Статьи

На рубеже десятилетий: почему роль России будет ключевой во внешней политике США

На рубеже десятилетий: почему роль России будет ключевой во внешней политике США
Малек Дудаков

2019 год в международной политике запомнится как время противоречий — торговых, экономических, дипломатических, электоральных. Очевидно, что десятилетие завершается общим кризисом сформированного миропорядка. В ожидании следующей декады все замерли в надежде и сомнениях по поводу будущего западной цивилизации, многополярности, взлета популизма и поиска простых ответов на сложные вопросы. Впереди — Brexit, выборы президента в США и много других определяющих событий. С чем подошли к 2020 году и что будет дальше, анализирует Малек Дудаков. 

Хаос у демократов

Америка встретила свой 2019-й в состоянии очередного правительственного кризиса, о котором Ruposters подробно писал в статье с подведением итогов 2018 года. Только победившие на промежуточных выборах в Конгресс демократы рассорились с администрацией Дональда Трампа, ситуация вышла из-под контроля и привела к закрытию правительства из-за невозможности принять новый бюджет.

А завершается этот год очень символически — уже в условиях конституционного кризиса. В преддверии католического Рождества демократы в Палате представителей большинством голосом объявили импичмент Трампу. Ему вынесли "политический приговор" по двум статьям: "злоупотребление властью" и "препятствование работе Конгресса".

Момент голосования за импичмент в Палате представителей | Фото: EPA-EFE

Впрочем, аккурат после оглашения импичмента руководство Демократической партии решило не отправлять эти самые статьи в Сенат, который контролируется республиканцами. Теперь юристы конституционного права в США устраивают дебаты на темы того, могут ли статьи импичмента быть недоступны для Сената, означает ли это полноценный (пусть и формальный) импичмент Трампа или нет и так далее.

Но ясно одно: судебный процесс в Сенате начнется где-то в январе или феврале и продлится как минимум месяц. Нет особой интриги с его исходом: большинство республиканцев и несколько умеренных демократов проголосуют против импичмента. Больше интересно другое: в каком виде будет проходить суд, каких свидетелей туда вызовут и каким образом он повлияет на иной политический процесс, проходящий параллельно. Ведь в феврале стартует активная фаза президентских праймериз. Уже 3 февраля ее открывает Айова, затем 11-го числа за ней последует Нью-Гэмпшир, 22-го — Невада и 29-го — Южная Каролина. И в самом начале марта состоится т.н. "супервторник", в ходе которого будут голосовать избиратели сразу четырнадцати других штатов.

Главная проблема праймериз демократов состоит в том, что на них продолжает усиливаться фрагментация электорального пространства. В лидеры гонки выбились четверо кандидатов: бывший вице-президент Джо Байден, сенатор от Вермонта Берни Сандерс, сенатор от Массачусетса Элизабет Уоррен и мэр городка Саут-Бент в Индиане Пит Буттиджич. Кроме них, на праймериз будет еще с дюжину кандидатов, у доброй половины которых нет даже и 1% поддержки в общенациональных опросах.

Берни Сандерс, Джо Байден, Элизабет Уорен, Пит Буттиджич | Фото: Reuters

Фактически вся четверка "фронтраннеров" имеет примерно равные шансы на победу. Например, в Айове за первое место бьются Буттиджич и Сандерс. В следующем по счету Нью-Гэмпшире — уже Буттиджич и Уоррен. В Неваде — Байден и Сандерс. И только в Южной Каролине у Байдена пока еще сохраняется стабильное преимущество перед остальными кандидатами.

Вполне вероятен сценарий, при котором в каждом из штатов раннего голосования на праймериз выиграет отдельный кандидат. И это будет поистине беспрецедентная ситуация для современных США. Ведь американцы привыкли к политическому правилу, не менее верному, чем законы природы: кто выходит в лидеры в двух из трех штатов раннего голосования, тот и становится в итоге победителем на праймериз.

Сейчас же это правило может попросту не сработать, потому что очевидного лидера не будет. И в таком случае схватка на не жизнь, а на смерть продлится вплоть до самого съезда Демпартии в июле 2020-го. Обычно на подобных мероприятиях проходит торжественное "коронование" победителя, который старается сплотить вокруг себя весь партийный электорат и "отправиться на бой" уже с соперником от другой партии.

