Мнение

Игра на понижение: почему страны ОПЕК+ увеличивают добычу с января

Игра на понижение: почему страны ОПЕК+ увеличивают добычу с января
Дмитрий Лекух

Страны ОПЕК+ договорились с января 2021 года повысить добычу нефти, но не на 2 млн, а только на 0,5 млн бареллей в сутки из-за хрупкости нефтяного рынка. Дмитрий Лекух - о том, что происходит на нефтяном рынке, чем это грозит и причем здесь США.

Как и предполагалось, страны – участники ОПЕК+ все-таки согласовали ежемесячное повышение объема добычи нефти. Хоть и не такое значительное, как рассчитывали самые оптимистичные участники рынка, но тоже, в общем, вполне.

Уже начиная с января 2021 года предполагается "осторожно" наращивать добычу сырья на полмиллиона баррелей в сутки, а если этого не хватит –цитируем один из растиражированных СМИ "источников" внутри ОПЕК+ (на самом деле секрет Полишинеля, проболтались в делегации Казахстана, впрочем, тут особенно нечего и скрывать), – "планируется ежемесячно проводить заседание для повторной оценки условий на рынке".

Соответственно, от итогов этих ежемесячных заседаний и будет зависеть дальнейший рост добычи: вроде как пока следующий шаг предполагается в режиме "не больше 500 тыс. бочек дополнительно", но там уж как пойдет. Впрочем, давайте по порядку.

Чтобы понять, почему это так важно для глобальных энергетических (да и не только) рынков, необходимо чуть углубиться в историю вопроса. Хотя бы до момента, когда в марте уходящего кризисного 2020 года нефтяные котировки критически обвалились, после того как страны ОПЕК+ (там сложная структура, об этом чуть ниже, но будем говорить честно: это Королевство Саудовская Аравия и Российская Федерация) не смогли договориться ни об изменении параметров сделки ОПЕК+ касательно сокращения добычи сырья, ни о ее продлении.

Итог, в общем-то, был предельно предсказуем, особенно на фоне уже бушевавшей тогда пандемии COVID-19: с 1 апреля ограничения на добычу сняли по всему миру. Цены на нефть, что вполне естественно, отреагировали на это фактически катастрофическим обвалом – только за март упали более чем в два раза.

Пришлось что-то решать. Иначе ситуация могла обернуться такими тяжелыми последствиями, что даже пандемия COVID-19 показалась бы на их фоне, простите, детской игрой в крысу. Но для того, чтобы понять это, как мы уже указывали выше, необходимо обратиться к самой структуре, целям и параметрам сделки, известной нам как "сделка ОПЕК+".

Тут все довольно просто. В конце 2016 года, из-за недовольства многих нефтедобывающих стран ценами на мировом нефтяном рынке и из-за явной недостаточности координации в глобальной добыче, между странами – участниками Организации стран экспортеров нефти (ОПЕК) и частью "независимых", неформальным лидером которых являлась Российская Федерация (понятное дело – почти 14 % мировой добычи), была заключена, по сути, "картельная" сделка, получившая название ОПЕК+ и позволившая более или менее внятно регулировать рынки. Если говорить цинично, то это была во многом сделка между Российской Федерацией и Саудовской Аравией, и без того вполне способными "формировать цены": при скоординированной и грамотной политике, с регулированием квот эти два ответственных игрока, по идее, могли бы довольно уверенно регулировать рынки, поддерживая понятные всему мировому сообществу цены и прочие "правила игры". 

Но была некоторая проблема. А именно – стремительно растущая нефтяная (в первую очередь т. н. "сланцевая") добыча в США. Американские нефтяники к сделке не подключались – через политические рычаги на нее влияли, да еще как, но сами никакой ответственности не несли.

