Статьи

Шпионы промышленных масштабов: какие секреты добывали мировые разведки

8k
Комментарии 0
Шпионы промышленных масштабов: какие секреты добывали мировые разведки
Сергей Харламов

Главный вопрос политологов сейчас - как разрешится дипломатический скандал между Россией и Великобританией, связанный с отравлением бывшего шпиона Сергея Скрипаля. Британские власти поспешили обвинить во всем Россию, пригрозив серьезными последствиями. Утверждается, что Скрипаль поплатился за продолжение сотрудничества с западными спецслужбами, а отравили его веществом, формула которого засекречена Россией. Однако история знает немало случаев, когда суперсекретные разработки добывали профессиональные агенты других стран. Ruposters вспоминает громкие истории промышленного шпионажа.

Сергей Скрипаль, как и некоторые другие бывшие шпионы (например, Станислав Левченко - шпион, работавший в Японии под видом журналиста), "спасенные" западными странами, не ушел в подполье и не захотел прожигать подаренные ему за службу деньги. Скрипаль довольно продолжительное время работал консультантом сотрудников MI6 по техникам российской разведки, давал лекции о российской угрозе в профильных вузах Британии и вообще вел довольно активный образ жизни для бывшего шпиона.

Задержание Сергея Скрипаля

В мемуарах ветерана российских спецслужб Николая Лузана говорится, что Скрипаля завербовали именно после начала бизнеса в Испании втайне от начальства ГРУ. Пабло Миллер, знаменитый британский вербовщик, создатель сети британских агентов на территории балтийских стран, связной перебежчика Валерия Оямяэ, предложил Скрипалю сотрудничество именно через попытку создания совместного бизнеса. После ареста и отъезда в Британию Скрипаль продолжал консультировать MI6 и насчет российского бизнеса.

Кража, определившая век

Начиная историю мирового промышленного шпионажа, нельзя хотя бы вскользь не упомянуть фигурантов самого, пожалуй, громкого дела о краже документов, благодаря которым мир изменился намного быстрее, чем предполагалось. Речь идет, конечно же, о передаче секретов Манхэттенского проекта и рабочих чертежей американской атомной бомбы.

Были, конечно, и другие утечки раньше, но эту операцию по праву можно считать важнейшей для всего мира кражей середины XX века, определившей стартовые позиции основных игроков Холодной войны. Задержись разработка советского ядерного оружия еще немного – как знать, что могло бы случиться в отсутствие паритета. 

Подготовка к ней началась еще с начала 30-х годов, когда в разработке советской нью-йоркской резидентуры оказался химик Гарри Голд.

Голд (первое имя – Генрих Голодницкий, родители эмигрировали из Украины) был истинным антикапиталистом, но ему еще требовалось доказать свою верность родине, которую он никогда не видел. Будучи химиком по образованию, он с 1933 года работал в Пенсильванской сахарной компании. Через него техническая документация по очистке сахара и оказалась сначала в руках главы резидентуры Анатолия Яцкова, а позже и во всех сахароочистительных заводах Союза.

Гарри Голд на судебном заседании

Именно Гарри Голд позже станет ценнейшим сотрудником советской разведки, организатором передачи пакета чертежей бомбы, сброшенной на Нагасаки. К тому моменту, впрочем, его уже отстранили от управления оперативной деятельностью на территории экономического сердца восточного побережья США. Он хотел открыть свою химическую лабораторию и просил проспонсировать его начинание 2 тысячами долларов. Просьба Голда была отклонена – сумма была подозрительно мала. Возможно, именно поэтому с ним в 1946 году советская разведка прекратила сотрудничество из-за "нарушения норм безопасности", а сам он, яростный коммунист, сознался в организации канала связи Москвы с Клаусом Фуксом (ученым-сотрудником ядерного проекта США) и знаменитой парой Розенбергов, за что и получил 30 лет заключения. Он вышел через 20 лет и тихо умер в Филадельфии.

