Мнение

Провал за госденьги: почему российские фильмы не в состоянии самоокупиться

Провал за госденьги: почему российские фильмы не в состоянии самоокупиться
Ирина Павлова

Более трети фильмов с госфинансированием не окупили свое производство. С 2015 года государство профинансировало создание 38 картин, на каждую было выделено от 100 млн рублей и более. В итоге 14 из них оказались провальными и не смогли собрать в прокате суммы, полученной в рамках господдержки. Наиболее ярким примером стал боевик "Семь пар нечистых", получивший от государства 199 млн рублей и собравший меньше 1 млн. Самым дорогим для бюджета страны стал фильм "Викинг". На него было выделено 728 млн рублей, 613 из которых в Фонд кино не вернулись. Кинокритик, художественный руководитель Российских программ ММКФ Ирина Павлова анализирует статистику и объясняет, почему наше кино не может даже окупиться.

Отечественные фильмы в большинстве случаев не возвращают деньги, выделенные государством на их производство. Мало того, они чаще всего не состоянии окупить в прокате собственную стоимость — это аксиома. Для этого не надо даже залезать в финансовые документы — достаточно просто пройтись по кинотеатрам.

Вы спросите: а почему старые картины, такие как, скажем, сказки Роу или Птушко себя окупали? Почему себя многократно окупали даже считавшиеся "некассовыми" фильмы Тарковского, не говоря уже о рекордсменах — фильмах "Пираты ХХ века", "Москва слезам не верит", "Экипаж" Митты, "Жестокий романс" Рязанова или "Бриллиантовая рука" Гайдая. И если при советской власти средняя стоимость фильма составляла примерно 400-500 тысяч рублей, то кассовый сбор менее 3 миллионов рублей считался гигантским провалом в прокате (нередко — с оргвыводами)? Как получалось, что лидеры проката собирали 44-45 млн рублей, чуть ли не стократно превышая по сборам собственный бюджет?

Стоимость советских фильмов и их кассовые сборы | Данные Тинькофф-Журнала 1/5
Стоимость советских фильмов и их кассовые сборы | Данные Тинькофф-Журнала 2/5
Стоимость советских фильмов и их кассовые сборы | Данные Тинькофф-Журнала 3/5
Стоимость советских фильмов и их кассовые сборы | Данные Тинькофф-Журнала 4/5
Стоимость советских фильмов и их кассовые сборы | Данные Тинькофф-Журнала 5/5

Понятно, что советские фильмы конкурировали в основном сами с собой. Понятно, что конкурировать сегодня в кинопрокате с Голливудом современное российское кино не в состоянии по определению. Ибо все то время (почти 30 лет), что наш отечественный кинематограф с пламенным сердцем рассказывал человечеству о том, какое дерьмо жизнь в России, житель России, какое дерьмо вся страна и все, что в ней есть (представляете, сколько желающих было посмотреть такое кино!), голливудские кинокомпании искали сценарии с реальным зрительским потенциалом, выращивали на площадках новое поколение актеров (и вырастили), вырабатывали новые алгоритмы зрительского успеха.

Механизмы голливудской индустрии оттачивались десятилетиями | Фото: LIFE

Потому что если у них не будет зрительского успеха, им нечего будет есть, у них опишут недвижимость и мебель, а детей из частной школы придется переводить в школу по микрорайону. Успех у зрителя — вожделенная мечта каждого американского деятеля кино — хоть в артхаусе, хоть в мейнстриме.

А какой зрительский успех нужен создателю фильма у нас, если государство у него не продюсер и даже не инвестор, а спонсор? Если зарабатывает кинокомпания в процессе производства (это деликатно говоря; если грубо, то пилит), а не по результатам проката?

Вообще настоящий серьезный зрительский успех за последние 20 лет на моей памяти имели 4 фильма: "Брат-2" Алексея Балабанова, "Ночной дозор" Тимура Бекмамбетова, "Легенда №17" Николая Лебедева и "Движение вверх" Антона Мегердичева. Настоящий зрительский успех, на мой дилетантский взгляд, — это не бокс-офис (для себя его оставьте!), не отчет о проданных билетах и не показ цифр в таблицах. Это очередь у кинотеатра, это битком набитый кинозал, это продление кинотеатром показа на месяц и еще на месяц. Это, наконец, кого ни спроси, всяк видел. Все остальное, я считаю, от лукавого и в пользу бедных.