Но в нынешних условиях конкуренция у демократов может оказаться настолько сильной, что придется проводить раунд за раундом голосований, пока за кулисами будет проходить лихорадочный подкуп партийных делегатов — подарками или позициями в будущем правительстве. Такое уже бывало в американской истории и не раз, хотя последняя "конкурентная конвенция" состоялась в далеком 1976 году. И это всегда знаменовало собой глубокий партийный раскол и серьезные проблемы в рамках предстоящего электорального цикла.

Конкуренты Трампа

На фоне хаотичных демократических праймериз пройдут довольно спокойные и скучные республиканские. Они намечены на те же самые даты политического календаря. Должность Трампа как президента США не освобождает его от участия в праймериз: ему нужно формально зафиксировать свой статус "отца партии". Трамп пользуется очень высоким уровнем доверия республиканских избирателей — его поддерживают около 90% сторонников партии.

Билл Уэлд | Фото: Reuters

Тем не менее Трампу все-таки бросили вызов несколько других кандидатов: экс-губернатор Массачусетса Билл Уэлд и экс-конгрессмен Джо Уолш. Они надеялись на то, что импичмент Трампа ударит по его легитимности, обрушит рейтинги и откроет для них политическую возможность отобрать у него хотя бы часть электората.

Но не тут-то было. В течение "декабря импичмента", когда накал страстей на Капитолийском холме достиг пика, рейтинги Трампа даже успели подрасти. Он добавил 1-3% в общенациональных опросах и серьезно укрепил собственные позиции в ключевых штатах вроде Висконсина, Мичигана и Пенсильвании. Как предупреждали многие эксперты в стане республиканцев, импичмент в нижней палате лишь добавил Трампу популярности и усилил его фандрайзинговую активность по сбору средств.

Поэтому конкуренты Трампа на республиканских праймериз могут лишь рассчитывать на 3-5% голосов. Пусть в отдельных штатах вроде Нью-Гэмпшира кому-то из них и удастся обеспечить себе близкий к двухзначному результат, партийные штабы во многих штатах даже отменили само голосование — их делегаты автоматически проголосуют за Трампа. В итоге лишь в 27 штатах состоится голосования на праймериз в штатном режиме.

Джо Уолш | Фото: AP

Понятно, что фокус кампании Трампа уже направлен на основные выборы, которые пройдут 3-го ноября. Сейчас его штаб активно тратит рекордные по объему суммы собираемых пожертвований (а их больше, чем у всех демократов вместе взятых) в "колеблющихся" штатах и округах. В 2016 году Трамп смог выиграть за счет неожиданной победы на Среднем Западе, а в этот раз он собирается расширять свою "электоральную карту" еще дальше и целится на успех в Нью-Мексико и Колорадо, которые уже давно не голосовали за республиканцев на президентских выборах.

Кроме того, команда президента США указывает на магическую цифру "31": и это обозначает совсем не 31 декабря, а 31 конгрессмена-демократа из округов, где Трамп одержал верх в 2016. Именно за их места пойдет основная борьба. На проходящих вместе с президентскими выборах в Конгресс республиканцы будут пытаться вернуть утерянное в 2018 году большинство в Палате представителей, а демократы — наоборот, его закрепить и упрочить. Не менее интересен и расклад позиций в Сенате, где у представителей обеих партий появятся шансы получить или потерять отдельные места в Колорадо, Северной Каролине, Мэне, Айове и Алабаме.

Вопрос импичмента довольно сильно перемешает карты уязвимым политикам и от республиканцев, и от демократов. А вот у Белого дома забот в этой связи как раз поубавится. Всю вторую половину 2019 года Трамп не имел возможности заниматься чем-то иным, кроме импичмента. Но теперь вопрос ним уже на половину завершен: осталось дождаться суда в Сенате и быстрого отклонения обеих статей.

NY Times предполагает, как будут распределены голоса выборщиков по сравнению с 2016 годом по штатам

Ключевая роль России

Уже в самом начале 2020-го Трамп вновь получит свободу действий в решении международных вопросов. И ему не терпится добиться как можно большего числа успехов (хотя бы половинчатых и промежуточных) по дипломатической линии в преддверии выборов. Здесь на первый план удивительным образом выходит именно Россия. Позиция Кремля по целому ряду направлений может стать ключевой для администрации Трампа.

Новый год и декада начинаются в ситуации вялотекущей холодной войны между США и Евросоюзом. Глава американского Казначейства Стивен Мнучин готовится ввести двукратные пошлины на весь основной импорт товаров из Европы: тракторы, сыры, вина, коньяк и еще ряд сельхозтоваров. Сильнее всего такой шаг ударит по экономикам Франции и Германии, которые и так переживают не лучшие времена.

