Статьи

Из прошлого — в будущее: как Россия создала свое газовое благополучие

Из прошлого — в будущее: как Россия создала свое газовое благополучие
Сергей Кузнецов

Цены на газ в Европе снизились. Не потому, что его стало легче добывать или, например, рухнул спрос — нет, просто президент России Владимир Путин вслух предложил "Газпрому" подумать над увеличением поставок в западном направлении. Ruposters показывает, что этот поворот не случаен, а является частью большой русской стратегии.

Господин Газ

Никогда в истории газ не был политизирован так, как в полтора последних десятилетия. Товар как товар: одни добывают, другие покупают, широкий спектр применения, масса поставщиков — в общем, никаких отличий от, например, пшеницы или золота.

Но когда страны, находящиеся между основным поставщиком — Россией и основным потребителем — Евросоюзом, вдруг осознали все выгоды своего положения, ситуация стала обостряться. 

Сложнее с Киевом — принцип "послушай Москву и сделай наоборот" действовал там еще до революции 2014 года. Сначала независимые, но теплолюбивые соседи просто забирали из газопровода голубое топливо с мыслью о том, что газа много, хватит на всех. Потом, когда недоумевающие получатели товара получили "усушки и утруску", Украина сменила тактику — объявила свою газотранспортную систему основой европейской безопасности, подняла цены на транзит и потребовала отапливать Европу только через ее трубу.

Удивительно, но многие повелись на эту детскую игру: страсти вокруг Северного и Турецкого потоков были такими, словно наша страна собиралась качать по ним "Новичок" втридорога, а не газ для европейцев по разумным ценам.

Но о ценах чуть ниже. Сначала об Украине.

Нет транзита — нет проблем

Может ли Россия вообще прекратить транзит газа через Украину? Да, безусловно. Неизбежны штрафы, нам придется их выплатить, но при этом мы сэкономим на дорогом украинском трафике впредь и надолго. Экономическая выгода от полного перехода на альтернативные пути ("Ямал — Европа" через Белоруссию, Северный и Турецкий потоки, отгрузку СПГ через порт Усть-Луга) оценивается в 3 миллиарда долларов за несколько лет до полной перестройки на новые маршруты. Кстати, и для конечного потребителя цена при этом снизится.

Мы этого не сделали. Почему?

Русская надежность

Потому что дело принципа. Россия, безусловно, не самый удобный партнер — у нее много "красных линий", которых не бывает, например, у среднеазиатских поставщиков, у нее неулаженные отношения с соседями и прочее. Но свои экономические обязательства наша страна блюдет свято. Невозможно, наверное, найти более безукоризненного международного контрагента, чем российское правительство или компании с государственным участием. Даже пресловутый дефолт 1998 года был лишь отсрочкой и не слишком значительной реструктуризацией — обязательства по государственным казначейским обязательствам страна в итоге выполнила.

Нас время от времени "кидают" или пытаются "кинуть" — это бывает. Разрыв контракта по французским "Мистралям", блокировка множества договоров после введения различных санкций, жесткие ограничения нашей банковской системы в международном пространстве — есть множество фактов, доказывающих нечестную игру Запада.

А Россия, как ранее и Советский Союз, с упорством (возможно, достойным даже лучшего применения) выполняет все свои обязательства — до каждого цента платежей, каждого литра поставок, каждой строчки мелким шрифтом в международных соглашениях.

Долгосрочное планирование

Еще в далеком 2010 году Владимир Путин, в ту пору премьер-министр России, одно за другим собирал совещания по интенсификации разработки новых газовых месторождений. Процесс этот, мягко говоря, не быстрый — и Бованенковское, Юрхаровское, Восточно-Мессояхское месторождения были запущены только через несколько лет.

И именно они сейчас согревают Европу — разумеется, в тех случаях, когда капризная Европа согласна греться.

По забавному совпадению в то же самое время власти Великобритании настаивали на отказе от долгосрочных газовых контрактов с фиксированными ценами в пользу биржевых торгов. Это казалось таким выгодным — не замыкаться на одном поставщике-монополисте, а через рыночные механизмы в нужный момент закупать нужный объем газа по минимально возможной цене.

Смелая, конечно, инициатива, учитывая, что в Британии газом отапливаются 85% домов — самый высокий показатель в Европе. Это как если бы вы жили в деревенском доме с дровяной печью и вместо того, чтобы запастить дровами на всю зиму, каждые выходные ездили в город купить недельный запас подешевле.

Россия указывала на риски подобной стратегии (точнее, замены стратегии тактикой), но мы сторона заинтересованная, наше мнение старались не учитывать…

Образ дровяного запаса между тем использован не случайно. В том же 2010 году Владимир Путин поинтересовался на экономическом форуме в Германии, почему немцы так по-дамски разборчивы в вопросе выбора энергоносителей: "Газа вы не хотите, атомную энергетику не развиваете. Дровами топить будете?", после чего посочувствовал: "Так у вас и дров нет, в Сибирь ездить придется".

Шутка обернулась пророчеством. Адепты зеленой энергетики (при всем уважении к их благородным целям) раз за разом обнаруживают, что ветряки не крутятся в штиль, солнечные батареи неэффективны в тумане, а запасающие эту энергию аккумуляторы сложно назвать безопасными для экологии.

С днем рождения, Европа!

Так что пришлось снова думать о ценах на газ. Справедливых и рыночных. Которые в октябре 2021 года выросли практически до двух долларов за кубометр газа — абсолютный исторический рекорд. И если бы не Владимир Путин, могли расти и дальше. Записные конспирологи подметили, что выступление российского президента по катастрофическому росту цен состоялось в момент, когда на востоке возглавляемой им страны уже начиналось 7 октября. И, разумеется, восприняли последовавший ценопад (в два раза за двое суток) как щедрый подарок нашего лидера непостоянным западным партнерам. Прилетел, так сказать, волшебник с голубым топливом в газопроводе.

А как у нас? Что это мы все об экспорте да об экспорте? Деньги западных партнеров для нас, конечно, не лишние, но главный приоритет все же — уровень жизни внутри страны. И именно благодаря долгосрочной стратегии поиска, разработки, ввода в строй месторождений, природный газ и для промышленности, и для населения стоит считаные копейки, что, разумеется, положительно сказывается на конкурентоспособности отечественной экономики. В том числе, замыкая круг, и на мировом рынке.

Тем более что отнюдь не газом единым сильна Россия. По той же схеме — заранее найти, оценить, ввести в строй — действует она и в финансовой сфере, которая, увы, является основой нынешнего мира. Фонд национального благосостояния, в несколько ином виде созданный еще в 2002 году, не растрачен, не роздан "своим людям", как это сплошь и рядом бывает далеко не только у нас, — нет, он сохраняется и приумножается, а средства его используются лишь тогда, когда действительно необходимо. Например, поддержка граждан во время второй и третьей волн пандемии коронавируса помогла избежать социального и экономического кризиса от приостановки работы многих предприятий.

Россия — душа щедрая, но запасливая. Добрая, но практичная. С нами выгодно дружить и очень неприятно враждовать. Сейчас мы снова протянули руку дружбы и помощи Западу, с которым нас как-никак связывают общие культурные корни и христианские традиции.

Возможно, эта попытка взаимопонимания — последняя.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share