Мнение

Опыт Карабаха: как дроны стали главным оружием войны XXI века

Опыт Карабаха: как дроны стали главным оружием войны XXI века
Андрей Васильев

Война в Карабахе длится уже месяц. Азербайджан и Армения несколько раз объявляли о перемирии, но срывали его, обвиняя друг друга в нарушении договоренностей. Отличие этих столкновений не только в том, что они стали самыми длительными за последние годы, но и в том, что война ведется новыми средствами. Она подтвердила давнее утверждение о том, что наземные войска и танки больше не решают исход. Дроны могут причинить куда больший ущерб, и быстро справиться с такой угрозой практически невозможно. Андрей Васильев — о войне XXI века. 

Сирийский след

В 2018 году силами ПВО российской авиабазы Хмеймим пришлось столкнуться с проблемой, не типичной для современной войны вообще. Атака с помощью квадрокоптеров, собранных боевиками буквально на коленке, хоть и не привела к жертвам со стороны военных, но завершилась повреждениями нескольких самолетов.

Позднее выяснилось, что в Средиземном море кружил американский самолет радиотехнической разведки P-8 Poseidon, вероятно, собиравший данные об активности систем ПВО в районе российской авиабазы, с борта которого, возможно, осуществлялась координация атаки.

Все необходимые выводы после налета российские военные сделали, и на Хмеймиме уже к середине 2018 года появились не только крупные "глушилки" и комплексы радиоэлектронной борьбы, но и ружья против дронов. СВЧ-пушками вооружили даже отдельные отряды военной полиции.

Образец беспилотника, атаковавшего базу в январе 2018 года

Еще одно доказательство эффективности дронов пришло из Ирака в первых числах января 2020 года. В ходе авиаудара с американского беспилотника был убит иранский генерал и командующий спецназом "Аль-Кудс" Касем Сулеймани. Своей причастности к этому инциденту американцы скрывать даже не пытались. Позднее появились и более подробные данные: БПЛА MQ-9 Reaper сопровождал машину Сулеймани, и после получения приказа оператор выпустил по автомобилю ракету-лезвие AGM-114R9X. Шансов на выживание при встрече с такой ракетой у Сулеймани практически не было. 

Карабахский синдром

Активные боевые действия в Нагорном Карабахе показали, что Азербайджан хорошо усвоил опыт локальных войн будущего. Вложения в турецкие ударные беспилотники Bayraktrar TB-2, израильские дроны-камикадзе Harop и наблюдательные БПЛА Orbiter оправдали себя: практически сразу азербайджанская армия начала наносить точечные удары по позициям армии НКР.

Несмотря на то, что к возможной войне с Азербайджаном защитники Карабаха были готовы давно, в первые дни беспилотники практически полностью обнулили боеспособность наземных войск НКР. Проблема с азербайджанскими беспилотниками для защитников Карабаха оказалась комплексной.

Во-первых, Азербайджан закупил сразу несколько десятков таких машин, что позволяет проводить ударные миссии против наземных войск, в том числе и танковых, широким фронтом, на несколько десятков километров. Все машины оснащены противотанковыми ракетами UMTAS с лазерным наведением, поэтому о "ковровых бомбардировках" речи не шло с самого начала — вся техника военных из НКР поражалась точечно и с больших дистанций еще до вступления в бой.

Во-вторых, армия НКР смогла оказать сопротивление и сбить несколько беспилотников лишь в первые пару дней обострения конфликта. Сказалось устаревшее оружие — зенитные комплексы "Оса" оказались практически бесполезны против малоразмерных целей, которые почти не светятся на обзорных экранах РЛС.

Кадры боевой работы беспилотника Bayraktar TB-2

Азербайджану удалось добиться значительного прогресса. Применение , позволило перемолоть часть бронетехники, размещенной как на открытых местах, так и в укрытиях. Отдельной главой в истории боев за Нагорный Карабах идут израильские ударные дроны Harop, для которых была проведена, пожалуй, самая шумная пиар-кампания с момента начала поставок.

Эти БПЛА с дальностью полета до 200 километров запускаются роем, после чего они автоматически ищут цель с помощью специального блока камер. После обнаружения людей или техники боеприпас просто "врезается" в цель и приводит в действие взрывчатку, скрытую на борту. Таким образом азербайджанским военным удалось не только достать некоторых защитников Карабаха в окопах, но и добраться до главного козыря армянской стороны — комплексов ПВО С-300.

Уничтожить последние армянские военные частично помогли и сами, оставив сложную и дорогую систему без прикрытия. Даже активная работа переносных зенитных комплексов, с помощью которых защитники Карабаха сбили значительное количество дронов-камикадзе Harop и SkyStriker, пока не может переломить ситуацию и склонить чашу весов в пользу обороняющихся.

