Жизнь

"Она пьяна или мне кажется?": шатавшаяся Успенская выступила, опираясь на коллег по цеху

2k
"Она пьяна или мне кажется?": шатавшаяся Успенская выступила, опираясь на коллег по цеху
"Она пьяна или мне кажется?": Успенская выступила на сцене, шатаясь и опираясь на коллег по цеху

68-летняя Любовь Успенская все еще в отличной форме. На днях она порадовала фанатов выступлением на фестивале "Белые ночи Санкт-Петербурга". За отведенное ей время она успела показать зрителям сразу несколько нарядов, станцевать с цыганами, спеть дуэтами с коллегами и много чего еще.

Одно выглядело странно: Любовь будто бы немного не в себе и ее слегка штормит. В какие-то  моменты ее даже приходилось поддерживать другим знаменитостям и родной дочке. 

шатавшаяся Успенская выступила, опираясь на коллег по цеху

Поклонники заподозрили, что Успенская приняла алкогольный допинг, но слегка переборщила. "Что происходит?"; "Она пьяна или мне кажется?"; "В таком возрасте уже пора заняться здоровьем, а не тусить", — цитирует юзеров Пятый канал.

Осложняло ситуацию то, что певица предпочла выглядеть гораздо моложе своих лет. Она надела мини-юбку и высокие каблуки, на которых едва стояла. Хоть партнеры по дуэтам и подставляли ей свои крепкие плечи для поддержки, слова песен она все равно вспоминала с трудом, и им приходилось выкладываться по полной.

Успенская рассказала, почему боится выйти на пенсию

Успенская рассказала, почему боится выйти на пенсию

Любовь много выступает, несмотря на возраст, отчасти потому, что не хочет уходить со сцены и терять гонорары. Она вспомнила, как жила в США и видела там россиян, желающих получить пенсию побольше.

Пенсионеры, которых я видела в Америке, мне всегда казались какими-то жалкими. Многие наши граждане уезжали в США не потому, что хотели добиться успеха. Они ехали за сытой жизнью. И когда я смотрела на пожилых людей, которые считали каждую копейку, была уверена, что никогда не буду выглядеть так убого и зависеть от государства.

Как писал Ruposters Life, ранее Успенская назвала Разина "придурком" за пение под фонограмму покойного Шатунова.