Статьи

Международный день шахмат: проблемы и перспективы России

Международный день шахмат: проблемы и перспективы России
Михаил Мельников

20 июля — Международный день шахмат. Некогда национальный вид спорта в СССР вроде бы переживает у нас не лучшие времена, хотя поддержка ему оказывается на очень высоком государственном уровне. Михаил Мельников рассказывает, действительно ли все пропало и что нам теперь делать.

Командные проблемы

Начну, пожалуй, за упокой: расскажу, как мы, по Высоцкому, "уронили шахматный престиж" и в командном, и в личном зачете. Оговорюсь, что речь будет идти исключительно о мужских шахматах, в женских у нас дела получше, но не они являются визитной карточкой страны.

До 2002 года включительно СССР/Россия выиграла все шахматные Олимпиады (проводятся раз в два года), в которых участвовала, за исключением серебра в 1978 году, когда венграм удалось совершить невозможное. Но после того как "великолепная пятерка и Каспаров" лишились ушедшего в политику ключевого игрока, словно отрезало. Маленькая Армения одержала за это время три победы, Украина и Китай — по две, США — одну. Еще один симптом болезни: если в 2006 году пять из шести членов сборной США были выходцами из СССР, то в 2016-м, когда американцы одержали долгожданную победу, уже ни одного. Это стало еще одним подтверждением того, что советский бензин кончился, надо заливать российский.

В 2020 году российской команде, правда, удалось разделить победу на "ковидной" онлайн-Олимпиаде, но нетрадиционная формула мероприятия и обилие технических сбоев не позволяют приравнять этот успех к победам на классических, полноценных турнирах. Ждем новой попытки в 2022 году.

Век доминирования

Сложно и "на личном фронте". В СССР и России так привыкли контролировать мировую шахматную корону, что ее потеря сперва казалась каким-то недоразумением.

К титулу мы подбирались исподволь. Еще в позапрошлом веке Михаил Чигорин проиграл два матча первому чемпиону мира Вильгельму Стейницу. Второй чемпион мира Эмануил Ласкер на старости лет играл под советским флагом. У третьего, Хосе-Рауля Капабланки, была русская жена. В 1927 году гражданин Франции, русский аристократ Александр Алехин обыграл Капабланку и стал четвертым чемпионом мира. С двухлетним перерывом он сохранял корону до самой своей смерти в 1946 году.

А с 1948 года пошла череда советских чемпионов — Ботвинник, Смыслов, Таль, Петросян, Спасский, короткий перерыв на гениальность неадекватного Фишера (1972–1975), Карпов, Каспаров… За это время никто из иностранцев, кроме Фишера, и близко не приближался к нашему трону — не считать же совсем чужим резидента Швейцарии Виктора Корчного, проигравшего два матча за корону.

После развала СССР могущество несколько пошатнулось: уже в 1993 и 1995 годах права проиграть матчи на первенство мира Гарри Каспарову добились не Карпов, Юсупов, Салов или хотя бы Иванчук с Гельфандом, а англичанин Шорт и индиец Ананд. Но они не представляли серьезной угрозы трону, равно как и странные "параллельные чемпионаты мира", которые устроил тогда Кирсан Илюмжинов: их победителей просто не воспринимали всерьез (кстати, и там доминировали уроженцы СССР). В 2000 году потерявший от постоянных успехов чувство реальности Каспаров подарил возможность сыграть матч своему молодому другу Владимиру Крамнику, а тот оказался "неблагодарным" и обыграл учителя, не дав тому никаких шансов: из 15 партий Каспаров впервые в жизни выиграл… ноль, проиграв две.

К сожалению, чемпионский период был не лучшим в жизни Крамника, его донимали проблемы нешахматного свойства, в результате российский титул дважды висел на волоске: Владимир с трудом спасся в матчах с венгром Леко и болгарином Топаловым. Конец этой вьющейся веревочке пришел осенью 2008 года, когда почти два десятилетия ходивший в "кронпринцах" Вишванатан Ананд дождался своего часа: разгромил Крамника и прекратил 80-летнюю российскую гегемонию в мировых шахматах.

Вместо чемпионов — претенденты

С тех пор было две попытки реставрации. В 2012 году в Третьяковской галерее Ананда едва не обыграл воспитанный в Минске израильский гроссмейстер Борис Гельфанд (пусть не Россия, но советская школа!). А четыре года спустя, когда немолодой уже Ананд передал эстафетную палочку норвежскому вундеркинду Магнусу Карлсену, на матч с новым чемпионом вышел российский гроссмейстер Сергей Карякин. Как и Гельфанд, он считался безнадежным аутсайдером — но тоже навязал чемпиону борьбу, тоже сыграл "основное время" матча вничью и тоже уступил лишь на тай-брейке.

И вот теперь третья попытка. В конце ноября в Дубае начнется схватка между непобедимым Карлсеном и российским гроссмейстером Яном Непомнящим. Непомнящий, которому только что исполнился 31 год, выиграл в Екатеринбурге самый длинный в истории шахмат очный турнир претендентов — из-за пандемийного перерыва с первого до последнего тура прошло более 13 месяцев.