Как итог, за счет искусственного поддерживания высокой цены на нефть участниками ОПЕК+ американские "сланцевики", не оглядываясь ни на что, бесконтрольно наращивали добычу, вытесняя с использованием – в изящном "янки-стайле" – любого подручного инструментария, в том числе политического, с глобальных рынков "конкурентов". Как позднее выяснилось, в первую очередь своих стратегических партнеров из Саудовского Королевства. Кто ж виноват, что эталонная арабская "легкая" нефть конкурентна не столько базовому российскому Urals, сколько легким же американским WTI.

И к весне 2020-го ситуация благодаря этому стала уже настолько нетерпимая, причем еще безо всякого COVID-19, что русские просто отказались даже рассматривать дальнейшее сокращение добычи без участия в сделке "американских партнеров". Собственно, сам COVID-19 только добавил красок в эту и без того замечательную картину.

В результате сделку, вместе с глобальными энергетическими рынками, пришлось спасать воистину в героическом режиме. Поскольку арабы не унимались, а русские, видимо готовые к подобному повороту событий, заняли привычно и ехидно "нейтральную позицию", за дело пришлось взяться именно Штатам, причем на самом высоком уровне: нефтяную отрасль своей страны кинулся спасать лично президент Трамп.

Надо отдать должное – у него это, в общем-то, хоть и очень "на тоненького", но все-таки получилось. И не очень хочется знать, какой ценой: там, судя по всему, были и беспрецедентные уступки с американской стороны, и лесть, и шантаж, и прочее, но вопрос был более или менее решен.

Образовалось то, что уже начали было называть "большой нефтяной тройкой": Россия, Саудовская Аравия, США.

Нет, безусловно, больше всех уступила именно Америка – у нее другого выхода чисто технически не было. Но после того как была заключена новая сделка (тут же прозванная в экспертном сообществе и СМИ "картелем ОПЕК++"), американская нефтянка, формально соглашения не подписавшая, но буквально обвешанная, как новогодняя елка игрушками, разного рода обязательствами, – смогла пусть и не полной грудью и через раз, но хоть как-нибудь задышать. Ничего удивительного.

С мая ОПЕК+ начал выполнять взятые на себя обязательства и сокращать добычу нефти на 9,7 миллиона баррелей в сутки – на три месяца. С августа альянс, оценив ситуацию на рынках, продолжил снижать добычу, но уже в меньшем объеме – на 7,7 миллиона баррелей в сутки на период до конца года. Цены пошли вверх и кое-где достигли порога рентабельности и для американцев, пусть и около, как говорится, нуля. А вот осенью началось самое интересное, а именно – прошли выборы в США.

И победивший, судя по всему, Байден отнюдь не по "международным", а сугубо по внутриамериканским причинам не сможет и/или не захочет спасать американскую нефтянку, а она, помимо реально героических внешних усилий Трампа, нуждается еще и во внутреннем реинвестировании как минимум. А без очень, очень серьезной поддержки крайне быстро, по историческим меркам, с глобальных рынков "самовыпилится" – кстати, демократы это прекрасно понимают, и Байден об этом в ходе предвыборной компании говорил. "Гальванизировать покойника" он, судя по всему, особенно не намерен.

И уж, по крайней мере, "великую американскую сланцевую революцию" в этой ситуации можно смело итожить и множить с течением времени на ноль: ничего личного, у американских демократов несколько другие приоритеты, не очень совпадающие с трамповским "Make America Great Again".

И вот в этой ситуации государствам – участникам ОПЕК+ вообще нет никакого смысла и дальше "держать добычу" – да и не факт, что прежние договоренности действуют, – поэтому можно смело сыграть чуть (в рамках законности, что называется) на понижение, не боясь этим "добить" американских партнеров: им по-любому хана. А вот за открывающиеся новые рынки побороться стоит.

И желательно без поножовщины и достаточно цивилизованно: вот об этом, по большому счету, и договаривались на нынешней сессии Россия и Саудовская Аравия, а формально – участники сделки ОПЕК+. И тут не важно, кто и как называется, на самом деле. Важно, что "разговор" показательно и даже где-то демонстративно происходит без участия США.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share