Статьи

Мир многополярен, Россия - угроза: что признали США в новой Стратегии национальной безопасности

10.3k
Комментарии 0
Мир многополярен, Россия - угроза: что признали США в новой Стратегии национальной безопасности
Малек Дудаков

19 января Пентагон опубликовал Стратегию национальной безопасности на 2018 г. Это видение представителей новой президентской администрации мировой политики и международных угроз для США. Россия вошла в топ-5. Новость о публикации Стратегии не доминировала в медиа. Сейчас все информационное пространство "забито" более острыми темами - прошедшим закрытием работы американского правительства, препирательствами в Сенате по миграционным проблемам т.д. Тем не менее новая Стратегия представляет интерес - хотя бы потому, что признает многополярность мира. Малек Дудаков изучил новый документ США. 

Доктрина Трампа

Многие эксперты, как в США, так и за рубежом уже давно имеют привычку обвинять администрацию Дональда Трампа в отсутствии четкой внешнеполитической доктрины. Во многом они правы: Трамп еще во время своей кампании часто произносил разрозненные и иногда противоречащие друг другу заявления о внешней политике. Достаточно вспомнить, как будущий президент несколько раз менял свое мнение о том, нужно ли американским войскам вмешиваться в конфликт в Сирии или Ливии. Трамп как не самый опытный политик старается пользоваться своеобразным эмпирическим способом при реализации намеченных планов. Он не показывает причастности к какой-либо школе международной мысли или внешнеполитической идеологии и не собирается быть последовательным в своих действиях. Скорее Трамп пробует различные приемы и затем определяет, какие из них дают больший эффект. Подобный подход, например, хорошо виден на примере сирийского конфликта.

Дональд Трамп

Очевидно, что Трамп, как и любой другой президент, не может избежать влияния экспертов-идеологов среди политического истеблишмента. Как правило, политики от Республиканской партии ориентируются на экспертов близких к ним аналитических центров – в первую очередь корпорации Rand, а также Американского института развития (AEI). Не избежал такой же судьбы и Трамп – в его администрации работают сотрудники обоих этих центров. Они придерживаются интервенционистских и неоконсервативных внешнеполитических убеждений и стараются влиять на тех политиков, с кем сотрудничают. Однако Трамп не является республиканцем в привычном смысле слова, он привел в Белый Дом костяк команды, совсем не приветствующей классические идеи неоконсерватизма. К ним относятся, в частности, такие президентские советники, как Стив Бэннон (уже, правда, покинувший госслужбу) и Стивен Миллер, одна из самых влиятельных персон в Белом Доме. Кроме того, нынешний министр обороны Джеймс Мэттис также считается довольно умеренным. Все они придерживаются более реалистичного подхода во внешней политике, который предполагает, что мир уже многополярен – эпоха Pax Americana закончилась.

Противостояние "великих держав"

Как раз такой подход представлен в новой Стратегии национальной безопасности. Если раньше на протяжении многих лет, фактически с конца 90-х гг., основными задачами американской внешней политики ставились борьба с международным терроризмом, сдерживание "стран-изгоев" и экспорт демократических ценностей, то теперь на первый план вновь выходит противостояние "великих держав".

На протяжении последних десятилетий после распада СССР Соединенные Штаты Америки имели доминирующее превосходство по всем направлениям и во всех частях света. Мы могли отправить наши вооруженные силы когда угодно, куда угодно и любым удобным для нас образом… Но теперь по каждому из направлений мы имеем конкуренцию – будь это небо, земля, море, космос или киберпространство…

Такие цитаты сложно было бы себе представить в официальных документах, скажем, эпохи Джорджа Буша-младшего. Последняя республиканская администрация всегда открыто подчеркивала, что она как представитель единственной в мире супердержавы имеет право и возможность вмешиваться в дела любых стран. Да и последующая администрация Барака Обамы придерживалась близких к этому позиций, хотя и не афишировала их так открыто.

Стивен Миллер

Очевидно, что за последние 18 лет и мир существенно изменился. Теперь Россия играет все более активную роль, скажем, на Ближнем Востоке и готова гораздо последовательнее отстаивать свои национальные интересы. Китай из довольно бедной, но быстро развивающейся страны превратился в крупнейшую экономику мира, стремящуюся закрепить свою сферу влияния в регионе Юго-Восточной Азии и Африки. Однако далеко не факт, что любая другая президентская администрация стала бы признавать подобные тренды в официальной стратегии своей работы. 

Для администрации Трампа ясно, что теперь основной вызов США бросают уже не международные террористические организации (хотя им также уделено внимание), но крупные державы, не стремящиеся поддерживать либеральный мировой порядок. Именно эти державы (Россия и Китай) находятся в списке потенциальных угроз национальной безопасности США. Авторы документа уверены в том, что Россия сейчас представляет из себя агрессивного соперника США и западных стран. Однако именно от Китая в будущем будет исходить больше опасности. 

