Жизнь

"Это уже позор": жена Ари осудила Мамаева, пытающегося сократить алименты на дочь

1.9k
"Это уже позор": жена Ари осудила Мамаева, пытающегося сократить алименты на дочь

Накануне Пресненский районный суд Москвы решил, что Павел Мамаев будет выплачивать своей дочери алименты в размере 1/6 своих доходов вместо трети, как сообщалось ранее. После этого футболиста резко осудила жена экс-нападающего ряда ведущих клубов РФ Ари Наталья Грызлова.

Наталью возмутило отношение Павла Мамаева к собственной дочери. Женщина резко высказалась в соцсетях о скандальном футболисте.

"Алана пытается отсудить какие-то доли на его же ребенка... Я еще понимаю, когда у мужчины минимальная зарплата в 15 тысяч рублей и он пытается что-то урвать. Но когда у тебя есть возможность помогать своему же ребенку и такое происходит, то это уже позор", - написала Грызлова.

До этого бывшая жена Мамаева Алана обнародовала в соцсетях аудиосообщения скандального спортсмена.

"Слышишь, ты… Не знаю, как тебя назвать! Ты что про дочь начала думать? Это ты ее довела до такого состояния, что она мне пишет: "Я от тебя отказываюсь. Хочу, чтобы ты умер. Не хочу тебя видеть". То, что ты вытворяешь, говоришь в адрес моей семьи, никогда не забуду! И ты, мразота, смеешь что-то говорить?! С дочерью я налажу отношения, но не благодаря тебе", - заявил голос, похожий на Мамаева.

Напомним, в январе Павел Мамаев женился на блогерше Надежде Санько. В Сети появилось видео, на котором пара находится во время торжественной церемонии в загсе, держа друг друга за руки.

Ранее Надежда критиковала размер алиментов в размере трети дохода футболиста, а недавно заявила, что Алане вообще "никто ни рубля" не даст.

Мы ничего Алане платить не собираемся. Платить ей — это бред. Этой бабе никто не даст ни рубля. Она вообще кто, чтобы ей что-то платить?

При этом блогерша сделала уточнение насчет дочери футболиста. "Пашиной дочке — все, что он посчитает нужным. Как решит — так и будет", — сказала супруга Мамаева.

Как писал Ruposters Life, ранее возлюбленная Мамаева о появлении огромного шрама на его лице.