Статьи

Этот неизбежный "поток": будут ли Байден с Путиным говорить про Nord Stream 2?

Этот неизбежный "поток": будут ли Байден с Путиным говорить про Nord Stream 2?
Дмитрий Лекух

События последних недель довольно убедительно показали, что противостояние вокруг достраивающегося Nord Stream 2 переходит в новую фазу, которая больше касается взаимоотношений Берлина и Вашингтона, а не Москвы. Дмитрий Лекух о том, почему так спокойна Россия, ограничивающаяся неторопливым строительством газопровода. И почему Путин и Байден вряд ли будут обсуждать "Северный поток – 2".

И, разумеется, никакого отношения к предстоящему саммиту не имеет: сторонам там на эту тему просто нечего обсуждать, ибо это вопрос не российско-американских, а российско-германских и германо-американских отношений. И у меня оттого вообще есть известные сомнения в том, что стороны вообще будут этот вопрос поднимать: в Америке прекрасно понимают, что не в России тут дело.

Более того, там в последнее время вообще, как мне кажется, убедились в том, о чем из России им говорили довольно давно, и даже я, здесь, в "Рупостерс" об этом не раз писал: ребят, окститесь и от нас, наконец, отстаньте, - Nord Stream 2 уже давно потерял для России любое политэкономическое значение, это и вправду давно чисто коммерческий, и, более того, скорее уже немецкий, чем российский проект.

Сейчас попробую пояснить.

Да, изначально проект газопроводов "Северный поток" и "Северный поток – 2", отнюдь не ограничивался исключительно экономическим значением. Это была эпоха больших иллюзий, эпоха проекта "Европы от Лиссабона до Владивостока", и "Газпром" тоже искал свое место в данных интеграционных процессах, пытался даже входить в европейские "сети" и потихоньку добраться до кошельков конечных европейских потребителей. Впрочем, довольно быстро от этой идеи был вынужден отказаться, ибо банально и очень болезненно получил от европейских структур по чересчур наивным рукам: свои рынки европейцы умеют защищать предельно жестко. Да и проект "Европы от Лиссабона до Владивостока" в настоящее время способен вызвать разве что слегка ностальгические смешки.

Ну, а у чисто коммерческих проектов – есть свои очевидные бенефициары.

И в случае проектов Nord Stream и Nord Stream 2 – они более, чем очевидны: это северо-западные европейские страны т.н. "балтийского промышленного кластера", сердцем которого является, несомненно, Федеративная Республика Германия. Что особенно иронично, становящаяся в случае из реализации, не только основным потребителем остро необходимого Европе русского трубопроводного газа.

Но и его основным транзитером.

Т.е., говоря объективно и образно, занимает то место на российско-европейской трубе, которое ранее занимала молодая цветущая европейская демократия Украины, которую Федеративная Германия так яростно защищала.

Ничего, личного, - просто смотри конечный результат.

Красивая "рокировочка", как говаривал в свое время Борис Николаевич Ельцин. Просто недобросовестного транзитера заменил, с точки зрения европейского бизнеса, транзитер добросовестный.

И все дела.

А "недобросовестным" транзитером, с точки зрения консервативных европейских промышленников и энергетиков, Украина стала уже довольно давно, еще до всяких "майданов", нужно отдать должное: "революцiя гiдности", по крайней мере, тут – совершенно не при чем. Это решение было принято тогда, когда Украина сначала отказалась от "трехстороннего консорциума" с "Газпромом" и Германией. А уж когда она окончательно потеряла суверенитет, в результате той самой "революцiи гiдности", включая суверенитет над своей собственной "трубой" - точка невозврата уже была пройдена окончательно и эта "потеря" только подчеркнула правильность решений русских и европейцев, начавших системно рассматривать вопросы создания обходных "газовых" (кстати, по чести говоря, - не только "газовых") транспортных и транзитных коридоров в обход этой чудесной и очень не скучной страны.

Ну, - не хотят украинцы зарабатывать на "русском транзите", - так каждый человек кузнец своему счастью. А свято место пусто, как известно, не бывает, просто согласно закону сохранения материи, когда-то блистательно сформулированному великим русским энциклопедистом Михаилом Васильевичем Ломоносовым: "сколько материи прибавляется к какому-либо телу, столько же теряется у другого".

"Прибавляется" в данном случае у Германии и Турции. "Теряется" у Украины. И, если речь идет о конфликте интересов транзитеров и конечных покупателей, то какой смысл разговаривать обо этом с поставщиком?!

Ну да, у русских в этом конфликте есть свои, несомненные в данном случае, симпатии: и это явно не Украина. Немецкий бизнес, по крайней мере, русских коллег как-то особенно не кидал и не плевал в суп кормильцу, - сиречь компании-поставщику. Но, по большому счету, - это не их, не русских поставщиков, война.

Поясним.

