Мнение

Обещают мировой кризис. Какие признаки указывают на его приближение

Обещают мировой кризис. Какие признаки указывают на его приближение
Михаил Мельников

Ожидание мирового экономического кризиса становится все более ощутимым. Судя по заголовкам СМИ, напряжение чувствуется едва ли не физически, и ситуацию на мировых торговых и фондовых рынках уже невозможно анализировать без "фактора икс" — вероятности скорого обвала котировок. Михаил Мельников рассказывает, по каким признакам определяют приближение экономической бури и можно ли им доверять.

О том, что будет кризис, знают практически все, но назвать его причины способны немногие. Часть предвестников будущих потрясений более чем серьезны, часть скорее напоминает популярную логическую ошибку "после этого значит вследствие этого", а некоторые вообще больше похожи на приметы.

Инверсия кривой доходности

Не очень понятный с первого взгляда, но довольно убедительный признак беды. Все мы знаем, что, скажем, банковский депозит дает больший процент при большем сроке вклада: при договоре на 5 лет вам предложат более выгодные условия, чем на год. А вот с облигациями США ("трежерис") — самым надежным на данный момент финансовым инструментом в мире — произошло обратное: двухлетние бумаги получили более высокий процент дохода, чем десятилетние. Поскольку в случае облигаций доходность прямо зависит от спроса, можно сделать вывод: государства и корпорации более не верят в десятилетнюю надежность американской экономики. Ранее подобная смена доходности, то есть инверсия, неизбежно приводила к рецессии, в среднем через 22 месяца после первой ее фиксации. В нашем случае — после ноября 2018 года.

Цикл Жюгляра

К фазе краха подходит очередной 11-летний цикл Жюгляра (французский врач и статистик — прим.) — среднесрочный экономический период, характеризующийся в первую очередь по колебаниям объемов инвестиций в основной капитал. Много инвестиций — все хорошо, жизнь прекрасна, спад инвестиций — "Хьюстон, у нас проблемы". Действительно, события 1997-98 и 2007-09 годов вызывают соблазн спрогнозировать что-то опасное на ближайшее время. Правда, многие экономические теории XIX века уже разбились об изменения структуры мировой экономики, но Жюгляра вроде бы пока никто не опроверг.

Француз выделил четыре фазы своего цикла:

• оживление после кризиса (подфазы старта и ускорения);

• процветание (подфазы роста и перегрева, или бума);

• крах и рецессия;

• застой (он же стабилизация).

Судя по календарю, нам как раз пора уходить в рецессию.

Президентские выборы в США

Экономическая политика Дональда Трампа существенно отличается от той, что проводилась в США с момента ухода Рональда Рейгана, а международную вообще никто толком понять не может. Но, как говорил мудрый шахматист Эмануил Ласкер, лучше играть по плохому плану, чем вообще без плана. Если Трамп проиграет выборы и новый лидер начнет контрреформы, это будет подобно маятнику — раскачиванию американской и, как следствие, мировой экономики с предсказуемым эффектом в виде кризиса.

Рынок акций

Крайне низкие, а порой и отрицательные ставки Центробанков приводят к тому, что привычные депозиты перестали быть средством приумножения капитала. Вот и Россия уже допускает введение отрицательных ставок по валютным вкладам. Велика ли радость, вложив 100 долларов, получить через год 99? Соответственно растет привлекательность биржевых инвестиций — есть иллюзия, что там можно "заработать" побольше. На днях из-за наплевательского отношения к личным данным схлопотал огромный штраф Facebook, и его акции просели сразу на 7%. Для держателей акций — проблема, а вот новые инвесторы с интересом смотрят на подешевевшего интернет-гиганта в надежде, что штраф забудется, а масштаб деятельности останется.

Сама ситуация, когда истерика среди рядовых инвесторов, а точнее спекулянтов может существенно повлиять на серьезный бизнес, — это постоянный фактор риска. Понятно, что сколько-нибудь интересные ценные бумаги концентрируются не у частных владельцев, а в инвестиционных фондах, но и ими управляют почти такие же люди, пусть и несколько более профессиональные. Паника на бирже может буквально уничтожить мировую экономику, как это произошло, скажем, в 1929 году, даже при отсутствии сколько-нибудь веских причин для нее.

