Статьи

Голоса за отделение: как Испания выталкивала Каталонию из своего состава

1.7k
Комментарии 0
Голоса за отделение: как Испания выталкивала Каталонию из своего состава
Дмитрий Родионов

За независимость от Испании проголосовали 90 процентов жителей Каталонии, которые пришли на референдум в воскресенье. Об этом заявил официальный представитель женералитата Жорди Турул. Впрочем, результаты пока неокончательные. Мадрид считает голосование незаконным. Полиция накануне пыталась препятствовать проведению референдума, взять под контроль избирательные участки. Дошло до серьезных столкновений, во время которых пострадали около 1000 человек. Дмитрий Родионов - о том, почему это произошло и как теперь Барселона и Мадрид будут решать самую серьезную проблему в истории двусторонних отношений.

Результаты каталонского референдума, конечно, впечатляющие. На фоне того же референдума об отделении Шотландии. Да и на фоне опросов, которые проводились накануне в самой же Каталонии, которые показали, что лишь 41% жителей автономного сообщества готов проголосовать за отделение, в то время как против были 49%.

Впрочем, наверное, они и предсказуемы, учитывая результаты предыдущих "референдумов", на которых также подавляющее большинство высказывалось за независимость. 

90% проголосовало за независимость региона при явке почти 50%.

Тут, конечно, надо отметить, что предыдущие "референдумы" таковыми вовсе и не были, это были т.н. "консультативные опросы", которые проводились каталонскими властями в условиях, когда реальные референдумы были запрещены Мадридом. Консультативные опросы ни к чему не обязывали, но демонстрировали настроения. Они показали то, что дало каталонским сепаратистам уверенность в успехе уже на реальном референдуме и фактически подтолкнуло к его проведению.

Реальность прошедшего референдума под большим вопросом. Можно тут сколько угодно сочувствовать каталонской борьбе за независимость, но с одним не поспоришь: проведен он был в нарушение Конституции Испании. Этот референдум постоянно сравнивают с референдумом в Крыму, который также был проведен в нарушение законов Украины. Впрочем, сторонники крымского референдума однозначно скажут вам, что это была необходимость, события на полуострове могли бы привести к войне (что потом в итоге и произошло в Донбассе). Конечно, до гражданской войны в Испании еще далеко, хотя то же говорили и про Украину еще в начале 2014-го. К тому же в момент крымского и донбасских референдумов украинское государство фактически находилось в состоянии распада, управлялось нелегитимной самопровозглашенной властью. В Испании всего этого нет.

Тем не менее Испания поступила по отношению к Каталонии почти так же, как Украина по отношению к Крыму. Можно не сомневаться, что, если бы не "вежливые люди", на улицах крымских городов было бы такое, что происходящее вчера в Каталонии показалось бы детскими шалостями. Но и то, с каким усердием Мадрид попытался подавить Барселону, уже выходит за рамки не только испанской, но и общеевропейской демократии, на которой якобы основывается весь Европейский союз.

Именно это оказало решающее влияние на исход. Те, кто не собирался приходить, увидев, что происходит за окном, в итоге пришли. Те, кто колебался до последнего момента, в итоге проголосовали ЗА независимость. Вот вам и 90%. Правительство Рахоя сделало все для того, чтобы вытолкнуть Каталонию из состава Испании. Ну, или почти все. Для полного соответствия нашей суровой реальности надо было создать из выпущенных из тюрем уголовников добровольческие батальоны - "Каталония", "Кастилия", "Арагон", "Андалусия" и т.д., вооружить тяжелой артиллерией, РСЗО и бросить их на мятежную провинцию. Впрочем, повторю, для европейской реальности и сделанного в итоге более чем достаточно.

Почему Мадрид не смог поступить цивилизованно? В самом деле, что стоило разрешить провести референдум, как это сделал Лондон в отношении Эдинбурга. Более чем уверен, что в итоге произошло бы то же самое, что произошло в Шотландии: каталонцы просто испугались бы независимости, как шотландцы, испугались бы перспективы выхода из ЕС, обрыва связи с остальным миром, испугались бы ответственности, которую диктует суверенное государство. Удовлетворились бы расширением автономии, которую им обязательно пообещал бы Мадрид. И в итоге с незначительным перевесом проголосовали бы против. Конечно, радикальные сепаратисты не смирились бы и заявили бы о необходимости повторного референдума через какое-то время, но дело было бы сделано, пар выпущен, опасность каталонского сепаратизма была бы отодвинута на годы.

Полиция вырывает урны для голосования на одном из участков

Но Мадрид сделал все с точностью до наоборот. И если при власти социалистов Мадриду еще как-то удавалось сдерживать сепаратизм, то Народная партия Рахоя – фактический наследник франкистов - повела себя очень даже в духе Франко, взяв курс на подавление любых зачатков сепаратизма.

