Политика

Заря с Востока

917
Комментарии 0
Заря с Востока
Взгляды патриотов сейчас прикованы к Новороссии. От Кремля ждут решения. Кремль медлит. Мир напряженно ждёт. Казалось бы – чего проще? Введи войска, и страна будет тебе аплодировать. Какое-то время. Пока не скажется результат. Но у Империй есть свои законы. На мировой арене Империя может действовать только наверняка. Если ресурсов для того, чтобы одержать убедительную победу решительным броском, и продержаться, пока мир будет негодовать, недостаточно – следует сперва добыть эти ресурсы. Раньше, чем ресурсы будут в наличии, действовать безответственно, если не преступно. Китайский вояж Путина, который готовили очень долго и от которого обоснованно ждали великих свершений, стал одним из шагов, обеспечивающих необходимую ресурсную базу. Давайте окинем взглядом его завоевания. Многим из читающих сейчас эти строки предстоит принять личное участие в реализации того, о чем Президент Путин договорился с Товарищем Си. 1. Экономика.
Во-первых, знаменитые контракты Газпрома. О цене газа спорят. Простое деление суммы на объем уже дает пристойный ценник в $350. Но для полного расчета выгод Газпрома стоит еще учесть стоимость предоплаты: на 50-миллиардную стройку не придется брать кредит. Г-н Миллер подтвердил выгодность сделки для самого Газпрома «по внутренним стандартам доходности». Акционеры будут довольны. А что же с бюджетом? Согласованные Путиным льготы по НДПИ на ряде месторождений проекта - это, безусловно, недополученные бюджетные фонды. Зато вложения в инфраструктуру регионов позволят наконец «подтянуть» Дальний Восток и Восточную Сибирь. Но значима в «сделке века» в любом случае не цена. Самое важное завоевание Шанхая – наконец-то достигнутая диверсификация газовых рынков. У энергетического аватара Империи словно выросла «вторая нога»: стало можно перенести вес тела с той, на которую стали слишком активно наступать в Европе. Естественно, ресурсные контракты с Китаем не ограничиваются газовой сделкой. Рост ждет и объем закупок Китаем нефти, угля и руды (основательно просевших на внутреннем рынке в последние годы), электрической энергии. В энергетику также ожидаются финансовые вливания (пока речь о 78 миллиардах рублей, это более $2 млрд). Почти в 4 раза к 25 году вырастет объем поставок СПГ (и опять инфраструктурные инвестиции). Будут вместе строить плавучие АЭС (у Китая на них спрос, у Росатома – ноу-хау) Вдоль всего восточного побережья Хуайвэй с Ростелекомом протянут ствол оптоволоконного Интернета (ликуй, Приморье! жди, Магадан!) Комплекс всех крупных затей окажет влияние еще на два склонных к стагнации сектора экономики РФ: строительный и металлургический. Впрочем, китайские строительные гиганты, которые собираются привлечь к возведению миллионов метров дешевого жилья, привычным девелоперам скорее окажутся конкурентами. А вот планы по строительству множества локальных цементных заводов, обеспечивающих это строительство, скажутся на рынке жилья даже в макроэкономическом смысле. Строить должно быть дешево – и в Азии это так. Это стоит перенять даже ценой некоторого сокращения доли российских капиталистов в привычных прибылях.
2. Инфраструктура.
Помимо всех газовых дел, завода для Роснефти, моста через Амур, производств в регионах (товарищ Минниханов для Татарстана лихо налоббировал и строительства ветки метро в Новой Москве КНР предлагает проработать включение Трансевразийского ж/д Коридора в логистическую систему Нового Шелкового Пути. Квалифицированно рассуждать о логистике оставим профессионалам, но заход внушает. Он подразумевает современную железную дорогу с высокой пропускной способностью – а это и рост числа рабочих мест, и ускорение товарооборота, и выгода для потребителей. Стройка должна выйти интересная. Помнится, о чем-то таком недавно мечтал Якунин. Железный конь прогресса опять волочет в Сибирь цивилизацию по Транссибу, но на сей раз – с Востока.
