутствует и конфликт отцов и детей (Тутар со временем понимает, что в образованном мире женщина на машине не выглядит как порнографическая обезьяна с гранатой и обретает женскую идентичность), и пошлые хиханьки вроде как направлены на критику порицаемых социальных элементов. Но выглядит все это как метание бисера: талант Коэна давным-давно перерос шутки про "задодырки" и картофельные импланты для груди, а времена грубого агитационного стеба уступили место более тонким материям. Порой складывается ощущение, что возвращение к образу Бората стало для актера своего рода ностальгией по былым денькам, когда весь мир еще не был похож на один огромный гэг. Именно поэтому можно понять одного из американских критиков, написавших, что фильм — самый страшный хоррор 2020 года. Это та реальность, в которой мы живем и которую пока что нельзя осмыслить иначе, кроме как в виде такой вот грубой прямолинейной комедии, в которой Тутар танцует дикарский танец, демонстрируя всем трусы, окропленные месячными. И над бодипозитивом посмеялись, и поддержали актуальный дискурс. Всем сестрам по серьгам, всем токсичным мстителям — по яйцам, всем Трам-пам-пам.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share