Мнение

Сделка с вопросом: зачем Россия покупает "Сбербанк" и что с этого гражданам

Сделка с вопросом: зачем Россия покупает "Сбербанк" и что с этого гражданам
Михаил Мельников

Правительство решило купить Сбербанк у Банка России. Доля ЦБ будет выкуплена за счет средств из Фонда национального благосостояния по рыночной цене в 2,5-3  триллиона рублей. Смысл этой сделки поняли не все, Счетная палата также попросила разъяснений. Михаил Мельников рассматривает плюсы и минусы этого проекта и объясняет его суть. 

Укрепление статуса

Речь идет не обо всем Сбербанке, а о контрольном пакете его акций — 50% плюс одна. Остальное находится у частных инвесторов, среди которых преобладают крупные американские фонды. Последний факт говорит о высокой оценке бумаг "зеленого" банка, но обещает определенные сложности при управлении. Впрочем, блокирующего пакета нет ни у кого.

Центробанк — организация со сложным и противоречивым статусом, встроенная одновременно и в систему государственного управления России, и в международную финансовую систему, управляемую главным образом из тех же США. То есть у правительства России формально не было возможности влиять на деятельность одной из крупнейших компаний страны напрямую, а теперь будет.

Дивиденды Сбербанка с 2018 года перечисляются не в Центробанк, а в бюджет, но ЦБ был не в восторге от этой схемы и в кулуарах оспаривал ее. Теперь проблема будет решена: ожидается, что мы будет получать уже без всяких осложнений более 250 млрд руб. ежегодно.

Денежные потоки

Фонд национального благосостояния наконец достиг заветных 7% ВВП, а это значит, что его можно тратить. Достиг в том числе и благодаря снижению этого ВВП. И к этому Фонду стоит большая очередь из очень влиятельных глав компаний.

Сейчас в нем около 8 трлн рублей. Точная стоимость 50%+1 акции Сбербанка будет вычислена позже (это будет средневзвешенная цена за 6 месяцев перед днем фиксации цены, и этот день могут сдвигать на более удобную для кого-то дату), но в любом случае речь идет о сумме в интервале 2,5–2,9 трлн рублей. Это не очень много — 7-8% консолидированного годового бюджета России, то есть ее месячный бюджет.

А после сделки сумма средств ФНБ будет ниже не только 7%, но и 6% ВВП, так что Фонд снова становится закрытым, даже несмотря на то, что не вся сделка будет оплачена деньгами: примерно полтриллиона составит отказ Центробанка от долговых претензий к Сбербанку и ВЭБ.РФ, то есть из ФНБ будет потрачено примерно 2 трлн.

Давайте посмотрим, что с деньгами будет делать Центробанк. Он покроет свои убытки от санации банковского сектора: "Открытие", "Промсвязьбанк" и банки помельче перешли к ЦБ с существенными "дырами". Согласно законопроекту, на это будет направлено не более 700 млрд рублей. Положим, в реальности тем или иным путем окажется даже больше, около триллиона — многое зависит от того, насколько успешно будет искать должников "банк плохих активов" "Траст" с его сверхжесткой командой госколлекторов.

А оставшиеся деньги останутся на его балансе прибылью. Согласно закону, в этом качестве они подлежат перечислению в бюджет Российской Федерации! Это практически гарантирует нам профицит бюджета по итогам 2021 года. Часть будет направлена на погашение долгов оборонной промышленности перед банковской системой, часть – на дополнительное финансирование национальных проектов.

Win-win

Как видим, в плюсе оказываются почти все. Резко сокращаются тормозящие развитие задолженности, исчезает причина споров между государством и Центробанком, дивиденды становятся регулярными, а позиционирующий себя как государственный Сбербанк становится таким в реальности.

При этом надо заметить, что Центробанк, несмотря на некоторые разногласия Эльвиры Набиуллиной с ее бывшим боссом Германом Грефом, обеспечивал Сбербанку фантастические условия, сделав его всемогущим лидером на многих банковских рынках, неподконтрольным скромной антимонопольной службе. Если регулятор, потеряв контроль над "Сбером", перестанет играть в эти игры, Грефу станет сложнее, но вся отрасль вздохнет чуть легче, да и клиенты банков вместе с ней.