"Ночной дозор" | Кадр из фильма

Потому что дальше начинаются игры посвященных и сведение концов с концами. Вам покажут вот те цифры и эти, но никто не расскажет, что получил под два миллиарда безвозвратных государственных денег, и сам черт ему не брат, потому что эти безвозвратные субсидии вообще как затраты на производство нигде не афишируются и не входят в победные подсчеты!

Да, режиссеру и продюсеру есть чем гордиться, если фильм держится в прокате больше недели, особенно если это не блокбастер, а фильм про рядового врача рядовой скорой помощи ("Аритмия" Хлебникова), или если фильм привез призы с разных фестивалей.

Но я что-то плохо себе представляю, что, спросив у случайного прохожего на улице, вы услышите про эти фильмы ответ "я видел", как ответит вам всяк про "Матрицу" или "Аватар", про "Гарри Поттера" или "Властелина колец". И вот о том, почему наше кино не в силах хотя бы самоокупиться, есть смысл подумать. 

Когда Минкульт выделяет деньги на производство какого-либо фильма, происходит следующее: деньги, отпущенные на кинопроизводство в целом, делятся на 2 неравные части. Часть средств (меньшая) распределяется прямо в кинодепартаменте Минкульта, другая (большая) уходит в Фонд кино. Министерство финансирует напрямую мало- и среднезатратные фильмы — дебюты, артхаус, детское кино. Т.е. фильмы, заведомо не способные вернуть государству затраты. Это, если угодно, чистая благотворительность государства.

Питчинг в Министерстве культуры | Фото: Сценарная мастерская Гоноровского

Эти фильмы потом могут принести фестивальные призы (т.е. сработают на имидж), могут дать молодому художнику возможность профессионального старта или чем-то заполнить фактически пустующее пространство детского кино. Производство крупнобюджетных фильмов финансируется обычно из Фонда кино, и это фильмы, которые позиционируются как имеющие серьезный коммерческий потенциал.

А теперь посмотрим, чем руководствуется Фонд кино при выборе проектов, которые будут финансироваться. Я сразу вывожу за скобки все лоббистские интересы экспертов, решающих, какому кино быть, а какому нет. Скажу сразу: эксперты сами — участники кинопроизводства, и как только кто-то из них оказывается в экспертном совете, ему неожиданно резко начинает везти на питчингах новых проектов.

Но я не о закулисных играх, а о принципах выбора. Например, кто может утверждать, что все проекты, позиционирующиеся как потенциальные хиты, на самом деле таковыми являются, кто определяет потенциальный зрительский интерес при выборе рекомендуемых проектов?

В лучшем случает сами участники производства (эксперты), в худшем — чиновник, сотрудник финансирующей структуры, который себе этого зрителя и этот зрительский интерес представляет весьма своеобразно. Вот хоть убейте меня, я, например, не знаю, на что могли рассчитывать создатели фильма "Викинг".

Когда я иду смотреть западный исторический фильм, я, еще не заходя в зал, знаю, что реальная историческая канва может как угодно интерпретироваться, но по при этом все равно до запятой совпадет с сюжетом, описанным в школьных учебниках истории. История не пересочиняется, и после просмотра канадо-ирландского исторического телесериала "Викинги" я, заглянув в "Википедию", найду там практически все события из сериала. Когда я иду смотреть западный блокбастер, я твердо знаю, что там будет герой (наш) и враг (чужак), наш — хороший, чужак — плохой, но наш победит чужака. Это нормальное зрительское желание: сидеть в кинозале и ассоциировать себя с хорошим "нашим" и хотеть его победы.

Если центрального героя показывают монстром, а отечественную историю как одну бесконечную мясорубку и грубое совокупление, я не уверена, что ты захочешь с ним самоидентифицироваться. И даже если вы меня всеми средствами массовой информации убеждаете в том, что так оно на самом деле и было, мне все равно противно. Мне не хочется брать в выходной детей на супербоевик про войну, если я знаю, что хорошим там окажется немецкий офицер, а кончеными придурками — группа советских разведчиков. Извините, но смотрите свою красоту сами.

Я сейчас рассуждаю не с точки зрения участника кинопроизводства, а просто как зритель. И, как зритель, я имею право не знать и не хотеть знать про ваши трудности и тайные идеи — я просто тупо хочу знать, отдавать мне мои кровные деньги в кассу или нет.

Про западный фильм я обычно знаю более-менее точно: совсем-то уж плохо не будет, ну, разве что, если критики сильно хвалят (как, например, сейчас все хвалят "Джокера"). Тогда есть смысл почитать про сюжет поподробнее, потому что критикам давно уже нравится только то, что массовой аудитории не нравится совсем.

