Статьи

Сирийская победа над скепсисом: как после войны выиграть и мир

1.9k
Комментарии 0
Сирийская победа над скепсисом: как после войны выиграть и мир
Дометий Завольский

В понедельник Владимир Путин дал распоряжение о выводе российских войск из Сирии. На авиабазе Хмеймим он объявил военным, что они возвращаются на Родину, и поблагодарил их за блестящую операцию против террористов. Затем Путин отправился в Египет и Турцию - обсуждать мирную жизнь Ближнего Востока. За один день он успел поговорить с Башаром Асадом, Абдель Фаттахом ас-Сиси и Реджепом Тайипом Эрдоганом, установив своего рода дипломатический рекорд. Дометий Завольский - о победе России над ИГ, западным скепсисом и "афганским синдромом". 

Верховный Главнокомандующий Владимир Путин совершил историческое блиц-турне по Ближнему Востоку. Самой впечатляющей страницей этого путешествия стало посещение Сирии. Там президент поздравил контингент Вооружённых Сил России с победой над так называемым "Исламским государством", изгнанным с территории Сирийской Арабской Республики. Поблагодарив военных за проявленные ими лучшие качества русского солдата, Владимир Путин сообщил о скором возвращении основной части контингента в Россию.

Из-за иссякания новостей о тёмных делах с химическими атаками и обстрелами гражданских с Запада раздаются всё более причудливые заявления о том, что Россия то ли присваивает себе победу над ИГИЛ (как заявил глава французского МИД), то ли сама же его создала (правда, этот Запад ещё ограничен украинскими сайтами и хилларистическими блогами). Однако факты очевидны.

Армия и флот России, российские медики и спасатели, сотрудники Росрезерва и частных военных компаний, дипломаты и журналисты два года назад удержали на краю пропасти сирийское государство, оболганное и почти разгромленное. Усилиями пришедших из России авиации, спецназа, военных советников и тыловиков, работой российского Генштаба ход боевых действий, почти уже решённый в пользу ИГИЛ и союзных ему группировок, был переломлен.

Армия САР была восстановлена и не без посредничества России смогла объединиться с различными военно-политическими силами региона для совместных действий против фундаменталистов. Огневая и интеллектуальная поддержка со стороны русских союзников стала решающим вкладом в трудный и отнюдь не линейный ход кампании по освобождению территории сирийского государства от ИГИЛ. Сирийская Арабская Республика далека от мира, правопорядка и единства, но по крайней мере чёрных флагов ИГИЛ над ней больше нет.

Это не подлежащая сомнению победа России. Причём не единственная из одержанных на сирийской войне.

Достигнута решительная победа над "афганским синдромом". Российское общество окончательно убедилось в том, что Вооружённые Силы действительно умеют воевать малой кровью и с немалой честью. Сколько бы ни раздавалось, внутри и снаружи, несуразных заклинаний об "атмосфере ненависти" и запредельном милитаризме, якобы царящих в России, в общественном мнении преобладает понятная и трезвая позиция: исчезло отношение к военной работе как к бессмысленно страшному и грязному делу. Ратный труд по-настоящему стал осознаваться как противостояние угрозе войны. Однако старые травмы ещё до конца не изжиты и то и дело дают знать о себе в скептических репликах.

Достигнута решительная победа над отношением к нашим вооружённым силам как к бестолковой и грубой махине, вроде стройки в экстремальных условиях, даже в мирное время не способной работать без ненужных потерь, пустого расхода сил, нервов, здоровья и жизней. Это победа над отношением прежде небезосновательным. Даже полнейшие патриоты-идеалисты признавали конструктивные недостатки тех вооружённых сил, хотя представляли армейские тяготы и риски то неизбежным злом, то чуть ли не сермяжной правдой.

Сегодня мнения об армии ещё далеки от идеализации, которой просто неоткуда взяться, учитывая низкий старт и склонность нашего общества к скептическим взглядам. Но само осознание того факта, что военная служба в России за последние полтора десятилетия во всех отношениях поступательно менялась в лучшую сторону, попросту радует всех – от генералов до родителей призывников. Из бестолковой "школы жизни" позднего СССР, из унизительной давильни 90-х армия и флот России действительно превращаются в профессиональные вооружённые силы, выстроенные по высшей мировой планке, последовательно приобретают всё, что считалось недосягаемыми западными стандартами.

Этот прогресс не ограничивается только постепенным искоренением социальных пороков и бытовым совершенствованием. В первой половине 2010-х постоянно высказывались опасения, что российская армия рискует, привыкнув к одноразовой посуде, остаться с оружием, спроектированным ещё в бытность Д.Ф. Устинова гражданским шефом оборонной промышленности. Сирийская операция показала, что у России есть новое оружие не только для парадов. В том числе и такое, о котором лишь недавно начали обтекаемо упоминать, вроде российских систем радиоэлектронной борьбы, не имеющих аналогов в мире.

Что не менее важно, наращивание выучки военными специалистами идёт наперегонки с наращиванием новейших вооружений. Судя по всему, российской армии, благодаря сирийской практике, удалось в немалой мере преодолеть один из прискорбнейших своих недостатков – малую слаженность действий между родами войск и подразделениями. Боевая слаженность – один из самых ценных военных навыков, дорого приобретаемый, редкий в наши дни и ещё более скоропортящийся, чем современное оснащение войск или класс отдельных специалистов. Теперь этим ценнейшим ресурсом многие структуры российских армии и флота запаслись надолго.

И мир, сколь ни продолжает сам себя обманывать, убедился в том, что военные возможности России несопоставимо превышают даже вчерашние российские представления о них. Обладать таким провокационным ресурсом тоже небезопасно, однако в острых ситуациях лучше иметь его, чем не иметь.

Военная победа в Сирии достигнута.

Можно перейти к обсуждению выгод, к которым подступилась Россия. На необозримо долгий срок сохранены военные базы в Тартусе и Хмеймиме. Без согласия России никакой зарубежный консорциум не протянет через территорию Сирии газопровод в Европу, конкурентный российскому газу. Исламский фундаментализм лишился не только сирийского плацдарма, но и значительной части людских и материальных ресурсов – в том числе рассчитанных на террористическую войну в России. Турция и Египет подтверждают намерения о многостороннем сотрудничестве с Российской Федерацией.

Однако следом за войною нужно, что называется, выиграть мир. Судя по всему, стремительное путешествие российского лидера в Сирию, Египет и Турцию – это визит миротворца с категоричными предложениями о том, как привести Ближний Восток, лишь недавно едва не скатившийся к войне всех против всех, к системе устойчивого неравновесия. Только постоянные взаимные уступки между Турцией, Сирией, Ираном, Израилем, Египтом, Саудовской Аравией и компромиссный переход к межобщинному миру в Сирии способны привести к относительному умиротворению регион, где даже многие государственные границы весьма относительны.

Впрочем, проиграть мир возможно и на своей территории. "Афганский синдром" будет окончательно изжит Россией, когда российское общество убедится, что никакой внутриполитический или геополитический процесс ни давлением, ни посулами не соблазнит российское государство снова сдать свои победы и предать своих людей. Как и сомнения в достоинствах армии, такое застарелое уныние лечится только практическим успехом. И главным общественным пожеланием сегодня становится непоколебимая честность государственной воли.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать Ruposters в ленте "Яндекса" https://zen.yandex.ru/ruposters.ru

Поделиться / Share