Агент-самолетостроитель

Начало 50-х. Перед КГБ и ГРУ стоит задача подобрать перспективных молодых инженеров, чтобы сделать из них не только первоклассных экспертов в своем деле, но и снабдить знаниями и умениями агентурной работы. Так на сцене оказывается Манфред Ротш, уроженец Судетской области. В первые 20 лет своей жизни он успел побывать в американском плену, вернуться, отправить свою родню в Западную Германию из Дрездена. Сам он не поехал с семьей, а остался получать диплом инженера и строить советские МиГ-17.

Дипломированный авиаконструктор, заядлый фотолюбитель, а еще и добровольный член Союза свободной немецкой молодежи, Ротш оказался идеальным кандидатом, чтобы по наводке КГБ оказаться сначала на заводе "Хейнкель" в Штутгарте, а потом и на заводе "Юнкерс", где полным ходом шла разработка немецких исследовательских спутников. Позже завод слился с концерном вооружений "Мессершмитт - Бельков – Блом", а Ротш стал начальником отдела по разработке европейского проекта "Торнадо".

Самолеты серии "Торнадо" на выставке в Берлине в 2008 году

В рамках этого проекта был создан "Истребитель-90", самолет-невидимка стоимостью 15 млрд марок. Он должен был стать основой европейской разведки на территориях стран ОВД. Однако первый же полет готовящегося к серийному выпуску самолета "Торнадо" над СССР закончился полным провалом – мощный пучок радиоэлектронных импульсов вывел из строя технику самолета, о существовании которого коммунисты даже не должны были знать. 15 млрд марок на "крупнейшую программу вооружений со времен Христа", по выражению канцлера Гельмута Шмидта, полученных от итальянцев и британцев, улетели в аэродинамическую трубу.

Смех в том, что 25 млн марок, которые тратились ежегодно на безопасность в концерне, в котором работал Ротш, превращались всего лишь в "серьезные" письма администрации инженерам – дескать, не воруйте и не крадите! Проверок безопасности из иных ведомств не было вовсе, что позволяло Ротшу беспрепятственно фотографировать документацию на старенькую "Практику" (новый фотоаппарат покупать было бы все-таки подозрительно). Позже при встрече в ресторанах с агентами венской резидентуры, попивая вино, он передавал эти пленки.

Ротша рассекретили в 1983 году благодаря высокопоставленному предателю Владимиру Ветрову под кодовым именем Фаревелл ("прощай" на английском). Он передал французской контрразведке более 4 тысяч документов через бизнесмена, регулярно колесившего из Парижа в советское посольство Франции. Мотивов поступка Фаревелла не знают даже сами французы, потому что тот ничего не потребовал взамен за документы, относящиеся к ведению службы "Т". Эта служба работала над предотвращением шпионажа и разведки в сфере науки и технологий. Французы тогда выслали 47 советских шпионов, а в НАТО узнали о 450 сотрудниках КГБ, занимавшихся техразведкой.

Полковник Ветров

Ветрова в 1982 году посадили за предумышленное убийство своего коллеги, который предположительно его раскрыл, а через три года расстреляли за измену Родине. О Ротше узнали в результате слежки за сотрудниками концерна, приговорили к 8 годам заключения. После отсидки он вернулся в ГДР, но потом уехал обратно в ФРГ и вскоре умер.

Кража для честности

Мало кто помнит, но на Волжском заводе в Тольятти (АвтоВАЗ) было необычайно много иностранцев. Предприятие строилось по лицензии итальянского концерна "Фиат", поэтому КГБ был вынужден обращать внимание на все аспекты производства авто на заводе.

Фиат-124 и ВАЗ-2101

С 1966 года на производстве могло находиться до 1500 иностранцев одновременно, и за ними всеми был поставлен следить контрразведчик Вениамин Кожемякин, работник госбезопасности ГДР. Оперативники докладывали Кожемякину, что среди работников концерна будут шпионы сразу трех резидентур. Завод такого уровня – лакомый кусок, а в подчинении у Кожемякина всего 10 человек. Он выпросил у Андропова деньги на создание Тольяттинского отдела КГБ ценой невероятных аппаратных усилий. В период 1970-1980 гг. в разработке оказалось больше 200 иностранных работников завода и итальянского консульства, 30 из которых были разоблачены и отправлены восвояси.

