Мнение

Кредитная история: как одно министерство в ожидании "взрыва" забыло о своей основной работе

Кредитная история: как одно министерство в ожидании "взрыва" забыло о своей основной работе
Дмитрий Лекух

Финансовая система России находится на грани "взрыва" - пузырь на рынке потребительского кредитования лопнет в 2021 году. Такой прогноз дал министр экономического развития Максим Орешкин. Эксперты согласились с опасениями министра, однако его публичное заявление сочли странным. Дмитрий Декух — о том, что не так с предупреждением Орешкина. 

Давайте будем откровенны: титульными вопросами собственно "экономического развития" ведомство, возглавляемое Максимом Орешкиным, чисто по своему бюрократическому функционалу отродясь не было способно заниматься. И раньше никакого особого влияния на экономические процессы Минэкономразвития не оказывало, и дальше вряд ли будет. Максимум — статистика, отчеты для руководства страны да экспертизы разного рода и характера (на одной из которых, кстати, и попался предшественник и патрон нынешнего министра). Тем не менее ни о каком "управлении экономикой" речи быть не может, так отчего бы, знаете ли, и не поговорить.

Рынок у нас, господа. А у него – есть своя "рука", иногда даже и "невидимая". Какое уж тут экономическое управление? Это у нас в Конституции идеология не предусматривается. А в экономике "правило невидимой руки рынка" считается даже не идеологией, а естественным правом. Потому и права рыночной экономики у нас во властном сознании имеют не идеологический, а сакральный характер. И Минэкономразвития у нас в правительстве — это не инструмент для управления экономикой (в рынок вообще нельзя вмешиваться в идеале), а такое некое подобие научно-исследовательского института, экономические процессы фиксирующего, но за результат никак не отвечающего.

Но даже и при таких, прямо скажем, гуманных требованиях к государственной службе все последние министры, пребывающие на этой должности, умудрялись изрядно озадачивать журналистское сообщество своими незаурядными взглядами на окружающую среду.

Один (Алексей Улюкаев - прим.), еще задолго до посадки, публично публиковал дурные, прямо скажем, стихи, в которых советовал собственному чаду делать ноги из вскормившего его государства, которому стихотворец продолжал исправно служить в министерском звании. Другой пошел еще дальше и начал удивлять окружающих своими представлениями об экономике. Словом, тут все странней и странней.

Тезис о том, что необходимо ограничивать кредитование в любом его виде (даже потребкредитование, которое, в общем, не кредитование, а чистой воды ростовщичество), только чтобы избежать закредитованности населения, вполне достоин того, чтобы исповедующее его ведомство просто закрыть на хрен. С подобным мировоззрением ничего развивать экономически просто по определению нельзя. Тут в полный рост встает вопрос профессиональной пригодности вообще. Хотя бы потому, что никакой отдельной учетной ставки ЦБ для "закредитованного населения" экономической реальностью не предусматривается, а повысить стоимость денег для развития экономики — это такой взрыв головного мозга, который никакая школа не выдержит.

Здесь начинается самое интересное: во-первых, проблема закредитованности населения действительно существует. И она в ближайшие год-два, без изменения существующих экономических трендов, может оказаться более чем остра. Вот только, извините, в нынешнем своем виде — это не проблема населения, а проблема банковской системы и отчасти государства, интересы которого банковская система вроде как должна бы, по идее, обслуживать. За что и рассчитывает на покровительство государства в ситуации, когда пойдут массовые неплатежи. А если учитывать, что большинство "плохих" потребительских кредитов является необеспеченными, то при известных "коллекторских" методах социального недовольства вряд ли удастся избежать, о чем Максим Орешкин совершенно справедливо и предупреждает. И предлагает проблему как можно быстрее купировать. 

Только дело тут в том, что любое подобного рода "купирование" имеет вопрос цены: кто по этим немаленьким счетам будет вынужден в реальности заплатить. И вот здесь министр и совершает роковую ошибку, предполагая, что заплатить должны совместными усилиями государство и население. А вот "центры прибыли", которые у него проходят строчкой в отчетности (банки и микрокредитные организации), пострадать ни в коем случае не должны.

Мы сейчас уже предложения такие готовим, что можно было бы сделать, когда отрезание произойдет с точки зрения выдачи новых кредитов, какие механизмы предложить, чтобы конкретные люди, попавшие в трудную жизненную ситуацию, из нее постепенно смогли бы выйти. Безболезненно точно уже не получится. Давайте не увеличивать проблему в размере, не отодвигать ее туда. Потому что наши оценки говорят о том, что в 2021 году она в любом случае взорвется, мы до 2022 года уже не дотянем.

Но такие проблемы решаются исключительно за счет радикального роста доходов населения. По крайней мере, так принято считать в классической экономической науке. Вот только для экономистов "гайдаровского направления" это такая ересь, которая у них просто не укладывается в голове. "Узкое место" на рынке потребительских кредитов возникло именно из-за стремления граждан не вывалиться из привычного, и так не самого высокого уровня жизни. Чем банально и воспользовались, давайте называть вещи своими именами, ростовщики. И не стоит говорить об этих структурах как о "банкирах" или "кредиторах": МФО и потребительское кредитование — это чистой воды ростовщичество, бизнес равно считающийся неприличным как на "цивилизованном Западе", так и где угодно, пусть им занимаются в нашей стране и не полукриминальные барыги, как повсюду, а вполне респектабельные государственные банки — суть не меняется. По "приличности", как и по рентабельности, ростовщичество — занятие вполне сродни торговле наркотиками и проституции. 

Наша банковская система умудряется показать на фоне стагнирующей экономики триллионные прибыли только за последние (!) полгода. Понятно, что эти прибыли, с точки зрения нашего "экономического блока", реально нуждаются в защите. Но что будет, если невидимая рука рынка, обеспечивающая банковские прибыли, начнет, допустим, массово вышвыривать должников из квартир? То, что закон "о последнем жилье", которое нельзя изымать, банковско-коллекторское лобби сейчас вовсю пытается "опрокинуть", — секрет Полишинеля. И именно вот эти вот безобразия и пытается министр Орешкин, примеряя на себя незавидную роль "гайдаровских камикадзе", купировать, не понимая одной простой вещи: тут уговоры бесполезны.

Бизнес, почуявший триллионные прибыли, все равно будет стараться жрать в три горла и требовать защиты от народа у государства — в первый раз что ли. Без наведения порядка в банковской сфере, равно как и без роста реальных доходов населения, нам этот потенциальный кризис, к сожалению, вообще никак не преодолеть. Ну, а чиновникам "экономического блока", так радеющим за интересы бизнеса, только и остается постоянно напоминать: ребят, источником власти, если верить Конституции РФ, является не бизнес, а народ Российской Федерации. И именно его интересы, а вовсе не интересы бизнеса, вы, согласно вашим служебным обязанностям, обязаны защищать.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share