3. Социально-экономические последствия.
В целом, «Шанхайский пакет Путина-Си» открывает грандиозные перспективы для россиян разных социальных групп. Это и карьерные и профессиональные лифты (вузы Сибири и ДВ могут начинать готовить специалистов профильных специальностей – и по газу, и по трубам, и по бизнесу). Это и новые заказы для промышленности, и новые потребители для малого бизнеса, и оживление экономики в целом. Заключительное слово по делам денежным предоставим миллиардеру Тимченко (он собирается аж продавать китайцам их же собственную воду, и уже прикупил месторождение – вот образец купца-патриота, деловой акулы Империи!): "Разворот на Китай для меня очень интересен. Лично я активно теперь буду заниматься этим направлением Нас интересуют и проекты на территории Китая - строительство автомобильных и железных дорог, любая другая инфраструктура. Мы будем участвовать и в тендерах, и в концессионных проектах, если такие появятся в ближайшее время", - сказал новоизбранный глава Российско-китайского делового совета.
4. Военно-техническое сотрудничество.
Этот раздел не менее важен, чем экономические. Плтрк считает, что именно военно-политический фактор лежит в основе большинства щедрых уступок Пекина. Сперва – о контрактах ВПК. Договор о поставке Су-35 на $1,5 млрд перерастает во что-то большее – видимо, речь идет о совместном производстве самолетов и их обслуживании. Глава ОАК Михаил Погосян также заявил, что Китай заказал у России "пакет современных вооружений", в который войдут истребители Су-35, зенитные ракетные системы С-400, а также неназванный тип ракет класса "корабль-корабль". Кроме того, Россия будет разрабатывать для совместного с Китаем производства и применения современный широкофюзеляжник – пассажирский самолет для массовых среднемагистральных перевозок. На момент наши наработки в этой области лучше китайских, но выход на самый большой в мире потенциальный авиарынок стоит того, чтобы делиться секретами. Также "Рособоронэкспорт" завершает поставку в Китай 48 вертолетов Ми-171 Но это не последний аккорд сотрудничества: для нужд военных и гражданских заказчиков КНР планируется разработать новый вертолет сверхтяжелого класса, вроде американского «Чинука». Подробной информации о проекте пока нет.
5. Геополитика.
Разумно ли поставлять самое современное оружие сильному и большому соседу? Раньше мы не продавали китайцам такое вооружение, резонно опасаясь копирования. Теперь же речь идет даже о совместном производстве. Откуда вдруг такое доверие? Что за отрицание «Китайской угрозы»? Говоря объективно, китайской угрозы никогда и не существовало. Вектор экспансии Китая – страны Азиатско-Тихоокеанского региона, и даже эту экспансию он предпочитает осуществлять экономически. После окончательной демаркации границ (о, как ругали Путина за эти несколько квадратных километров переприрезанной территории!) двум великим державам нечего больше делить. Китаю с его вековыми стратегиями выгодно внятное и стабильное партнерство. Только интеграция на основе Евразийского Союза гарантирует порядок и контроль Кремля на огромных приграничных территориях, которые в противном случае вполне могли бы составить Пекину головную боль. Облегчает ЕАЭС и любое взаимодействие в регионе.
6. Дипломатический союз
Сплочению России и Китая, находящихся в схожем положении дискриминируемых великих держав, способствует также внешнеполитический фон. Примеры – в новостях каждого дня. Стоило лишь закончиться совместным военно-морским учениям КНР и РФ, как на форуме «Шангри-Ла Диалог» в Сингапуре наш восточный сосед в очередной раз был подвергнут обструкции государств-марионеток Вашингтона, возглавляемых Японией и Кореей. Отношения КНР с США никогда не были ровными, а в последние месяцы еще обострились. Обама в ходе недавнего азиатского турне поддержал претензии Японии на спорные острова в Южно-Китайском море, Пентагон анонсировал новые военные базы, а Госдеп выступал с агрессивными заявлениями в адрес НОАК по вопросам патрулирования «спорных» территорий. Позиция Китая по украинскому вопросу также идет вразрез со спущенной из Вашингтона. Как истые маркисты, товарищи из КПК сразу распознали механику империалистической агрессии западной корпоратократии в Украину. Общественное мнение в КНР не подвержено влиянию медийной истерии. Дипломаты КНР независимы и принципиальны, и выступают с резкими заявлениями по тематике. На этом фоне усилилась активность электронной разведки и контрразведки. После серии хакерских скандалов и взаимных обвинений, Китай даже ввел против США экономические санкции: отказался от Windows 8 и запретил госорганам пользоваться услугами западных рейтинговых агентств.