Немецкая промышленность в целом и автомобильная индустрия в частности уже находятся в состоянии рецессии. Франция же парализована массовым гражданским сопротивлением "шоковым" реформам Эмманюэля Макрона. Сам французский лидер обещает ужесточить законодательство в сфере работы американских IT-компаний и начать кампанию отказа от продукции из США.

В свою очередь отношения Америки и Китая хоть и отошли от низшей точки в последние месяцы, но все равно остаются напряженными. Заключена предварительная форма первой фазы нового торгового договора между Вашингтоном и Пекином. Однако в сфере военного соперничества ситуация только усугубляется. Новоиспеченный глава Пентагона Марк Эспер уже объявил о стягивании всех свободных военных частей армии США с Ближнего Востока в регион Восточной и Юго-Восточной Азии, где им предстоит "сдерживать наступление Китая".

Марк Эспер получает подписанный документ о своем новом статусе министра обороны США | Фото: AP

Не более предсказуемой является и ближневосточная повестка Белого дома. После неожиданного визита Трампа на военную база Баграм в Афганистане в День благодарения вновь пошли разговоры о реализации его плана по выводу контингента войск из страны. Трамп ранее планировал заключить мирный договор с "Талибаном" (запрещенной в России организацией) и после 18 лет войны отправить большую часть американских солдат домой. Однако переговоры с талибами в итоге зашли в тупик, и для Трампа будет проблематично исполнить свое желание к выборам и с помпой завершить афганскую войну.

Но в рамках всех трех аспектов внешней политики США в 2020 году ключевую роль играет Россия. Именно официальная Москва получит возможность решить, какую сторону ей занять: Евросоюза в лице Макрона или США в лице Трампа, Китая или Америки, стоит ли помогать афганскому правительству в случае ухода из страны американцев. В этой связи вполне можно ожидать определенных уступок России со стороны западных стран: например, снятия части санкций ЕС или отказа Трампа принимать санкции, касающиеся госдолга и банковского сектора РФ.

Отдельным пунктом программы стоит вопрос урегулирования ситуации на востоке Украины. Администрация Трампа относится без особого пиетета к новым властям Украины, особенно в контексте того, что именно общение американского президента с Зеленским и привело к его импичменту. Но Трамп все же стремится ближе к выборам объявить о том, что он смог добиться заключения "исторического мира" между Россией и Украиной, ну или хотя бы временного перемирия.

И, конечно же, не обойдется без публичных жестов: приезд Макрона на празднование 75-летия победы в Великой Отечественной войне уже почти гарантирован, и нельзя исключать такого же жеста от Трампа. Он вряд ли мог бы себе это позволить, если бы расследование "Рашагейта" в США еще продвигалось, но оно благополучно завершилось в марте 2019.

Трамп, Макрон и Меркель встречают Путина на памятных мероприятиях, посвященных Первой мировой войне | Фото: EPA

***

На самом деле очень символично, что все 10-е годы завершаются общим кризисом сформированного за десятилетия миропорядка. Это лучше всего проявляется в деталях: например, президентская администрация США одними лишь своими силами остановила работу ВТО, отказавшись назначать туда новых судей, которые улаживают торговые споры. Европейские страны вовсю строят альтернативную систему межбанковских переводов, аналог американской SWIFT, чтобы не зависеть от США и продолжать торговать со странами-изгоями вроде Ирана. Америка же, за 30 лет вдоволь навоевавшись на Ближнем Востоке, готовится к противостоянию с Китаем за звание главной сверхдержавы 2020-х.

Уходящее десятилетие началось мощнейшим со времен Великой депрессии экономическим кризисом и сопутствующим ростом популистских и антиглобалистских настроений. А заканчивается оно тем, что эти самые настроения переросли уровень уличных выступлений и стали подменять собой большую политику. Популизм и антиглобализм как справа, так и слева уверенно побеждают на выборах и оттесняют на второй план любую привычную "развитым демократиям" центристскую повестку.

2020 год стартует с официального, пусть и вымученного выхода Соединенного Королевства из состава Евросоюза — это знаменательное событие намечено на 31 января. Завершиться же он может победой Трампа на президентских выборах — или кого-то из левопопулистских кандидатов-демократов вроде сенаторов Сандерса и Уоррен. Вероятны досрочные выборы в Германии и Италии, на которых также будут побеждать популисты. В любом случае это символ времени и знак политического реванша молчаливого большинства над отгородившимися от остального мира элитами. Как начнешь новую декаду, так ее и проведешь.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share