Но военные эксперты не торопятся рапортовать об успехах барражирующих боеприпасов. По словам Алексея Тарасова, реальная их эффективность неизвестна.

В НКР, по сути, столкнулись технологии 70-х годов XX века и начала XXI. У армян полно стареньких Т-72, которые без буквы, даже не 72А. Мы не знаем реальной эффективности всех этих дронов и барражирующих боеприпасов — Азербайджан показывает только удачные случаи и даже не всегда с поражением цели, в ряде случаев они зачем-то обрезают видео.

Кроме того, по словам эксперта, карабахский конфликт подчеркнул необходимость опираться на свои силы в разработке вооружений. Особенно важной эта задача становится именно сейчас, когда за атаку на Карабах турецких производителей БПЛА "обложили" санкциями, из-за которых единственной турецкой деталью в конструкции дрона остался нарисованный на корпусе флажок республики.

Канадские производители двигателей Bombardier отказались продавать Турции двигатели для ударных машин, канадская компания Wescam больше не будет поставлять туркам блоки электроники и наблюдения. В конце октября к ним присоединилась австрийская компания Rotax — "дочка" Bombardier, которая производит маломощные двигатели для БПЛА.

Но Армении эти обстоятельства вряд ли пойдут на пользу. Как и все члены ОДКБ, она располагает лишь незначительным парком разведывательных машин, преимущественно израильского производства. Ударных машин местного производства нет, а на зарубежные контракты по закупкам ударных машин у Еревана и Минобороны НКР банально нет денег. Россия, традиционно предоставляющая некоторые вооружения в качестве военной помощи, сделать ничего не может — даже для российской армии ударные беспилотники до сих пор не созданы.

Bayraktar TB-2

Что в России

По пути создания беспилотных ударных машин для локальных войн пошли многие страны. Почти сразу после появления дронов в США такими машинами обзавелся Китай. Еще через пару лет ударные дроны появились в Израиле, Европе (Франции и Германии) и Турции. России в списке стран-лидеров по беспилотным технологиям по-прежнему нет, несмотря на то что технологии создания разведывательных и ударных дронов демонстрируются на выставках каждый год.

Российские разработчики пошли по обратной схеме: сначала создать тяжелое вооружение и технику, чтобы потом на базе этих технологий сделать что-то поменьше. Так появились проекты ударных дронов "Орион", "Альтиус-У", "Охотник" и "Гром".

Из четырех перспективных машин Минобороны пока заинтересовалось лишь "Орионом", на который можно подвесить комбинированный тип нагрузки (то есть не только тепловизор, но и ракеты). Проект оказался готов раньше остальных, и в производство "Орион" пошел с опережением графика.

"Охотник" и "Гром" — машины для практически одинаковых задач, но, как говорят разработчики, с разным уровнем шума. "Гром" влетает в район схватки первым и заставляет вскрываться вражескую ПВО, а "Охотник" подавляет уже разведанные позиции противника.

Аутсайдером в списке российских беспилотников оказался "Альтиус-У", хотя именно на эту машину возлагались особенные надежды по боевому применению в Сирии, а также боевому патрулированию районов российской Арктики. Машина, несмотря на старт программы в 2011 году, до сих пор не доведена до ума. Единственное место, где сейчас воюет "Альтиус-У", — это заводской полигон в Казани.

При этом как в рамках боевых действий в Сирии, так и во время учений на территории России ВС РФ используют большое количество отечественных и зарубежных комплексов для беспилотной разведки.

Израильский Harop. Фото: EPA

Эксперт в области беспилотных авиационных систем Денис Федутинов отметил, что подход военных к некоторым видам беспилотников по итогам войны в Карабахе будет существенно пересмотрен.

Нет сомнений, что война в НКР повлияет на применение БПЛА в России. В России, я думаю, будут пересмотрены представления о барражирующих боеприпасах. Ранее это направление оставалось незаслуженно недооцененным российскими военными. Например, боевое применение дронов Harop будет изучаться пристальным образом как с точки зрения тактики, так и с точки зрения эффективности самоуничтожающихся БПЛА как таковых. Проблема в том, что в определенных условиях барражирующий боеприпас попадает в танк с непонятными последствиями для последнего. При этом не исключаю, что на каждое подобное попадание в цель приходится несколько промахов, которые, конечно, никто публично не покажет.

Не исключено, что по итогам Карабахской войны Минобороны России вспомнит обо всех проектах, некогда отклоненных из-за неэффективности или высокой стоимости, и уже через год-два российскую армию ждет серьезное беспилотное обновление.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share