Мнение

Дробить и властвовать: чем техногиганты опасны для мира и как с этим справиться

Дробить и властвовать: чем техногиганты опасны для мира и как с этим справиться
Макс Фишер

Ещё двадцать-тридцать лет назад мало кто мог себе представить, что самыми дорогими и самыми влиятельными компаниями в мире однажды станут IT-гиганты. Сейчас это часть реальности – Amazon, Facebook и Google регулярно лидируют в различных биржевых рейтингах и списках. На этом фоне воззвания к минимизации их безраздельного влияния звучат уже не только от антиглобалистов и политических фриков, но и всерьёз обсуждаются на уровне властей и международных организаций. Выгоден ли этот процесс для общества или правительства просто решили устранить несговорчивых конкурентов по части влияния на людей? Макс Фишер - о том, как можно сократить угрозу, не прибегая к очевидно недопустимой в XXI веке экспроприации и не лишая широкие массы благ цивилизации.

Основным обсуждаемым способом “обуздания” техногигантов считается их дробление – создание на основе одной централизованной компании ряда независимых юридических лиц (бывших отделов и департаментов), формально имеющих право действовать самостоятельно, и продолжающих решать те или иные задачи в рамках структуры. Совладать с ними правительствам будет легче, считают юристы.

За дробление выступают как в Европе, так и в США. К примеру, ещё в 2014 году Европарламент выпустил резолюцию, призывающую обязать Google выделить в отдельную компанию свой поисковой сервис. Документ этот был хоть и не обязывающим, но весомым политически – в Еврокомиссии после этого всерьёз начали искать способы повлиять на поисковик, нейтральность его выдачи и соблюдение им европейских законов. В США этим вопросом занимается Федеральная торговая комиссия (FTC), у которой есть полномочия отменить прошлые решения о слияниях. Формальным поводом для “роспуска” техногигантов на отдельные компании может стать предполагаемое нарушение ими антимонопольного законодательства. Считается, что при этом выиграют их конкуренты, которым не посчастливилось занять крупные доли рынка – ведь одно дело это противостоять самому Google или Amazon, а другое дело – целому “рою” из их вчерашних департаментов, каждый из которых с точки зрения рыночных законов вынужден будет действовать автономно.

Ломать – не строить?

У людей, не слишком интересующихся политикой и экономикой IT, может возникнуть закономерный вопрос: а следует ли вообще пытаться разъединить единое целое и дробить крупнейшие компании, от которых зависит ежедневный комфорт сотен миллионов человек? К примеру, Google, как набор сервисов, выглядит вполне удобным в множестве сценариев использования – личный аккаунт позволяет объединить свои профили на YouTube, в магазине приложений мобильного телефона, в приложении “Диск”, наконец, в любимой многими почте Gmail и ещё в десятках сервисов. Аналогичная ситуация сложилась и с “Яндексом”, который предоставляет россиянам помимо почты и поиска набор сервисов в целом не хуже “гугловского”, а местами даже и лучше.

И как раз на примере “Яндекса” можно посмотреть, к чему приводит разделение сервисов, действующих в рамках единой экосистемы. Так, сервис “Яндекс.Деньги” изначально начинал работать, как отдельный проект, в котором у отечественного техногиганта даже не было основной доли. При этом по договорённости с компанией PayCash “поисковик” предоставлял для “Денег” технологическую платформу, отвечающую за работу с аудиторией. В 2008 году “Яндекс” выкупил 50% сервиса, а в 2012 году 75% акций “Яндекс.Денег” перешли в собственность “Сбербанка”. При этом в течение четырех лет карты сервиса выпускались и обслуживались банком “Тинькофф”. Все это не привело к каким-либо неудобствам – большинство рядовых пользователей сервиса до сих пор даже не подозревают, какова именно в нём роль “Яндекса” за исключением логотипа и интеграции с “Паспортом”.

Нельзя сказать, что “Яндекс” окончательно утратил контроль над сервисом – владея только 25% плюс одной акцией, он добился сохранения за собой права решающего голоса по технической части. И тем не менее, это мало похоже на амбициозные заявления Аркадия Воложа в 2010 году о том, что компания сама может приобрести долю в каком-нибудь банке. Конечные клиенты же оказались в плюсе: обеспечением как финансовых, так и технических вопросов занялись профессионалы из двух компаний.

Сложно было бы достоверно прогнозировать на этом примере будущее дробления такого мирового гиганта, как Google, или значительно более монолитного Facebook. Если у первого, как было упомянуто выше, существуют десятки, если не сотни сервисов (если считать корпоративные услуги, платные и бесплатные API), то второй в лучшем случае удалось бы вновь разделить на, собственно, сам Facebook, Instagram и WhatsApp – сомнительно, что это принесло бы значительные положительные результаты. И тем не менее, примеры и “Яндекса”, и многих других технологических компаний показывают, что различные и формально независимые друг от друга юридические лица вполне могут работать в рамках одной технической платформы, не принося конечному потребителю значительных неудобств.

