Статьи

История одноногого аса: как Северский отрекся от самолетов, предсказал войну с Гитлером и стал защитником планеты

История одноногого аса: как Северский отрекся от самолетов, предсказал войну с Гитлером и стал защитником планеты
Владимир Свержин

Знающие историю Героя Советского Союза Алексея Маресьева помнят, что ему после ампутации ног в госпитале попалась на глаза информация о летчике Дугласе Бадере, потерявшем обе ноги. Но, если бы не социальные катаклизмы, сотрясавшие Россию в первой четверти XX века, в печати наверняка появилась бы история о русском асе Александре Прокофьеве-Северском, летавшем без ноги в годы 1-й мировой войны. Но к тому времени отважный российский военлет уже много лет жил в Америке, и рассказывать о его геройстве в СССР было не с руки. Владимир Свержин — о летчике, которому сегодня обязаны многими изобретениями. 

Как Прокофьев стал Северским

Представитель старинного дворянского рода Прокофьевых, он продолжил семейную традицию и стал офицером. Впрочем, отец Александра, Николай, как раз с "прямого пути" свернул и поступил на сцену, и не куда–нибудь, а (грандиозный скандал!) в оперетту. Если увлечение драматическим искусством дворянину общество еще могло простить, то любимый публикой легкий жанр для выходца из хорошей семьи был моветоном. А потому Николай Прокофьев исчез и появился Николай Северский — актер, режиссер, автор и исполнитель романсов, а затем и хозяин Екатерининского театра в Санкт-Петербурге.

Александр Прокофьев-Северский

Именно в такой богемной среде рос Александр, но увлечения актерским ремеслом у отца не перенял, зато он разделял с ним новомодное хобби — стал авиатором. Директор театра Николай Северский получил одиннадцатое в России летное удостоверение, а заодно и купил один из первых самолетов. На этом-то самолете и поднялся впервые в небо его сын, мичман Александр Прокофьев. А потом началась война. Для связи и разведки флота начали создаваться летные отряды на гидросамолетах. Один из них пилотировал Александр Прокофьев-Северский.

Испытание без ноги

В самом начале боевого пути ему не повезло — прямо на подвеске взорвалась одна бомб, закрепленных на гидроплане. Механик погиб, а Александр получил тяжелое ранение ног. Одну врачи смогли спасти, но вторую пришлось ампутировать ниже колена. По тем временам это было концом летной карьеры. Но не таков был Александр Николаевич, чтобы сдаваться. Сцепив зубы, сначала он научился ходить на протезе с костылем, затем без костыля и т.д.

После излечения, в месяцы вынужденного "отпуска" Прокофьев-Северский был определен на работу на авиационный завод 1-го Российского товарищества воздухоплавания в качестве наблюдателя за разработкой, строительством и испытаниями гидросамолетов. В это время и проснулась в нем тяга к конструированию. Именно он предложил заменить поплавки на гидросамолетах лыжами — система до сих пор широко используется в разработке гидросамолетов и вертолетов. Но мысль о полетах его не оставляла. Однажды на испытаниях срочно понадобилось заменить одного из летчиков, и Прокофьев-Северский вызвался подняться в воздух. Руководство завода опешило, но молодой офицер настоял на своем и отлично провел испытание гидроплана.

Конструкторское бюро Первого Российского товарищества воздухоплавания

О случившемся доложили государю, и тот пожелал лично увидеть смельчака. Когда перед ним предстал молодцеватый офицер с прекрасной строевой выправкой, император смог лишь выдавить: 

Это на протезе??? 

Мичман ответил утвердительно и подал Николаю II прошение о возвращении в строй. Отказать ему у государя рука не поднялась. Можно предположить, что, работая на заводе, свободное время Александр проводил в Гатчине у отца… поручика Николая Северского. С началом войны тот все же вернулся на проторенную воинственными предками дорогу и теперь обучал пилотированию молодых летчиков в Гатчинской авиашколе. Вероятно, именно там Прокофьев-Северский заново учился пилотировать капризные в управлении летательные аппараты той поры.

Известно лишь, что, снова поднявшись в воздух, Александр быстро заслужил славу воздушного аса — на его счету было 57 воздушных боев и 13 побед. Он налетал 1600 часов — по тем временам огромная цифра. Был награжден орденом Св. Георгия и золотым георгиевским оружием.