Чтобы была понятна расстановка сил, я могу сказать, что в 1970-е и 1980-е годы тольяттинскому городскому отделу КГБ, да и всей куйбышевской контрразведке приходилось противодействовать сразу трем резидентурам иностранных спецслужб. Одна из них находилась в представительстве итальянской фирмы "Фиат". Для нас не было секретом, что итальянская разведслужба в это представительство внедрила свою агентуру.

Второй корпус спецслужб работал в итальянском консульстве в Тольятти. Здесь он действовал на линии въезда и выезда сотрудников, работающих в сфере научно-технического и промышленного обмена между СССР и Италией. Были не раз отмечены попытки вербовки работников Волжского автозавода на этой линии.

А на третьем направлении контрразведчики противодействовали спецслужбам США. В частности, в итальянской автомобильной столице Турине специальная группа ЦРУ США не раз пыталась вербовать наших специалистов, рабочих, инженеров, ученых, которые приезжали сюда по производственным делам, - объяснял разведчик Сергей Хумарьян.

Но оперативникам приходилось заниматься не только контрразведкой, но еще и тем, что в официальных документах называлось "экономия иностранной валюты". Дело в том, что завод, пытаясь расшириться, вел переговоры еще и с немецкой "Порше". Представители фирмы за свои технологии заломили цену в 10 млн долларов, цена показалась слишком высокой. Директор АвтоВАЗа Виктор Поляков попросил Кожемякина разобраться, что здесь не так.

Поляков (слева в очках) и итальянские коллеги

Кожемякин и Ко выяснили, что представитель западногерманской компании держит всю необходимую документацию в кейсе, который из рук он не выпускает. Тогда глава тольяттинского КГБ попросил Полякова устроить делегации тур на катере по Волге. Пока все разглядывали красоты Жигулевских гор, сотрудники проникли в гостиницу и аккуратно сфотографировали все данные.

Выяснилось, что цену за технологии завысили вдвое. На следующей встрече Поляков сообщил западным коллегам, что получил предложение от другой компании по сходной цене. В тот же день немцы снизили цену до приемлемой.

Постановили скопировать

К началу 70-х в СССР осознали, что могут безнадежно отстать от Штатов в разработке сложной компьютерной техники. Существовавшие в СССР компьютеры не имели общего стандарта и были маломощными. Еще в 1969 году руководство страны сформировало постановление, предписывающее ориентироваться на технологии компании IBM, однако закупить эти технологии оптом было невозможно – действовало эмбарго на поставки высокотехнологичных комплектующих, введенное Дуайтом Эйзенхауэром.

Руководство начало методично прощупывать США на предмет того, как бы ослабить санкции. В итоге удалось договориться уже с администрацией Никсона: в обмен на снятие запрета транзита газа в западные страны президент Соединенных Штатов обязался увеличить лимиты по поставкам технологий в СССР.

В итоге всего за три года Союз закупил электроники на 30 млн долларов - вдвое больше, чем за предыдущие 20 лет, а к 1971 году уже была придумана та самая "единая" ЭВМ по образу машин IBM.

Рекламные фото офиса Bell Labs компании IBM с компьютерами IBM-360 в 1966 году, которые СССР будет копировать

Однако легальные поставки составляли мизерную часть всех закупок СССР. С ослаблением эмбарго КГБ занялся созданием специальных челночных фирм, закупавших оборудование якобы для ЮАР, а потом переправлявших технику в СССР. Всего таких фирм-посредников насчитывалось около 400. За один из крупнейших каналов по поставкам нелегальной техники отвечал Ричард Мюллер, основатель Continental Trading Corporation (CTC). Вместе с сообщниками Вернером Бруххаузером и Анатолием Малютой он создает множество юридических фирм, по которым в СССР попадало огромное количество вычислительной техники на сумму около 40 млн долларов.

Однако уже в 1981 году в ответ на ввод войск СССР в Афганистан президент Картер принял новые санкции, ухудшившие положение фирм-челночников. Тогда же, кстати, закрылись и каналы поставки газа в Европу. Через год был арестован Мюллер и его секретарь, а также Анатолий Малюта, им предъявили более 60 обвинений в нарушении эмбарго.