Чем недовольны в Европе и Америке

По мнению представителей западных элит, при том и “мейнстримных” политиков тоже, техногиганты фактически уничтожают любую конкуренцию, в основном путём скупки и принудительного закрытия или интеграции в свои структуры малых компаний, и в своём стремлении к статусу абсолютных монополистов не останавливаются ни перед чем. Согласно позиции 69-летнего американского сенатора, бывшего члена президентской гонки Элизабет Уоррен, основным оружием крупных IT-корпораций стали маркетплейсы – они могут одновременно “выдавливать” оттуда конкурентов и продвигать собственные программные продукты. Это грозит не только созданием нездоровой ситуации на рынке, но и торможением прогресса в целом – те или иные прогрессивные разработки могут оказаться на задворках популярности просто, потому что были созданы не в той компании и не смогли заинтересовать доминантов рынка.

Впрочем, Уоррен – не единственная из политиков, кто выступает за “разуплотнение” техногигантов, и совершенно точно не мерило объективности. Её критики уже усомнились в непредвзятости подобных обвинений по одной простой причине: несмотря на то, что вышесказанное в равной степени можно отнести и к Google, и к Facebook, и к Amazon, и к Apple, именно “яблочную” компанию сенатор почему-то поначалу обделила вниманием. И это при том, что по капитализации она хоть и незначительно, но опережает конкурентов! Затем экс-кандидат поправилась, но тут выяснилось, что она совершенно проигнорировала Microsoft. Словом, критиков было сложно остановить.

Оставив за кадром предвзятость или непредвзятость Уоррен, нельзя игнорировать реальные факты злоупотребления компаниями своим положением. Так, совсем недавно Apple нарвалась на штрафы в 25 и 15 млн евро соответственно во Франции и Италии за то, что ее обновления для старых смартфонов намеренно снижали тактовую частоту их процессоров. Логика в таком апдейте, если верить “яблочникам”, имеется: большинство устаревших телефонов уже имеют батареи далеко не первой свежести и использование их на полную мощность может превратиться в вынужденную жизнь у розетки. И тем не менее, мало кто будет спорить с тем, что искусственно “заторможенный” смартфон – это ещё и очевидное стимулирование к покупке новой модели. Справедливости ради стоит заметить, что аналогичный штраф был выписан и в адрес Samsung.

Перспективы для России

Учитывая, что необходимость “зарегулировать” техногигантов вызвана не столько заботой о скорости “айфонов” рядовых граждан, а уже и политическими соображениями, решений в этой сфере долго ждать не приходится. Европа усиливает давление на американские компании не только гневными резолюциями, но и вполне ощутимыми штрафами. По мнению специалистов, чтобы вынудить крупные фирмы разделиться на отдельные, более контролируемые предприятия, официальный Брюссель будет дожидаться, пока такие процессы не начнутся в США – иначе есть реальный риск нарваться на ответные санкции.

Процессы, тем временем, уже зреют. Так, в выступлениях ученых, экономистов и политиков все чаще текущее положение дел называют угрозой, ни много, ни мало, для национальной безопасности Соединенных Штатов. Аналогичные настроения звучат и в остальном мире – Европа намерена пробить дорогу для своих IT-стартапов, потеснив американцев и заставив их честно конкурировать, в Москве озабочены возможностями американских монополистов на российском рынке в условиях противостояния с Западом. На этом фоне тема обуздания и “зарегулирования” техногигантов начинает подниматься и в других странах – с реальной ли необходимостью или без, вопрос дискуссионный.

В чем сходятся подавляющее большинство экспертов, так это в оценке влияния IT-монополий на развивающийся бизнес. Учитывая практически неограниченные финансовые и юридические возможности гигантов, любые перспективные начинания рискуют быть поглощенными. И даже если сами технологии не будут отложены в долгий ящик, а начнут жить уже под всем знакомыми логотипами Google или Amazon, национальные правительства едва ли могут счесть это поводом для радости – собственные специалисты начнут работать в интересах американских компаний, собственные стартапы будут закрываться один за другим.

В ближайшие десятилетия следует ожидать ужесточения правил работы для техногигантов в большинстве стран мира. Это может быть как их дробление, так и другие, но не менее эффективные меры воздействия. России, как стране с развитым собственным IT-сектором, очевидно, суждено быть в числе первых после Европы, кто попытается бросить вызов американским корпорациям и подчинить их своим законам на своей территории по-настоящему эффективно, а не смешными штрафами, как это происходит сейчас. Как это будет работать, зависит в первую очередь от отечественных законодателей. Остаётся надеяться, что про они не забудут про интересы рядового потребителя и обратят внимание на опыт иностранных государств – как положительный, так и негативный.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share