Даже если бы события пошли по крайне радикальному сценарию, и проект Nord Stream 2 удалось бы глобалистской общественности во главе с неизменными США грохнуть, нам бы это было бы – да! - достаточно неприятно: украинская ГТС, в качестве надежного транспортного коридора, альтернативного "северным и турецким потокам", сейчас уже, похоже, прошла точку невозврата и с точки зрения чисто технологической, - я лично преклоняюсь перед трудовым героизмом украинских газовщиков, как-то умудряющихся еще поддерживать этот хлам в относительно рабочем состоянии.

Еще раз повторю: России было бы очень неприятно потерять проект второго "потока", это как-то довольно глупо отрицать. Но это отнюдь не стало бы вопросом жизни и смерти не только для России, но даже и для "Газпрома". Который в этом случае просто получил бы весьма приличную денежную компенсацию, утерся, расплевался, и, посвистывая, с удовольствием отправился бы в Усть-Лугу, расширять мощности и без того строящегося там завода по производству СПГ.

То есть, говоря по-простому, - это было бы неприятно, но отнюдь не смертельно. А вот для "балтийского промышленного кластера", - по сути, индустриального сердца Европы, - это в текущих обстоятельствах становится реально вопросом жизни и смерти. И это достаточно убедительно проиллюстрировали недавние, отнюдь не катастрофические, кстати, зимние холода. Во время которых стоимость газа на "спотах" в Европе с т.н. "поставкой завтра" доходила до вполне рекордных для Европы величин. Но никакой ни "американский", "катарский" и даже "ямальский" СПГ до ее рынков так и не дошел: все просто, на премиальных юго-азиатских рынках, СПГ стоил еще дороже.

И газ по итогу пришлось активно отбирать из ПХГ, что, кстати, не удается компенсировать до сих пор. Вот, в принципе, и все.

Именно поэтому выглядело таким спокойным в ситуации с "Северным потоком – 2" российское руководство. И именно поэтому Байден, которому вопросы собственно американской нефтегазодобычи, некоторым образом, фиолетовы, так "легко" уступает в этом вопросе: у США просто нет того СПГ, которым они обещали "залить Европу". Его и у Трампа, в общем, не было, но тот хотя бы старался.

Байден, вместе с демократами, на национальную нефтегазодобычу просто махнули рукой – для демпартии США это вполне нормально, "ее деньги" не в нефти, это настолько избитое место, что даже лень повторять.

Ну, и, зачем же огород городить?

Проще уступить, - благо уступаешь тут, очевидно, не "стратегическим русским врагам", а вполне себе вроде как бы даже и европейским союзникам. Тут даже и придумывать какое-то иное объяснение не надо, тот же Байден открыто это говорит.

Нет, безусловно, американцы могут с удовольствием вторично попробовать, как это у них называется, "продать нам гуся", которого до этого уже продали немцам. Но, судя по публичным выступлениям, что самого Байдена, что Блинкена, - особых иллюзий у них по этому поводу нет: они нас не любят, конечно, но относятся довольно серьезно. Да и других поводов пообщаться у американского с русским президентом, в том числе и "острых", и неприятных, увы, к сожалению, более, чем достаточно.

Так зачем же трогать еще и за этот, как сами американцы считают, по-прежнему болезненный для Америки, но теперь уже окончательно неразрешимый для нее привычными методами вопрос?

И, что еще важно: безусловно, - противостояние вокруг Nord Stream 2 этим не закончится, оно просто окончательно перейдет в другую фазу, больше связанную с германо-американскими внутренними конкурентными отношениями. Отбросив всю словесную шелуху про "недемократический русский газ" по одной простейшей причине: другого газа в нужных европейской энергетике объемах просто вообще нигде в мире не предусмотрено. Оттого немцы и так упорны и даже готовы были идти на открытый конфликт со своими старшими американскими партнерами.

И отзыв американских санкций в адрес европейских компаний в данном конкретном случае – это всего лишь признание объективной реальности, и ничуть не более того. Ну, а нам за данным процессом просто довольно увлекательно наблюдать, ибо это только борьба за маршруты поставки, по большому счету нас особенно не касающаяся: в условиях дефицитного рынка – это проблема не поставщика, а посредника и потребителя. И, в общем, - для нас тут самое главное – не начинать праздновать, ибо, - подольем немножко горечи, - важно все-таки и здесь помнить, что сейчас победили вовсе не мы, а немцы.

Да, - где-то и в нашу пользу.

Но исключительно потому, что мы победили раньше: в то самое, давнее уже, по нынешнему периоду, время, когда решили диверсифицировать транзит. Когда начали не только строить новые "газовые потоки", на юге и севере, но и строить мощности СПГ, а также портовую и железно и автодорожную инфраструктуру. Насколько это было своевременное и правильное решение – видно уже сейчас. И это, наверное, и есть главный вывод из происходящего: подтверждение правильности выбранного пути.

А "Северный поток – 2" мы, раз уж однажды решили, - то обязательно достроим, это уже, в общем, даже, в преддверии саммита с Путины, и не очень, мягко говоря, нам симпатизирующий в этом проекте Байден довольно однозначно признал.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share