Статьи

Миллиарды на свалку: сколько стоит закрыть мусорный полигон

9.8k
Комментарии 0
Миллиарды на свалку: сколько стоит закрыть мусорный полигон
Михаил Мельников

С середины 2017 года в Московской области стало неспокойно: жители потянулись на экологические митинги. На плохое самочувствие из-за свалок пожаловались сначала в Балашихе, затем в Волоколамске. Люди потребовали закрыть полигоны "Кучино" и "Ядрово", на котором произошел выброс свалочного газа. Власти Подмосковья пообещали решить проблему. Михаил Мельников - о том, как они собираются это делать, сколько лет это займет и во что обойдется бюджету. 

Проблема рекультивации, то есть возврата территории в пригодное для использования состояние, для Москвы и области не нова. Еще в 1980-х на юго-востоке столицы и дальше в область располагались Люблинские и Люберецкие поля аэрации, по сути – гигантские отстойники канализации. Сейчас на их месте стоят современные жилые кварталы, а экологические показатели – в пределах нормы.

Понятно, что все эти верхние и нижние поля не совсем свалка, однако суть их достаточно близка. Разница лишь в том, что наши с вами биологические отходы – это чистая разлагающаяся органика, тогда как на мусорных полигонах химический спектр гораздо шире. Впрочем, все эти вредные вещества изначально существовали в природе. Яды живут вокруг нас: скажем, абрикосовая косточка содержит синильную кислоту и ее соли, то есть цианиды, но еще ни один человек не отравился качественным абрикосовым вареньем. Проблема лишь в колоссальной концентрации этих токсинов на мусорных полигонах – туда десятилетиями свозили металл и пластик, а потом оставили медленно разлагаться под воздействием света, тепла и времени. Оставлять это в таком состоянии нельзя.

Как хоронят свалки

Технология рекультивации мусорных полигонов состоит из двух основных этапов. На первом, техническом, работают люди. На втором – природа.

Сначала полигон стабилизируют. За годы его работы могли образоваться трещины, провалы, выступающие за границы полигона стихийные свалки. Необходимо засыпать провалы грунтом, определить четкие линии полигона, создать или восстановить откосы по его границам.

После этого откачивается токсичнейший свалочный газ. Есть два основных способа дегазации - активный и пассивный. При активном способе над свалкой вспыхивает факел – идет высокотемпературное сжигание газа после его предварительной очистки. Такой метод в 2018 году будет применен, например, на полигонах "Шатурский", "Малая Дубна", "Непейно". 

Пассивный же способ предполагает простую откачку газов из недр свалки и его очистку через систему фильтров. Дегазацию в Подмосковье помогают проводить голландские специалисты.

Дальнейшие действия несколько различаются в зависимости от будущего предназначения земли – сельскохозяйственное, рекреационное, застройка.

В первых двух случаях главная задача – создать плодородный слой почвы. Сначала будут высаживать многолетние травы или кустарники. Считается, что за 2–3 года они стабилизируют почву (деревья это делают дольше), то есть для рекреационных целей площадка уже подходит: можно, например, разбить парк или сделать спортплощадку. А через 10–12 лет эту землю можно использовать для посадки овощей или плодовых деревьев. За это время наиболее активные элементы захороненных отходов уже разлагаются, а количество примесей, выделяемых оставшимся мусором, недостаточно для причинения ущерба здоровью людей или животных.

Если планируется строительство на месте свалки, все равно лучшим способом остается предварительное засеивание растениями – они сделают грунт более устойчивым. Если через 3–5 лет анализ почвы на токсичность не выявит опасности, можно начинать инженерные изыскания.

Цена вопроса

Известно, что расценки на одну и ту же работу в России могут отличаться в разы. Владелец компании-эксплуатанта полигона "Царево" в Пушкинском районе Подмосковья оценивает работу в 1 миллиард рублей, который надеется получить из бюджета по программе "Чистая страна". Хотя логика тут странная: пока свалка работала, ее оператор получил прибыль самостоятельно, как пришла пора убрать за собой – сразу должно платить государство. Тем не менее в большинстве случаев оператору проще свернуть бизнес и исчезнуть, чем "прибраться".

Стоимость рекультивации более крупного полигона "Кучино" в Балашихе, с которого вообще началось открытое обсуждение темы свалок, – 4 миллиарда, платить будет Московская область. Находящийся рядом с ним небольшой полигон "Некрасовка" будет стерт с лица земли примерно за 1 миллиард. Он находится на территории Москвы, принадлежит группе компаний "ПИК", которая намерена создать на его месте рекреационную зону.

Большие ли это деньги?

В каждом конкретном случае – нет. Плановый доход Московской области на 2018 год – 469 миллиардов рублей, через два года он достигнет уже 513 миллиардов. Расходы области превышают ее доходы почти на 10%, и все же несколько свалок область способна рекультивировать самостоятельно, тем более что процесс поэтапный, не нужно выделять все деньги сразу.

Но бóльшая часть мусора на подмосковных полигонах московского происхождения (7,9 млн тонн в год из общего объема в 11,7 млн тонн). Так что столица просто обязана поучаствовать в беде своей соседки. Доходная часть бюджета Москвы на 2018 год – 2 104 млрд руб., на 2020-й – 2 317 млрд. Расходов еще больше, но на фоне этого денежного потока стоимость рекультивации не выглядит неподъемной.

Из 39 легальных мусорных полигонов, которые функционировали в Московской области еще в 2013 году, к началу 2018 года активными оставались 15. Рекультивировать надо все закрытые и, возможно, часть существующих. Вместо них планируется открыть несколько мусоросжигательных заводов (МСЗ), которые, по уверениям продвигающего проект "Ростеха", несут меньший вред экологии, чем огромные дурно пахнущие свалки.

Телега впереди лошади

Проблема мусора в России, равно как и во всем остальном мире, имеет только одно решение. И это не мусоросжигательные заводы по "швейцарской технологии колосниковой решетки". В той же Швейцарии подобные заводы стоят порой прямо среди жилых кварталов, но мусор-то у нас разный.

Швейцарцы сжигают порядка 20% мусора, все остальное идет в переработку. И в огонь, а потом и в атмосферу не попадают токсичные элементы. У нас же никакой сортировки мусора нет, сжигается порядка 95%. И этот дым очень сильно отличается от швейцарского.

Сначала – раздельный сбор мусора, потом – мусоросжигательные заводы. Не надо думать, что наших людей невозможно обучить раздельному сбору, просто одних только контейнеров с надписями "бумага", "стекло", "пластик" недостаточно. Нужна масштабная кампания социальной рекламы, но не со скучными экологическими увещеваниями, а, если угодно, с первыми лицами государства, выбрасывающими разные пакеты в разные контейнеры. Доверие к власти, как показали мартовские выборы, в России высокое, так что это рано или поздно сработает. А другого пути у нас нет.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать Ruposters в ленте "Яндекса" https://zen.yandex.ru/ruposters.ru

Поделиться / Share