Статьи

Российская трагедия: как справиться с "алкогольным терроризмом"

Российская трагедия: как справиться с "алкогольным терроризмом"
Платон Беседин

В ночь на 4 июня в Тверской области в садоводческом товариществе "50 лет Октября", примыкающем к поселку Редкино, 45-летний житель Москвы Сергей Егоров убил девять человек. Они вместе выпивали, но во время застолья поссорились. Пьяный мужчина ушел домой, но вернулся на участок уже с охотничьим карабином. Он хотел заставить гостей извиниться, а получив отказ, начал методично расстреливать обидчиков. Полицию вызвала чудом уцелевшая женщина. В СК сообщили, что он не судим, из нарушений только штрафы, работал электриком, живет с престарелой мамой в Москве, а летом - в Тверской области. Следователи говорят об очередном убийстве на бытовой почве. Платон Беседин - об "алкогольном терроризме" и о том, как с ним бороться.

Дикость, на первый взгляд, но дикость, ужасающая именно своей повседневностью. Сидели, выпивали, вдруг мужику что-то не понравилось. Он сходил за ружьем и расстрелял всех, чтобы не спорили. Сколько таких случаев уже было? И сколько будет?

9 человек, убитых в абсолютной банальности. Электрик из Редкино в алкогольном мороке почувствовал себя кем-то вроде героя "Бригады" или "Глухаря". Не просто расстрелял, а еще и заставил одну из жертв копать себе могилу.

Произошло это вскоре после лондонских событий, когда микроавтобус врезался в толпу на мосту. Там – 7 погибших. В Редкино – 9. И если в Лондоне убийцам мозги промыла якобы "религия", то в России – пьянство, давно ставшее чем-то вроде религии.

Нам объяснили, что мы пьющая нация. И мы легко согласились. Водка – обязательный атрибут русского. Ты можешь не знать литературу, но ты всегда должен помнить: русские много пьют. Это – ложь, которая, впрочем, быстро стала реальностью.

Проблемы с алкоголем, да, у нас были всегда. Еще Чехов писал, что русский мужик умирает от двух вещей – злой бабы и водки. Но пьянство не было национальной традицией. Больше нас пили и чехи, и британцы. Мы болтались где-то в конце первой десятки. Но после пришел образ пьющего русского.

Меня всегда поражало, как в советских фильмах герои хлестали алкоголь. От возлияний в "Белорусском вокзале" до "Зря вы так, врачи рекомендуют, расширяет сосуды" в "Бриллиантовой руке". Алкоголик рисовался либо милым парнем со двора, такой Афоня, либо потребляющим по случаю.

Однако в алкоголизме случая не бывает. И милых парней тоже. Все эти разговоры о культурном питии, умеренных дозах и пользе алкоголя – болтовня, служащая двум целям: первая – доход с акцизов, второе – управление биомассой.

За героин или эфедрин попадают в тюрьму. Карается даже употребление. Однако алкоголь спокойно продается в магазинах. Вы можете купить его в любое время - не верить же, что после 22-00 продажа запрещена?

Но задайте себе простые вопросы: кто совершает преступлений больше – наркоманы или алкоголики? является ли алкоголь – и по своим последствиям, и по своему методу действия – наркотическим веществом? Ответа вам не дадут. Иначе рухнет бизнес.

Большинство преступлений происходит, как пишут в криминальных сводках, на почве алкоголя. Выпивали, поспорили, один взял нож – труп. Стандартно, не правда ли?

Первые кадры из фильма "Дурак" Юрия Быкова. Алкоголик ищет заначку, а когда узнает, что ее забрала дочь, избивает ее и жену. Избивает жестоко, остервенело. При этом он нормально рассуждает, но человека в нем больше нет, когда приходит демон-алкоголь. И это не художественный образ, а слепок с реальной жизни.

Неделю я жил в Москве, и под моими окнами выпивали на лавочках. Заканчивалось это одним и тем же – пьющие начинали чем-то мериться. Вы видели таких, как и тех, которые с утра пасутся на скамейках, накидываясь до блевотного состояния к 11 часам. Видели вы и персонажей, которые в полубессознательном состоянии просят 10 рублей – на опохмел.

Мы гуманисты, да, однако можем ли мы говорить, что это люди? Я видел человека, которого тащила домой девчушка, а смердящая образина не могла застегнуть ширинку и поливала матом все вокруг, в том числе и девчушку, его дочь. Да, рот, нос, уши, но человек ли он?

Алкоголь убивает человеческое. Полутонов, полумер здесь быть не может. Они - путь к самообману. И потому разговор об алкоголе надо начинать без лицемерия. Ты пьешь – ты человек все меньше. Когда-то ты перестанешь быть им. Меняется сама химия организма, а после и психология.

