Статьи

Бегство с Украины: почему люди не хотят жить на теплых плодородных землях

Бегство с Украины: почему люди не хотят жить на теплых плодородных землях
Сергей Кузнецов

В доковидном 2019 году основной статьей экспорта Украины были продовольственные товары и сельскохозяйственная продукция — 22 млрд долларов. Второе по значимости место занял… человеческий труд — работающие за рубежом украинцы перевели домой 15,8 млрд долларов. Сергей Кузнецов рассказывает, как Украина докатилась до подобной "торговли людьми".

По букве закона

В сентябре 2015 года президент Украины Петр Порошенко подписал закон о внешней трудовой миграции (под этим подразумевается "перемещение граждан Украины, связанное с пересечением государственной границы, с целью осуществления оплачиваемой деятельности в государстве пребывания"). К тому моменту за рубежом оказалось уже столько украинцев, что отмахиваться от этого факта стало невозможно.

Само наличие подобного закона означает признание страной некоторой второсортности своей экономики, но и второсортность второсортности рознь. Если, например, в Киргизии или Узбекистане, где тоже есть подобные законы, экономика испытывает мощное демографическое давление (высокая рождаемость, молодое население, избыточность трудовых ресурсов), то на Украине ничего этого нет и в помине. В последний раз число жителей этой страны увеличивалось в далеком 1993 году — дальше сплошной спад, сопровождавшийся постоянной урбанизацией.

Кстати, об урбанизации. Когда на рубеже 2013–2014 годов прогрессивная украинская общественность стремилась в Евросоюз, власти России предупреждали, что Украина рискует стать лишь аграрным придатком европейского братства. Увы, это пророчество оказалось слишком оптимистичным: практика показала, что фермерам из Восточной, Центральной, Южной Европы совершенно не нужны черноземные конкуренты с их дешевой продукцией. Нет, они не против украинцев — в качестве сезонных рабочих крепкие неприхотливые галичане их вполне устраивают, но и только. В результате Украина стала придатком сырьевым: на первом месте в ее экспорте черные металлы, и только на втором — сельскохозяйственная продукция.

Надо понимать, что "безвиз" отнюдь не синонимичен свободе трудоустройства, не надо путать туризм с эмиграцией. Чтобы получить разрешение на легальный наем украинцев, нужно пройти несколько кругов европейского бюрократического ада: на последний доковидный 2019 год это удалось сделать лишь 1800 компаниям. В Польше, впрочем, этот механизм проще: достаточно простого приглашения. В большинстве других случаев украинцы работают нелегально.

Польский фактор

Виктор Янукович не просто так саботировал обещанное им же соглашение о безвизовом режиме с Евросоюзом — он понимал, что тем самым ворота, конечно, откроет, но не для потока швейцарских туристов в Одессу, а для утечки рабочей силы в относительно богатые страны Европы. Нет, не в ту же Швейцарию, там такая радость не нужна, но в Польшу, Италию, Словакию с Чехией. Считается, что перед закрытием границ из-за пандемии денежные переводы новых "остарбайтеров" (3,2 млн, из которых 2,7 млн в ЕС) обеспечивали 9,5% ВВП Украины (15,8 млрд долларов), что ставило страну в один ряд со среднеазиатскими странами, у которых рабочая сила также является основным экспортным товаром.

Сейчас каждый седьмой работающий по найму украинец работает за рубежом.

Основное место приложения сил украинцев — польский сельскохозяйственный сектор (примерно 1 млн рабочих). Относительная близость языка и культуры (напомним, Польша между мировыми войнами контролировала запад Украины и Белоруссии) позволяет приезжим рабочим более-менее свободно интегрироваться в местный быт и либо осесть в бывшей метрополии, либо создать материальный задел для дальнейшего рывка, чаще всего — в Канаду, где украинское землячество является значимой силой.

Интересно, что здесь мы имеем дело со сложным случаем этнически-культурного симбиоза. Заняв те ниши, которые в других странах принадлежат южанам, украинцы препятствуют закреплению подобных южан в Польше. Это сохраняет определенную моноэтничность амбициозной республики (поляки и западные украинцы все же очень близкие народы) и предохраняет ее от острых конфликтов на национальной почве, которые стали трендом последних лет во всем цивилизованном мире. Впрочем, Украина смогла отличиться и тут, за неимением этнических разногласий придумав себе языковые.

Добавим, что "зеленый свет" для украинцев в Польше имеет троянский оттенок — поляки мечтают вернуть довоенные границы, Галичину с "польским" Львовом, и за отсутствием возможности действовать грубой силой активно применяют силу мягкую, культурное и экономическое влияние.

По пути в Канаду

Чрезвычайно востребованы в Италии украинки — у них репутация отличных медсестер, санитарок, домработниц, но в первую очередь нянь.

Небогатая по европейским меркам Португалия охотно принимает украинцев на сезонные работы — сочетание цены и качества делает гостей весьма выгодным вложением фонда заработной платы. За рубеж с Украины едут в основном более-менее трудолюбивые, энергичные люди.

Стремятся украинцы и в более богатые Германию с Францией, но встречают здесь мощный отпор не столько даже знаменитых евробюрократов, сколько соответственно турецкой и арабской диаспор, подмявших под себя низкооплачиваемые работы. Как ни парадоксально, но при невысоких притязаниях турецкий язык сейчас полезнее в Германии, чем немецкий.

Ну и, конечно, старушка Канада — конечная точка, мечта миллионов украинцев. После оттока граждан Украины из России и ассимиляции в ней этнических украинцев (что несложно, ибо они абсолютно ничем не отличаются от русских) Канада стала второй страной мира по числу украиноговорящих жителей (1,5 миллиона человек помнят про свои украинские корни). Политическое значение диаспоры огромно: во время референдумов о независимости Квебека обе стороны боролись в первую очередь за голоса проживающих в провинции украинцев — от них зависело, какая чаша весов окажется тяжелее. Плюс Канада имеет государственную программу иммиграции, достаточно щедрую социальную систему и нуждается в рабочих руках для освоения обширных малодоступных территорий.

* * *

Еще совсем недавно жители, например, Томска или Перми, побывав на Украине, просто не могли себе представить, как из этого рая земного можно добровольно уехать. Сейчас Киев управляет территорией, с которой бегут — от войны, от нищеты, от унижений, от нацизма. Благодатная черноземная страна стала местом, где жизнь сменилась выживанием, и уж никак не Россия виновата в том, что украинки выкармливают итальянских детей вместо того, чтобы воспитывать собственных. Налицо национальная катастрофа, у которой даже нет конкретного виновника, злодея, которого можно прижизненно или хотя бы посмертно покарать.

Некого винить. Ведь все хотели как лучше…

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share