Рекламная кампания фильма "Т-34" в Кирове | Фото: Без Формата

Я понимаю, когда снимаются политически значимые фильмы, в которые вбухивается много денег просто за государственную пропаганду. Но вот ведь беда: никто с "пропагандиста" не спрашивает качества, никто не контролирует его дурацкие фантазии. Я помню, как бдительно следили за госзаказом при советской власти, как жаловались Юрий Озеров или Евгений Матвеев на строгость госприемки проектов. И такие фильмы опускаться ниже определенной (довольно высокой) планки профессионального качества не имели права. И я не понимаю, почему сегодня, отпуская щедрой рукой деньги на пропаганду в кино, государство позволяет за эти деньги снимать такой откровенный хлам откровенно плохим режиссерам. Почему пропагандистский фильм сегодня — это почти всегда нестерпимый профессиональный позор.

Кстати, я бы на месте государства заплатила бы кучу денег Кэтрин Бигелоу и позвала бы ее снимать для нас пропагандистское кино, потому что ничего лучше из патриотической пропаганды, чем ее фильм "К-19" (копродукция Великобритании, Германии, Канады, США), в нашем кино я просто не видела за последние 30 лет. 

Кэтрин Бигелоу. ФОТО: ew.com

Вскипают слезы, когда гордишься силой духа людей, в конце фильма хочется аплодировать героям прямо в зале, честное слово.

Момент из фильма "К-19", 2002

У нас еще жив мастер, в руках которого все превращалось в золотой зрительский фонд, — Владимир Меньшов. Вот пусть бы он, да еще Николай Лебедев, да Тимур Бекмамбетов, да Антон Мегердичев (и кто там у нас еще умеет сочинять и снимать настоящие зрительские хиты) — сидели и оценивали зрительский потенциал проекта, и своим экспертным мнением брали бы ответственность за принятые решения. А пока продюсеры-тяжеловесы выдают деньги на проекты сами себе, будет ровно то, что имеем.

А когда государство в лице Минкульта робко напоминает, что, мол, неплохо бы вернуть должок, поднимается крик и плач про кровавый режЫм, который душит художника. Вот так, например, продюсер Леонид Ярмольник, под руководством которого был снят один из лидеров "антирейтинга" — боевик "Ночные стражи", — прокомментировал "черный список" кинокомпаний, которые не вернули выделенные из бюджета деньги:

В каждом конкретном случае это отдельная история. Да, "Ночные стражи" не самая удачная картина, но неплохая. Мы делали картину для молодежи. То ли время проката не угадали, то ли реклама была не такой, на которую, кстати, тоже нужны деньги. Так что причин очень много. Никаких злых умыслов там не было. Бывает так, что и у больших мастеров что-то не получается. У классиков даже. Безусловно, не обращать на это внимание нельзя, но и создавать какие-то "черные списки" тоже не имеет смысла.

Сразу захотелось заплакать. Хотели как лучше, а вышло как всегда, а с компании за это еще и возврата денег требуют, вместо того чтобы посочувствовать. Продюсер, если он "не угадал", пускай залезает в долги и кредиты, а задолженность пусть возвращает. Авось, в следующий раз хорошо подумает, прежде чем тратить бюджетные деньги на игру в угадайку.

"Ночные стражи" | Кадр из фильма

Вот еще у нас новый тренд: возрождение детского кино, создание новой специальной государственной киностудии детских и юношеских фильмов. У нас уже была такая — киностудия им. Горького. Кино для детей она, правда, почти не снимала, зато была производственной базой генералов советского кино. Вообще давно уже ясно: кинематограф — это не стены. Кинематограф — это фильмы.

Детское кино надо возрождать не строительством студии, а созданием проектов. Набором во ВГИКе и на ВКСР специализированных мастерских детского фильма — сценарных и режиссерских. С изучением опыта и стиля отечественных детских хитов, с изучением и западных семейных блокбастеров типа Гарри Поттера. С финансированием таких проектов по люкс-классу и по строжайшему отбору, а не по блату. С созданием сценарной группы, потому что сегодня у нас нет таких мастеров, которые могли бы в одиночку от начала до конца сочинить и реализовать подобный проект.

С конкурсом режиссеров на такие проекты, а не приглашением по принципу "мы с тобой дружили в школе". Я не специалист в вопросах финансирования, но я твердо знаю: если я что-то делаю на свои или в долг, я гораздо аккуратнее стану относиться к расходованию средств, к выбору исполнителей и к отбору вариантов, чем если трачу чужие и неподотчетные. И это правило не знает исключений.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share