От большевиков в США

В 1917 году начальника истребительной авиации Балтийского флота, старшего лейтенанта (морское звание старшего лейтенанта в ту пору соответствовало званию сухопутного капитана) Александра Прокофьева-Северского отправили в Соединенные Штаты Америки для укрепления российской военной миссии. Некоторое время тот противился отчислению из действующей армии, но после захвата власти большевиками решил, что работа помощником военно-морского атташе за тридевять земель куда полезней для Отечества и безопасней для него самого, чем нахождение в Петрограде.

Та самая "летающая лодка", спроектированная Григоровичем, на лыжах Прокофьева-Северского

Сегодня этот факт почти забыт, но дипломатические отношения Республики Советов с крупнейшими странами мира сохранялись до августа 1918 года, покуда "Заговор послов" (Англии, США и Франции) не сделал их невозможными. Александр Прокофьев оказался в Вашингтоне в марте 1918 года и сразу приступил к работе. Однако служба в посольстве длилась всего несколько месяцев, и уже в сентябре перед офицером-инвалидом стояла дилемма: оставаться в США, надеясь на заведенные деловые связи и удачу, или же возвращаться в охваченную Гражданской войной Россию.

Новую власть он категорически не принял, но и участвовать в братоубийстве не хотел. Вероятно, его ждала бы участь одного из великого множества русских эмигрантов: попытки выбраться из нищеты и изнурительная работа за кусок хлеба. Но тут Северскому повезло: он встретил генерала Митчелла — "крестного отца" американской стратегической авиации. Разговор получился долгим и касался по большей мере усовершенствований, которые стоило внести в конструкции боевых самолетов. 

Поняв, какой самородок попал ему в руки, Митчелл не задумываясь предложил иностранному офицеру с еще не совсем понятным статусом (гражданство США тот получил только в 1927 году) место инженера-консультанта при Военном департаменте. А спустя три года Александр, уже окончательно убравший первую часть фамилии, чтобы не сбивать с толку американцев, открыл собственное авиаконструкторское бюро: Seversky Aero Corр.

Северский вместе с Митчеллом (справа)

Изобретения и проекты

Рассказывать о деятельности этой фирмы можно долго. В частности, Северским был разработан прицел для бомбометания, позволяющий автоматически определять пилоту угол выхода на цель. Он предложил систему шасси, позволявшую самолету садиться и взлетать практически с любой площадки, даже со вспаханного поля с канавами. Он впервые разработал систему дозаправки самолета в воздухе и предложил использовать крылья самолетов в качестве топливных баков. Именно он просчитал, обосновал и создал уникальную систему, позволяющую сохранять равновесие самолета в полете во время опорожнения этих баков. Построенные им самолеты били рекорды высоты и скорости, многие разработки находили себе применение не только в авиастроении, но и покупались автомобильной фирмой "Крайслер".

Александр Северский чувствовал себя на коне, вкладывал все больше и больше денег в исследования и перспективные разработки, понимая, что авиация того времени находится на уровне ясель. Он осознавал, что работы перед ним непочатый край, а все то, что к моменту разработки представляет передний край науки и техники, к моменту первых взлетов новых моделей самолетов уже безнадежно устаревает. 

Северский работал, выдавая "на-гора" все новые изобретения и проекты. В 30-х годах были разработаны: оригинальная конструкция убираемого шасси для самолетов-верхнепланов; воздушный тормоз и щелевой закрылок нового типа; складывающееся металлическое монопланное крыло; двойная телескопическая стойка шасси для самолетов палубного базирования; автоматическое якорное устройство и расщепляющийся подводный киль для гидросамолетов; противоштопорный парашют; регулируемое сидение пилота и новый способ балансировки органов управления. Многое из того, что сейчас в авиации кажется естественными, в ту пору было настоящим прорывом. Северский видел перспективу.

Прокофьев-Северский

Роковая встреча с Туполевым

Однако "улететь" от глобального экономического кризиса ему все же не удалось. В конце 30-х фирма была на грани разорения. Разработанный ей двухместный истребитель сопровождения бомбардировщиков в Вашингтоне признали бесполезной игрушкой. Многозвездные генералы считали, что быстроходные, неплохо вооруженные бомбардировщики способны о себе позаботиться сами. Заблуждение это стоило США и Британии огромного количества бомберов, не вернувшихся из полетов за Ла-Манш. Но в ту пору Северский был в отчаянье. Над делом его жизни нависла реальная угроза краха. И вот тут произошло событие, которое можно записать как в удачи, так и в неудачи. 

