Статьи

Лесные братья, часть вторая: главные заблуждения о новом "деле Кировлеса"

11.6k
Комментарии 0
Лесные братья, часть вторая: главные заблуждения о новом "деле Кировлеса"
Илья Ремесло

31 января судебным приставам пришлось принудительно доставлять в Ленинский суд города Кирова Алексея Навального и Петра Офицерова, которые не явились на заседание. Спустя 3,5 года дело "Кировлеса" вновь стало актуальным. Юрист Илья Ремесло разбирает суть предъявленных Навальному и Офицерову обвинений, содержание решения ЕСПЧ, а также объясняет, как хотят использовать судебный процесс Навальный и его защитники.

Дело Навального и Офицерова было направлено на новое рассмотрение в Кировский суд после решения Верховного Суда, что породило множество спекуляций вроде "ВС не исполнил решение ЕСПЧ, обязавшего полностью отменить приговор". Но решение ЕСПЧ, которое многие не удосужились прочитать, говорит совсем о другом.

Для начала вспомним обстоятельства, которые уже установили следствие и обвинение по "делу Кировлеса".

Ущерб – есть

По версии обвинения, Навальный является организатором преступления, ответственность за которое предусмотрена ч.4 ст. 160 УК РФ – растрата в особо крупном размере. Навальный и Офицеров (генеральный директор ООО "Вятская лесная компания") организовали заключение договора поставки лесопродукции с Унитарным предприятием "Кировлес" на заведомо невыгодных для последнего условиях, после чего осуществили растрату переданных ООО "ВЛК" по этому договору лесоматериалов на сумму 16 165 826 рублей.

Полученная лесопродукция была перепродана ООО "ВЛК" в пользу других покупателей.

По версии Навального, его действия не могут считаться хищением (растратой), так как лично он не получал от ООО "ВЛК" деньги за полученные лесоматериалы. Договор между ООО "ВЛК" и ГУП "Кировлес" был заключен в целях повышения рынка сбыта лесоматериалов. Защитники главы ФБК утверждают, что в действиях Навального и Офицерова отсутствуют такие признаки растраты, как безвозмездность, противоправность, причинение ущерба, корыстный мотив и цель.

Петр Офицеров

Но в заключении правозащитной организации "Агора" (поддержавшей Навального) признается, что "разница между стоимостью лесопродукции, закупленной ООО "ВЛК" у "Кировлеса" и стоимостью ее реализации бывшим контрагентам "Кировлеса" (6 организаций) составила 589 110, 87 рублей". Данную сумму мог бы получить "Кировлес" при непосредственной продаже этой же продукции своим постоянным 6 контрагентам, без всякого посредничества ВЛК.

Это и есть сумма ущерба, которую так упорно отрицает Навальный.

Показания свидетелей в уголовном деле тоже подтверждали наличие ущерба: "Средняя отпускная цена со складов лесхозов за лесопродукцию составляла 4190 рублей за 1 куб. По договорным обязательствам с ВЛК средняя цена составила 3415 рублей за 1 куб. Т.о. убытки предприятия составили 775 руб. с 1 куб.". Почти такую же сумму — 774 рубля убытков по договорам с ВЛК — называет проводивший аудит предприятия ООО "Центр управленческих консультаций "Вятка-Академаудит".

Ущерб от действий Навального и Офицерова весьма сложно опровергнуть, если о нем говорят не только свидетели, но даже правозащитные организации.

Секретная переписка

Надо понимать, что статья 160 УК РФ, по которой обвиняется Навальный, не предполагает в качестве элемента состава преступления обязательного обращения похищенного в собственность похитителя.

В пункте 19 постановления Пленума Верховного суда от 27.12.2007 года № 51 указано:

"Как растрата должны квалифицироваться противоправные действия лица, которое в корыстных целях истратило вверенное ему имущество против воли собственника путем потребления этого имущества, его расходования или передачи другим лицам".

Навальный в Ленинском суде Кирова

То есть сам факт неправомерной передачи имущества уже образует состав преступления, вне зависимости от того, обогатился ли при этом сам растратчик. Это окончательно сводит на нет доводы Навального.

И последний вопрос, на который очень не любит отвечать Навальный и его сотрудники. Как быть с перепиской между Навальным и директором ВЛК Офицеровым, почему она велась с такими секретами, почему в ней фигурируют в завуалированном виде губернатор Кировской области, сим-карты на чужое имя, условия вознаграждения? К чему это, если речь идет просто о "помощи лесному хозяйству области"?

Разобравшись с существом дела, перейдем к анализу решения ЕСПЧ и тем тезисам, которые распространяют подсудимые.

Заблуждение № 1: ЕСПЧ признал незаконным приговор Навальному

ЕСПЧ в силу его регламента не наделен правом ни отменять решения национальных судов, ни признавать их незаконными. Он лишь констатирует нарушение конкретных статей Конвенции о правах человека.

Смотрим, что сказано в пункте 97 Решения ЕСПЧ по делу Навального:

"При решении вопроса о том, было ли судебное разбирательство по делу заявителей справедливым, Суд не заступает на место национальных судов, которые находятся в более выгодном положении, чтобы произвести исследование представленных доказательств, установить необходимые факты и осуществить толкование национального законодательства. В задачи Суда входит ответ на вопрос о том, являлось ли справедливым судопроизводство в целом".

В пункте 102 суд также указывает: "В настоящем деле уместно рассматривать данные жалобы как элементы справедливости судопроизводства в целом".

ЕСПЧ оперирует не понятием "законности", а более размытым и оценочным понятием "справедливости", и прямо указывает, что он не заступает на место национальных судов.