Таким образом, ни о каких "деньгах, отданных непонятно кому непонятно зачем", здесь говорить не приходится, хотя статус ЦБ действительно неоднозначен. Бо́льшая часть средств — 1,8–2,2 трлн — просто перетечет из ФНБ в бюджет. А Фонд продолжит пополняться все по тому же принципу: аккумулировать доходы от налогов и пошлин с цены продаваемой нефти выше определенного уровня. На 2020 год "цена отсечения" составляет 42,4 доллара за баррель Urals — это существенно ниже текущих биржевых цифр, даже несмотря на их "коронавирусное" снижение.

Из всех возможных вложений денег ФНБ Сбербанк — одно из самых удачных. Это действительно очень сильный, активный, развивающийся игрок с огромной рыночной силой не только в банковской сфере, но и, например, в электронной коммерции, доставке еды, онлайн-кинотеатрах… В отличие от "Аэрофлота", который свое господствующее положение использует крайне неудачно, команда Грефа — при всем моем негативном отношении из-за беззастенчивого использования монопольного положения — исключительно профессиональна.

Рассмотрим теперь главную претензию к этой сделке.

Историческая справка

Для этого необходимо вспомнить, кому в действительности принадлежит Сбербанк. Официальная история этого учреждения начинается аж с 1841 года, но это не так: просто в духе времени было поставить у своей колыбели Николая I, а не Владимира Ленина. Основанные при Николае царские сберегательные кассы рухнули в 1917-18 годах, а в апреле 1919 года их и вовсе поглотил Народный банк РСФСР. Основанные в конце 1922 года Гострудсберкассы никакого отношения к дореволюционной сети касс не имели, так что "зеленому банку" сейчас 97 лет.

При своем основании сберкассы попали в ведение Наркомфина, позднее ставшего Министерством финансов. 1 января 1963 года систему сберегательных касс передали из Минфина в ведение Государственного банка СССР, причем, подчеркну, совершенно бесплатно. Сделал это Никита Сергеевич Хрущев под занавес своего правления, в начале которого он точно так же передал Крым в распоряжение украинских властей.

В декабре 1991 года Государственный банк СССР, в свою очередь, был захвачен — слово резкое, но единственно точное — представителями созданного всего за год до этого Центрального банка РСФСР, ныне известного как Банк России. По методам это была чистая партизанщина, но уже через несколько дней полностью легитимизированная признанием России полноправным правопреемником СССР со всеми активами и обязательствами Союза. Последнего главу Госбанка Виктора Геращенко отправили в отставку, но уже через год призвали обратно в Банк России (а потом призывали еще раз – другого специалиста такого уровня в России не было и нет). То есть к этой преемственности претензий ни у кого нет.

Позднее Центробанк России провел акционирование Сбербанка и распродал на свободном рынке практически половину его акций. Таким образом, Сбербанк принадлежит Центробанку легитимно, но возникает вопрос: справедливо ли платить рыночную стоимость, если сам ЦБ не отдал за него ни копейки? Конечно же, несправедливо. Но иного варианта просто нет: отношения Центробанков и государственной власти находятся под строгим международным контролем, даже решительный Китай не может национализировать свой ЦБ. Правительство выжало из этой ситуации максимум, не забыв, разумеется, и про свои интересы (деньги ФНБ можно было тратить через особые указы, те же деньги из бюджета – в обычном, текущем режиме).

Лично я не в восторге от ситуации, которая касается промежуточного положения Центробанка. "Сбер" — коммерческая организация, он может быть чьим угодно, лишь бы платил налоги, но по здравому смыслу мегарегулятор финансовой отрасли, имеющий монополию на эмиссию национальной валюты, должен быть стопроцентно бюджетным учреждением, защищающим интересы России и только России. Что ж, эта задача остается открытой, а пока что Россия отобрала у Центробанка его главное розничное оружие. Отныне таковым становится группа "Открытие".

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share