Военный потенциал Поднебесной уже составляет примерно треть от американского, и он продолжает наращиваться. 

Стратеги подчеркивают, что Китай, несмотря на всю свою экономическую мощь и потенциальное геополитическое влияние, ведет себя довольно сдержанно на международной арене. Однако они добавляют, что в случае смены власти в стране и ухода Си Цзиньпиня с руководящего поста есть возможность формирования более энергичного китайского правительства, которое будет более склонно бросить вызов американским интересам. Конечно, внимание уделено и "опасным режимам-изгоям" вроде Северной Кореи и Ирана, пытающимся войти в клуб стран с ядерным оружием. 

В отличие от документов команды предыдущего президента в Стратегии ничего не говорится о важности глобальных процессов – иммиграции, демографии или изменения климата. 

Международная стратегическая конкуренция, а не терроризм или климат, теперь является главным вызовом американской национальной безопасности… Америка больше не имеет уверенности в том, что она по умолчанию победит в любом военном конфликте…

Впрочем, не обошлось и без отсылок к демократическим ценностям:

Любую страну, которая попробует угрожать американскому демократическому эксперименту, будет ждать самый длинный и ужасный день в ее жизни.

Однако сейчас это скорее представляется не как обещание продолжать экспорт либеральных ценностей, а как нечто оборонительное. Появление таких пассажей сегодня неудивительно: ведь истерика о "вмешательстве русских хакеров в американские выборы" не спадает, да и истории про взломы правительственных серверов китайскими хакерами также нередки.

Союзники не только в альянсах

Кроме того, в документе подчеркивается важность сохранения взаимоотношений со странами-союзниками США. Стратегия приводит известную цитату Уинстона Черчилля о том, что "сложнее, чем воевать с союзниками, только воевать без союзников". И в данном случае под союзниками подразумеваются не только, скажем, страны антитеррористической коалиции. Под ними понимаются те государства, которые имеют близкие к США интересы и которые заинтересованы в сохранении Америки как "великой державы". Эти страны далеко не всегда могут иметь демократический порядок или соблюдать права человека. Не зря одним из ключевых союзников нынешней президентской администрации является Саудовская Аравия, одна из самых автократических стран мира. Эти страны не обязательно должны входить в альянсы США: та же Саудовская Аравия, очевидно, более близка Америке, чем входящая в НАТО Турция, которая под руководством Реджепа Эрдогана пытается вести независимую от Вашингтона политику. Но такие страны должны уметь договариваться с США и видеть в хороших отношениях с Америкой пользу для своих внешнеполитических целей.

Во время визита в Саудовскую Аравию Трамп заключил со страной крупнейшее военное соглашение

Сохранение альянса США с другими странами, в том числе западными, - одна из важных задач администрации Трампа. Ведь сам действующий президент не раз критиковал руководство Евросоюза и политику европейских стран, те в свою очередь отвечали ему взаимностью. Канцлер Германии Ангела Меркель, а также лидеры других европейских стран косвенным образом намекали на то, что Европа в будущем будет следовать независимым от США курсом. Впрочем, это может стать возможным лишь в условиях дальнейшей централизации Евросоюза, что на сегодняшний день выглядит маловероятным.

По мнению авторов Стратегии, взаимоотношение со всеми другими странами, включая упомянутые выше "великие державы", может строиться только "с позиции силы и на основании национальных интересов". Что интересно, здесь уже нет ни слова о превалировании общечеловеческих ценностей или прав человека. Подобная доктрина была краеугольным камнем либерального миропорядка, поддерживалась всеми американскими президентами последних десятилетий. Но она оставалась реализуемой только в конкретных условиях однополярного мира, которого, как признают составители документа, больше не существует.

Всё на оборону

Сейчас главная задача США уже не сохранение статуса глобального лидера и защитника либерального миропорядка. Происходит транзит от статуса Америки как мирового лидера к державе, являющейся одной из самых сильных и защищающей свои конкретные национальные интересы. Можно долго спорить о том, считать ли такой транзит неизбежным в современных условиях или причина его появления - Трамп, поставивший под сомнение американский внешнеполитический консенсус. На мой взгляд, Трамп лишь ускорил этот процесс, который должен был неизбежно произойти.

Под "силой" в доктрине прямо подразумевается классическая военная мощь – далеко не "soft power", которая была "любимицей" предыдущей президентской администрации. Стратегия четко называет главную проблему американской военной машины – недостаточное финансирование. 

Навязанные Конгрессом в 2011 г. ограничения военного бюджета нанесли нашей армии больший урон, чем все противники, с которыми мы встречались на поле боя.

Сейчас эта проблема для Америки уже не стоит так остро. Напомню, что в принятом бюджете на 2018 г. расходы на оборону уже выросли более чем на 10% (или 60 млрд долларов). Вполне вероятно, что примерно похожими темпами они будут продолжать расти и в будущем.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать Ruposters в ленте "Яндекса" https://zen.yandex.ru/ruposters.ru

Поделиться / Share