Если наши игроки три раза за десятилетие играют в матчах на первенство мира — может быть, не так уж все и плохо?

Игра элиты

С 1995 года пост президента ФИДЕ контролируют люди, вхожие в самые высокие российские кабинеты — Кирсан Илюмжинов и Аркадий Дворкович; более того, конкурировали с ними на выборах также граждане России Анатолий Карпов и Гарри Каспаров, и в этих условиях решающим фактором становилась поддержка Кремля. Нынешний глава международной федерации Дворкович — вчерашний вице-премьер, правая рука Дмитрия Медведева; попечительский совет федерации российской возглавляет Дмитрий Песков, уста российского президента. В том же совете — главы "Газпромбанка", "Газпром нефти", Счетной палаты, "Альфа-групп", министр обороны и мэр Москвы!

Пока юмористы шутили про теннис, дзюдо и горные лыжи как способ пробиться наверх, шахматисты постепенно захватывали позиции. Помимо упомянутых, уровень от первого разряда и выше имели еще архитектор перестройки Леонид Абалкин и его наследник Егор Гайдар, многолетний вице-премьер Александр Жуков, крупнейшие бизнесмены Геннадий Тимченко, Владимир Потанин, Андрей Филатов, бессменный депутат Госдумы Андрей Макаров… Россия по-прежнему остается главным спонсором мировых шахмат: у нас проводятся крупнейшие соревнования, газовики финансируют олимпиады, сильные гроссмейстеры получают государственную и корпоративную поддержку… Но как же получилось, что страна с такой "шахматной мафией" практически забыла о славных победах?

Элита элитой, но в целом престиж профессии шахматиста снизился — громкие организационные скандалы 1990-х годов отпугнули от игры крупных корпоративных спонсоров. Как следствие — снижение финансирования; о призовых фондах масштаба 1970–1980-х годов (в пересчете на инфляцию, конечно) сейчас остается только мечтать. Шахматы все еще учат думать, но социальным лифтом они перестали быть: все перечисленные выше люди достигли своих высот во многом потому, что вовремя отказались от мысли стать шахматистами. И амбициозные родители долгое время отдавали детей в другие виды спорта; сейчас ситуация немного улучшается.

Они сильнее или мы слабее?

Если какая-то команда начинает показывать результаты хуже прежних, возможны две причины: либо соперники стали сильнее, либо она слабее. В нашем случае сплелись оба этих фактора.

Мир стал сильнее. При этом нынешний расцвет шахмат в "диких уголках" — заслуга в первую очередь как раз советской шахматной школы, посланцы которой на рубеже 1980–1990-х годов разлетелись по всему миру, унося с собой накопленный десятилетиями опыт игры и тренерской работы. Словенец Белявский, турок Гуревич, швейцарец Милов, ирландец Бабурин, немцы Хенкин и Юсупов, французы Дорфман и Ткачев, испанцы Салов и Широв, толпы "новых израильтян" и "новых американцев", включая теперь еще и американского хорвата Каспарова… Вкупе с распространением интернета, уничтожившего неравенство в доступе к знаниям, это просто не могло не привести к выравниванию сил.

Мы стали слабее. Дело в том, что СССР состоял не только из России. После распада империи у России в одночасье появилось 14 новых мощных соперников — уже на первой постсоветской Олимпиаде 1992 года пьедестал заняли Россия, Узбекистан и Армения, а в десятку лучших вошли также Латвия, Грузия и Украина! О большинстве игроков этих новых сборных их западные противники вообще никогда не слышали — так велика была внутренняя конкуренция в СССР, так огромен ее отрыв от любых конкурентов. При этом надо понимать, что "у постсоветских собственная гордость" — именно против России ее бывшие окраины сражаются с особым рвением. Плюс опять же грандиозный отток тренерских и игровых кадров в дальнее зарубежье — я сам был шахматным тренером в 1990-х и помню, какие были зарплаты, как все разваливалось буквально на глазах. Ситуация стала улучшаться только в нулевых.

* * *

В целом же люди, которые скорбят об утрате былой гегемонии, неправы. Тут надо делать поправку на масштабы наших амбиций: то, что для любой другой страны, — огромный успех, нами воспринимается как неудача. На 1 июля 2021 года в первой сотне мирового шахматного рейтинга 22 россиянина, 10 американцев, 9 китайцев, 8 украинцев, 6 азербайджанцев, 5 британцев, по 4 венгра, индийца и почему-то француза, 3 армянина. На эти десять наций приходится ровно три четверти элитного списка. При этом наши шахматисты выиграли два из трех последних турниров претендентов — последних ступенек к матчу за мировое первенство.

Если это не мировое доминирование, тогда как вообще оно выглядит? Нет, господа, слухи о смерти шахмат в России сильно преувеличены — мы остаемся сильнейшей державой мира и с высокой вероятностью в 2020-х годах вернем себе и соответствующие титулы: Сергей Карякин и Ян Непомнящий не одиноки, за их плечами внушительная когорта одаренных спортсменов. Количество обязательно перейдет в качество.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share