Вычислительная техника для ТАСС, конец 1970-х

По всей Европе начали задерживаться эшелоны с техникой, причем проверки техники проводились в строгой секретности. Объем остановленных технологий и того, что все-таки успело попасть в СССР, неизвестен. Зато известно, что ЦРУ на почве этих поставок смогло устроить в Союзе классическую диверсию. Один из остановленных эшелонов все же отпустили, но технику, которая ехала в Союз, начинили компьютерными вирусами, вызвавшими взрыв на советском газопроводе Уренгой-Сургут-Челябинск летом 1982 года. Впрочем, советскими экспертами факт взрыва оспаривается.

С 80-х годов в Советском Союзе снова начали испытывать технологический голод. И хотя предпринимались попытки поставить на ноги свои заводы по производству транзисторов, до развала СССР не успели.

Современные отголоски

Советский Союз развалился, а эмбарго осталось. До сих пор на поставки высокотехнологичного оборудования стоят запреты. В этой связи нам известен случай, как в 2016 году двое граждан России Дмитрий Карпенко и Алексей Крутилин оказались осуждены за тот самый незаконный экспорт технологий.

Для своего дела россияне зарегистрировали две компании в Нью-Йорке, которые скупали радиоэлектронные технологии ВС США, скрывая, как считало правосудие, конечный пункт поставок. В апреле 2017 суд обещал депортировать россиян домой.

Крутилин и Карпенко действовали по примерно такой же схеме, по которой в 2013 году пытался вывезти из США приборы ночного видения россиянин Дмитрий Устинов. Он так же создал подставную компанию, которая маркировала вывозимые товары как не относящиеся к ВПК. Его осудили на полтора года.

Крутилин и Карпенко

В 2015 году группа из 32 человек, преимущественно украинцы и казахи, обвинялись во взломе серверов частных компаний Hewlett Packard, Caterpillar и Oracle. Они похищали данные и передавали их в том числе и в Россию для использования этой информации на финансовой бирже. 

В 2017 году россиянин Александр Пособилов получил в США 11 лет и три месяца тюрьмы за "промышленный шпионаж". На самом же деле Пособилов в 2012 году закупал светодиоды для дорожных светофоров, но Минюст США этот момент нисколько не смутил, а человек отправился в тюрьму.

Свою электронику защищают и российские военные. В декабре 2017 за шпионаж был арестован подданный Норвегии Фруде Берг, которому предъявили обвинение в попытке передачи технологий военно-морского флота РФ от раннее арестованного бывшего полицейского Алексея Житнюка, который как раз пытался эти технологии норвежцу и продать.

Фруде Берг с адвокатом

В 2012 году между Россией и Румынией разгорелся скандал. Бухарестские спецслужбы поймали 42-летнего бизнесмена, у которого в портфеле оказались защищенные гостайной данные о месторождениях меди и других редкоземельных металлов на территории Румынии.

В ходе расследования выяснилось, что к россиянину обратились сами румыны, предложившие вывезти из их страны некие документы за большую оплату. После чего россиянин был пойман с поличным в аэропорту. В российском МИД расценили это как провокацию.

Но в самом громком промышленном шпионском скандале XXI века Россия не участвовала. В 2015 году во французских СМИ были опубликованы выдержки из расследования Wikileaks, благодаря которым выяснилось, что США безнаказанно следили за французской, немецкой, новозеландской, австралийской промышленностью с 2004 по 2012 гг.

Были собраны данные обо всех контрактах, превышающих сумму в 200 млн долларов, АНБ мониторила все - от газовой промышленности до цифровых технологий. Американцы не только собирали информацию из открытых источников, классифицируя "жизненно важные" центры промышленности, но и воровали информацию с помощью агентов разведки. Все это делалось под прикрытием борьбы с терроризмом в этих странах. 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать Ruposters в ленте "Яндекса" https://zen.yandex.ru/ruposters.ru

Поделиться / Share