7. Мироустройство.
Здесь круг замыкается, и внешняя политика снова превращается в экономику и промышленность. Драма ситуации Китая в том, что «мастерская мира», крупнейшая страна-производитель, годами обменивая труд на доллар, стала заложницей этих «надувных» накоплений. Огромные деньги лежат мёртвым грузом, обеспеченные по большей части привычкой и пиаром. Их нельзя вернуть Америке. Их нельзя даже тупо раздать населению – экономика рухнет. Несправедливая мировая финансовая система – главный объективный инструмент угнетения трудящихся развивающихся стран, и Китайской Народной Республики в частности. И Китай давно понимает, в какую ситуацию попал, поверив когда-то старому лису Киссинджеру. Он не собирается вечно перерабатывать труд миллиардов в зеленую резаную бумагу. Разговоры о дедолларизации мировой экономики КНР ведет по крайней мере с 2011 года. К счастью, ситуация эта обратима. Чем больше накопленных долларов Китай переводит в активы (скупает ценности или инвестирует), чем больше новых сделок и новых накоплений осуществляет в валютах соседей, чем больше своих финансовых механизмов создает – тем независимее он становится. Заключение Пекином прямых контрактов с поставщиком сырья и энергии (Россия) и потребителем (Япония), перевод этих контрактов на расчетную пару рубль-юань и йена-юань, первые такие платежи, проведённые ВТБ, заявления Силуанова о готовности бизнеса к переходу – это как раз по части инвестиций и накоплений. Сотрудничество наших и китайских платежно-финансовых систем, создание агентства по инвестициям, собственных экспертных органов (совместное с РФ рейтинговое агентство) - это по части финансовых институтов. А чтобы намек был услышан и лишний раз замечен мировым сообществом, как раз перед подписанием нового имперского Договора - о Евразийском Союзе – про отказ от нефтедоллара заговорил политический патриарх Средней Азии, талантливый лидер и отец современной казахской нации Нурсултан Назарбаев.
ИТОГИ. Итак, главный итог Шанхая – вот: Россия и Китай начали процесс деконструкции долларовой экономики. От синергетического эффекта интеграции, от блокирования на мировой арене, от первых робких рубль-юаневых контрактов ВТБ и Газпромнефти разгорится искра, которая спалит старый евроатлантический балаган дотла. Разворачивающийся процесс также рано или поздно приведет к утрате долларом монопольного статуса мировой резервной валюты, и смене всей схемы денежных потоков нашей грешной планеты. Это случится не вот сейчас и не прямо завтра. Может быть, процесс займет немало лет. Но вполне ясно, что все игроки определили свои позиции, серьезно настроились, вооружились, заключили союзы и с пути уже не свернут. Поскольку само выживание нынешней социальной модели США и благосостояние их элит напрямую зависят от работы долларового насоса, схватка будет отчаянной. Ставки высоки. Крым наш, и Пекин с нами. За это бить нас будут совсем всерьез. Впрочем, если две консервативные Империи, самая большая и самая населенная страны мира, самая добывающая и самая обрабатывающая промышленности планеты - выступают единым фронтом против государств, вынужденных ради поддержания реноме включать в ВВП проституцию и наркоманию… Не нужно быть великим прогностом, чтобы предсказать итог этого противостояния. Обсудить у автора

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать Ruposters в ленте "Яндекса" https://zen.yandex.ru/ruposters.ru

Поделиться / Share