Разрядка международной напряженности

Из трех главных мировых смутьянов двое — США и Россия — демонстрируют очевидную готовность к компромиссам. Вашингтон не ввязался в открытую войну с Тегераном, Россия доказывает приверженность мирному урегулированию на востоке Украины. Посложнее с Китаем, но у этой страны всегда были пограничные конфликты, и на мировую обстановку они в целом не влияли. Затухает в Сирии, есть признаки урегулирования в Ливии. Можно только порадоваться, но вот проблема: международное напряжение, как правило, становится мощным стимулом экономического роста. Тут можно вспомнить и взлет в нулевых годах XX века перед Первой мировой, и "золотые тридцатые" перед Второй, и рейганомику 80-х во время подготовки к "звездным войнам". Оборонные заказы — это расцвет металлургии, химии, машиностроения, сельского хозяйств (формирование стратегических запасов), целого ряда прикладных наук. Печально, но факт: кровь и страх являются лучшими двигателями прогресса, чем мир и безопасность.

Корейский экспорт

Совсем уж неочевидным признаком кризиса стал резкий спад экспорта южнокорейских товаров — на 22% к прошлому году (данные на сентябрь 2019-го). Казалось бы, при чем тут мировая экономика. Южная Корея, конечно, уважаемая страна, но не то чтобы слишком значимая в планетарном масштабе. Однако многие специалисты указывают, что именно высокотехнологичный южнокорейский экспорт является индикатором уверенности в завтрашнем дне по всей планете.  В этом уверен влиятельный аналитик Джим О’Нил — к слову, первым выделивший БРИК как экономическую и политическую величину. Не покупают корейское — не настроены на долгую стабильность.

А будет ли кризис

Не бывает двух одинаковых мировых кризисов. Именно поэтому даже специалистам трудно оценить степень риска на каждый конкретный момент, вероятность наступления очередной "черной среды" или "черного понедельника". Скажу более: уже в разгар кризиса далеко не все способны увидеть факт его существования. Так, в 2008 году, когда уже началось схлопывание раздутой российской экономики, политики все еще называли нашу страну "тихой заводью" в бушующем море экономических проблем. В результате же именно "тихая заводь" пострадала сильнее других стран, так как особенно зависела от иностранных инвестиций.

Нетрудно выделить 3 основных варианта развития событий:

1) мировой кризис уже позади. Практически все экономики мира не избежали рецессии за один или несколько месяцев 2019 года, ниже 50 падал значимый глобальный индекс деловой активности в промышленности PMI (сейчас уже 51,1), китайско-американские споры отразились на торговле во всем мире, Россия закончила год со спадом ВВП в долларовом исчислении. То есть кризис был, просто очень мягкий, и теперь у нас есть десяток лет передышки.

2) кризиса не было и не будет. Homo sapiens — существо с высокими способностями к обучению, умеющее делать выводы из ошибок прошлого. Инвесторы ведут себя более осторожно, нежели раньше, не складывают все яйца в одну корзину, не ныряют в многообещающую прорубь развивающихся экономик. А значит и особых причин для резкого обеднения планеты не видно.

3) Наиболее активно рекламируемый и наименее реальный сценарий — все пропало, в 2020 и 2021 годах грянет так, что мало не покажется. Серьезные проблемы действительно возможны, особенно в странах с одноукладной экономикой, то есть критически зависящих от одного фактора, в случае с Россией — от цен на нефть. Но как раз нефтяные цены — палка о двух концах. Снижение тарифов на энергоносители ведет к расцвету производства.

Если кризиса не будет, встанет вопрос: чему же учили всех этих экспертов-алармистов, уже 3 года обещающих катастрофы и потрясения? Профессию "политолог" мы уже почти отменили, очередь за экономистами?

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share