Заблуждение № 2: ЕСПЧ установил политический характер преследования Навального

Европейский суд дал такую оценку доводам о политическом преследовании:

"Заявители утверждали, что они подверглись уголовному преследованию и были осуждены по основаниям, не связанным с привлечением к правосудию, в частности, с целью помешать общественно-политической деятельности первого заявителя…Тем не менее, Суд отмечает, что положения данных статей в части, относимой к настоящему делу, не содержат явных или подразумеваемых ограничений, которые могли бы стать предметом рассмотрения Суда по статье 18 Конвенции.

Поэтому Суд отклоняет данную жалобу как не соответствующую положениям Конвенции".

Таким образом, слова Навального и его сторонников о политическом преследовании представляют собой обыкновенную ложь, что признал даже ЕСПЧ.

Заблуждение № 3: ЕСПЧ обязал отменить приговор Навальному и прекратить уголовное дело

Это заблуждение озвучивал сам Навальный, требовавший от Верховного Суда "исполнить решение ЕСПЧ" и прекратить уголовное дело.

Вот резолютивная часть решения ЕСПЧ:

Попробуйте найти там хоть что-нибудь о том, что власти РФ обязаны прекратить дело против Навального. Вместо этого ЕСПЧ решил, что в отношении Навального имело место нарушение определенных статей Конвенции о правах человека.

И все.

Верховный Суд, отменив решение по "делу Кировлеса", даже перевыполнил требования ЕСПЧ. Ну а Навальный в очередной раз солгал.

Новый суд: что светит Навальному?

В настоящее время Ленинский суд в Кирове изучил доказательства обвинения, и находится на стадии допроса свидетелей. Вопреки той информации, которую распространяет Навальный и его сторонники, обвинение и свидетели сообщили немало интересного о его деятельности "на пользу лесного хозяйства Кировской области".

Из прослушки Навального известно, что они с коллегой по лесной промышленности обсуждали такие темы, как:

– Проведение проверок в "Кировлесе",

– Отстранение Опалева,

– Обсуждение кандидатур "Васи" и Офицерова на его место,

– Согласие Офицерова на то, чтобы стать гендиректором "Кировлес" и не нести реальную ответственность,

– Защита Навальным позиции ВЛК,

– Намерение Навального и Офицерова подвергнуть проверке "Кировлес",

– Желание Навального включить в состав рабочей группы Офицерова,

– Намерение Офицерова включить в состав рабочей группы Навального.

В переписке Навальный и Офицеров обсуждают некую программу, через которую можно "обмениваться шифрованными файлами".

Зачем это нужно, если деятельность была законной?

Среди свидетелей была допрошена бывшая замгендиректора "Кировлеса" Бастрыгина, сообщившая суду следующие показания, касающиеся договора между "ВЛК" (компания-"прокладка" Навального и Офицерова) и "Кировлесом":

"Единственное, когда я его увидела, я была в шоке, потому что он был нам очень не выгоден, для предприятия. Я уже не помню всех условий, но у меня, с кем я работала, был принцип прочтения документа с двумя фломастерами, красным и синим. Красный — это против нас. Когда я прочитала, он был весь красный. Я этот договор увидела уже тогда, когда директора стали возмущаться, что им невыгодно работать по этому договору. То есть было обещано, что будут забирать всю продукцию, а директора говорили, что забирают только лучшую, то есть кругляк забирают, а неликвид оставляют, и лесхоз сам вынужден убирать его в счет своих затрат".

Данные показания Навальный предпочитает "не замечать", зато пишет в твиттер, когда свидетели признаются, что не помнят ранее данных показаний, и делает на этом основании вывод, что дело сфабрикованное.

На самом деле, нет ничего необычного в том, что свидетели не помнят того, о чем они говорили более 5 лет назад, когда дело расследовалось. Более того, было бы странным, вызубри они все ранее данные следствию показания. Это было бы явным доказательством того, что обвинение "поработало" со свидетелями.

Видно, что свидетелей никто не готовил, а стало быть – у суда и обвинения нет явной заинтересованности в исходе дела.

Стратегия подсудимых

Навальный понимает, что шансы его оправдания невелики. Поэтому он выбрал тактику дискредитации суда и использования процесса в политических целях. Суду постоянно заявляются отводы – причем документы оформлены юридически безграмотно, с ошибками и написаны корявым языком.

Вот, что написано в последнем ходатайстве об отводе судьи:

“Основанием для отвода послужил комплекс взаимосвязанных фактических обстоятельств, указывающих, по мнению защиты, на то, что:

- судья он несвободен от влияния из вне”.

Выдающиеся адвокаты Навального (в количестве трех человек) умудрились в одном предложении важнейшего документа сделать две ошибки, а их подзащитный счел документ правильным и сам выложил его в Интернет. Письменный оборот "судья он..." свидетельствует о квалификации юристов Навального (или его самого) более чем красноречиво. При этом и с юридической точки зрения документ составлен безграмотно.

Цель Навального – не добиться оправдательного приговора, а наоборот, заставить суд применить жесткие меры, получить основания для новой жалобы в ЕСПЧ (и получения новой компенсации за счет "дорогих налогоплательщиков").

С этой же целью было принято решение вовсе не являться в суд, чтобы добиться своего задержания и снова выставить себя невинной жертвой.

Навальный любит обвинять суд в предвзятости и политической ангажированности. Но, как видите, этот же упрек можно с полным основанием адресовать и ему самому.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать Ruposters в ленте "Яндекса" https://zen.yandex.ru/ruposters.ru

Поделиться / Share