Кто-то скажет: "А как же Брейвик? Гитлер? Они не пили". Ну и? Во-первых, тех, кто творит беспредел пьяным больше, чем брейвиков, во-вторых, мрак людей, подобных Гитлеру, исходит из их патологии. Они, как Кириллов у Достоевского, объясняют и совершают грех логически. Алкогольное же беснование алогично. И зачастую человек, уже протрезвев, не понимает, как был способен на такое. "Загреметь по пьянке" – мы не раз слышали это. Особенно в России.

Историй, подобным той, что произошла в Редкино, множество. А сколько не выплывает наружу? Отец-алкоголик, совершающий насилие или изнасилование над детьми, – слишком распространенное явление. Да и с матерями, к сожалению, та же история. Женщины пьют все чаще. Им тоже объяснили, что это норма.

Запреты алкоголя – полные или частичные – здесь не помогут. Мы уже были свидетелями "сухого закона". И толку? Также бесполезно и повышение цен. Недавние массовые отравления настойкой боярышника – тому яркий пример. Многие травились уже тогда, когда знали, что дрянь убивает. Но было все равно, лишь бы выпить.

Антиалкогольные кампании – еще одна чушь. Талдычить о вреде пьянства – все равно, что рассказывать мокрице о полетах в космос. Потому что тот, кто еще не пьет, не станет воспринимать это как нечто свое, реальное, важное. Оно для него далеко, как смерть. Тот же, кто уже сидит на стакане, воспринимает подобные разъяснения как лишний повод выпить.

Эрик Берн точно расписал модель алкоголизма. Игра в алкоголика невозможна без преследователя. Нужен тот, кто будет талдычить о вреде пьянства. Без преследователя выпивать неинтересно. Антиалкогольные кампании играют роль глобального преследователя.

Важнее и правильнее вести кампании не против алкоголя, а за трезвую жизнь. Показывать не ужасы пьянства, а радость жизни без алкоголя. Демонстрировать не то, что потеряешь, если будешь пить, а то, что уже приобрел, отказавшись от алкоголя.

Я знаю, о чем говорю, потому что имел богатый алкогольный опыт. Но пять лет назад я полностью отказался от любого алкоголя, потому что осознал, насколько хороша жизнь без него. И сейчас выпить сто грамм – все равно, что отрезать себе палец.

Алкоголик знает, что убивает себя. Более того, сознательно или подсознательно он стремится к этому. То самое стремление к смерти, о котором писали отцы-основатели психоанализа. И любые уверения в том, что без алкоголя лучше, могут разбиться о действительность. Как говорится, трезвым на это смотреть невозможно.

Без внятной цели, без адекватных перспектив, без осознания себя как части чего-то большего, нежели менеджер-отец, жизненный путь невозможен. Государство не может с утра до вечера кормить нас развлекательно-запугивающей баландой, а после удивляться, отчего народ пьет все больше. Он и будет пить, пока не осознает, что есть иные смыслы, а не фальшь из зомбоящика.

Ведь этот мужик из Редкино – что он видел, в чем жил? В диссонансе. В зомбоящике – проклятая Украина, коварный Запад и космические корабли, выбороздившие космос. А на деле? Серость, тоска, нереализованность, бытовое пьянство. Там – жизнь, которой никогда не будет, здесь – обыденность смерти, ее можешь коснуться. И в основе всего – погоня на износ за деньгами. Расстрелу предшествовала разборка в садоводческом товариществе: кто не платит за электричество. А за деньгами – чувство большой гордыни у маленького человека: у меня ружье, сейчас я вас всех накажу. Логика многих пьяных: они кажутся себе всем, а другие – никем. Хотя внутри – пустота, заполненная раздутым "я" и алкоголем.

Потому столь важно себя чем-то наполнить. Важно увидеть другую жизнь, а не пародию.

В Transpotting – фильме по книге Ирвина Уэлша – есть чудная аллюзия на эту мысль. Помните фразу "Выберите жизнь"? Героям это все время предлагают. Но они не хотят ее выбирать. Они лучше выберут бухло, потому что на самом деле предлагаемое им – это не жизнь. Это даже не симулякр, а дешевая подделка.

И из всех героев, по сути, выбирается из черноты лишь один – Кочерыжка. Казалось бы, самый безнадежный. Но в определенный момент он начинает наполнять свою жизнь чем-то еще – спортом, любовью, творчеством. Находит для себя иные занятия, ценности, смыслы. И они работают, создавая реальную жизнь.

Такова и наша главная задача сегодня. Не только в вопросе алкоголя, но и в целом. Задача не только каждого человека, но и государства, должного давать своим гражданам нечто большее, нежели суррогат квазисвободы.

Выбери жизнь, да, но другую жизнь. Иначе мужики из Редкино будут хвататься за ружья все чаще. А трупов будет все больше.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share