В 1938 году, после успешного перелета Чкалова через Северный полюс, в США с рабочим визитом приехал старый знакомый Северского, к тому времени крупный советский авиаконструктор Андрей Туполев. О чем между собой говорили эти гении авиастроения, неизвестно. Но в результате беседы Туполев купил у Северского два образца самолетов его разработки: амфибию и тот самый истребитель сопровождения. А заодно и лицензию на их производство. Сделка "весила" около миллиона долларов, что во много раз больше, чем тот же миллион сегодня. Такое финансовое вливание позволило Seversky Aero Corр. не пойти на дно, а самому Александру Северскому отправиться в Европу для изучения новинок авиастроения.

Он не узнал, что вскоре после возвращения Туполев был арестован и направлен в шарашку, в частности за разговоры с белоэмигрантом (строго говоря, Александр Прокофьев–Северский таковым не был, но его отец действительно занимал в военной эмиграции видное место) и финансовую помощь врагам Советского Союза. Какие-либо попытки Туполева объяснить, что приобретенные им самолеты и лицензии полезны для отечественного авиастроения, в расчет не принимались.

Но и его "американского собеседника" ожидал неприятный сюрприз. В апреле 1939 года он получил известие, что совет директоров корпорации снял его с поста президента его собственного детища. Официально за чрезмерные траты на исследования и падение прибылей акционеров. Но резонно предположить, что не обошлось без директора ФБР Эдгара Гувера. Неуемный "охотник на красных ведьм" был не на шутку встревожен тем, что такой осведомленный секретоноситель, как майор американских ВВС Северский (это звание было ему присвоено тогда же, когда и дано гражданство) запросто продает Советам военные разработки. А значит его нельзя подпускать к ним. Лучше вовсе ни к каким не допускать. В результате все попытки авиаконструктора объяснить совету директоров, что экономить на исследованиях нельзя, что за ними будущее, не были услышаны. Александр Николаевич оказался за бортом. Оскорбленный до глубины души, он отошел от дел и поклялся, что никогда больше не станет заниматься авиастроением.

Северский с женой

Предсказания Северского

Вместо этого он занялся политическим анализом и военно-стратегическими исследованиями. Еще в июле 1939 года он предсказал, что в сентябре Гитлер начнет войну. Он разработал стратегию господства в воздухе и написал об этом книгу, ставшую в военных кругах бестселлером. Он рассчитал, что Германия не сможет одержать победы ни в воздушной битве за Британию, ни в российском небе. Он четко определил тактико-технические характеристики самолетов грядущего технического поколения. Окружающим Северский казался едва ли не пророком, и американское правительство охотно пользовалось его консультациями.

Обладая острым аналитическим умом, Александр Северский ясно видел и еще одну глобальную угрозу, причем не только для США, но и для всего мира — загрязнение окружающей среды. Основанной им фирмой Seversky Electronatom Corp. был разработан электростатический фильтр, с помощью которого можно очищать загрязненный воздух и сточные воды в промышленных сбросах. Но главное дело своей жизни он запатентовал уже в 70-летнем возрасте, в 1964 году.

Это был летательный аппарат с невероятным, экологически чистым двигателем. Северский держал слово — его изобретение не было самолетом. Летательный аппарат имел вертикальный взлет и посадку и держался в воздухе благодаря вертикально направленному движению ионизированных частиц воздуха, отбрасываемых вниз под действием тока высокого напряжения. Электроэнергия для полета должна была подаваться на "Инокрафт" — так называлось детище Северского — с земли в виде микроволн, излучаемых мощным лазером. Прототип фантастического агрегата весил лишь две унции, но он взлетел над стартовой площадкой и вел себя в воздухе именно так, как предполагалось по расчетам Северского.

Северский за работой

А что значило для военлета видеть, как взмывает над землей аппарат, полет которого основан на таких принципах, которым прежде и названия-то не было. Но первый успех не привел к быстрому вытеснению "грязных" самолетов. Требовались новые исследования и опыты. А денег для них отыскать не удавалось.

Увы, Северскому не довелось увидеть, как завоевывают чистое небо "Инокрафты". В середине 60-х разработка показалась чересчур фантастичной. Но сегодня в руках конструкторов новые производственные мощности, технологии и материалы. Так что вполне может быть, что экология души и здравый смысл возобладают, и человечество обретет возможности жить на Земле, не измываясь над планетой. И в этом будет немалый вклад талантливого летчика, гениального конструктора, аналитика и ученого, человека высокой гражданской позиции, отваги и упорства Александра Прокофьева-Северского.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share