Это ответ на вопрос, почему в Испании не получилось, как в Британии. Просто не могло получиться. Сама идеология правящей испанской элиты была нацелена на подавление любого инакомыслия. Диалог был попросту невозможен. Конечно, сейчас не времена Франко, несогласных не расстреливают и не гонят в тюрьмы, но душок остался. Душок нетерпимости к другому мнению и неприятия любых компромиссов, которые неизбежно воспринимаются как уступки, слабость.

Правительство Рахоя не было бы таковым, если бы поступило иначе. И это его погубило. Сепаратизм нужно или давить на корню, или искать компромисс. Обе опции оказались для Рахоя недоступны: полностью подавить силой нельзя, но и договориться тоже. Остается промежуточный вариант: ни рыба, ни мясо. Что в итоге и привело к тому, что Каталония сделала самую серьезную в новейшей истории заявку уже не на расширение автономии, а на реальную независимость.

Она давно к этому шла, много веков пытаясь ускользнуть из-под власти испанской короны. Иногда ей это даже удавалось, но в итоге центростремительные силы на Пиренеях все равно объединяли полуостров под властью Мадрида. Кроме Португалии, которая тоже побывала в составе Испании и также имеет насыщенную историю борьбы за независимость. Сегодня многие задаются вопросом, а чем Каталония хуже? Тем более, что даже язык португальский гораздо ближе испанскому, чем каталанский.

Какой бы ни была история, сложившаяся после буржуазного нацстроительства XIX-XX веков, реальность такова, что Каталония - признанная всеми часть Испании. Это, впрочем, не отменяет того, что каталонский сепаратизм существовал всегда. Только с падением режима Франко он получил возможность заявлять о себе открыто и выбивать от Мадрида преференции, расширять автономию. Как известно, аппетит приходит во время еды. Чем больше прав получала Барселона, тем больше становились ее амбиции.

Впрочем, для широких кругов жителей Каталонии вопрос целесообразности создания собственного государства все эти годы лежал скорее в экономической плоскости: Каталония действительно дает в бюджет Испании намного больше, чем остальные территории, отдает больше, чем получает, что не могло нравиться ее жителям. Экономический регионализм, перетекающий в сепаратизм, – явление совершенно нормальное для крупных стран с неравномерным развитием регионов: такая же ситуация, к примеру, в Италии, где существует скрытый конфликт между развитым промышленным севером и югом, в Германии - между развитым западом и так и не сумевшим догнать его после объединения страны бывшим социалистическим востоком. Все намного хуже, когда это накладывается на вялотекущий этнический сепаратизм, подкрепленный многовековой борьбой за независимость в условиях подавления национальной идентичности (при Франко, например, такого понятия, как каталонцы и каталанский язык, вообще не существовало).

Каталанские пожарные выступили в качестве "буферной" зоны в местах ожесточенных конфликтов местных с испанской гвардией

Своего рода триггером для развития экономического сепаратизма (хватит кормить Мадрид!) стал кризис 2008-го года, который в той или иной форме продолжается до сих пор и от которого Испания пострадала весьма ощутимо. И Мадрид сделал то, что иногда делают люди без опыта вождения, попав впервые в жизни в критическую ситуацию на дороге: втопил газ, перепутав с педалью тормоза.

Теперь уже поздно отыгрывать назад. Стороны зашли слишком далеко, и попытка пойти на компромисс одной из них будет однозначно трактоваться как капитуляция. Рахой сжег все мосты, заявив вчера, что никакого референдума о независимости Каталонии не было. Потом он, впрочем, что-то добавил о необходимости диалога, но это уже ничего не значащие оправдания. 

А власти Каталонии сожгли мосты в тот момент, когда обещали объявить независимость сразу после объявления результатов референдума. Толпа на улицах Барселоны и других городов теперь ждет от них именно этого. И если раньше можно было рассчитывать на спорные результаты, то 90 процентов проголосовавших, пусть и при меньшей части явившихся зарегистрированных избирателей и при том, что референдум с точки зрения законов Испании и принципов проведения плебисцитов (голосовали на улицах, приходили со своими бюллетенями), не оставляют никакого выбора.

Впрочем, официально о результатах будет объявлено только послезавтра, так что у сторон есть еще почти двое суток на то, чтобы найти выход. Спасти ситуацию могло бы вмешательство ЕС, но Брюссель долго хранил молчание, заявляя о невмешательстве во внутренние дела Испании. Позиция ЕС понятна: признание результатов каталонского референдума означало бы признание законности референдума в Крыму и ошибочность политики по отношению к России. Более того, отделение Каталонии создаст опаснейший прецедент, которого Брюссель боится едва ли не больше, чем Мадрид. Но и гробовое молчание (заявления в духе "референдум был законным, но надо уважать законы Испании") в данном случае только усугубляет ситуацию.

Спасти ее могла бы реформа ЕС, о необходимости которой говорят со дня референдума о выходе Великобритании. Но ЕС к ней не готов. 

Подписывайтесь на наш канал в Telegram!
Чтобы подписаться на канал Ruposters в Telegram, достаточно пройти по ссылке https://telegram.me/ruposters с любого устройства, на котором установлен мессенджер, и присоединиться при помощи кнопки Join внизу экрана.

Поделиться / Share