Статьи

Продажные судьи и республиканские кланы: как в СССР брали и давали взятки

15.2k
Комментарии 0
Продажные судьи и республиканские кланы: как в СССР брали и давали взятки
Сергей Харламов

Коррупция в России существовала всегда. И даже высшая мера наказания не защищала от злоупотреблений чиновников. В обществе, в котором все были равны, всегда находился кто-то, кто хотел выделиться. Когда же власть проявляла политическую волю и желание искоренить поборы и взяточничество, коррупционеры действовали как преступная банда, покрывали друг друга, подкупали судей и снимали следователей. И все же некоторые хитрые цепочки распутать удавалось. Ruposters рассказывает о громких коррупционных делах в СССР.

Судьба судов

Суды в Советском Союзе менялись серьезно и часто. После событий 1917 года в судейском корпусе преобладало революционное правосознание. Из-за этого часто выносились абсурдные приговоры: за убийство "буржуя" - общественное порицание, а за отказ выйти на работу – расстрел. С течением времени судебные органы превратились в полноценный инструмент власть имущих, а их политическое значение изменилось.

Сложилась ситуация, когда каждое серьезное должностное лицо было обязано водить дружбу с каким-нибудь судьей, чтобы удержаться на своем месте и продвинуться дальше. Сначала судьи закрывали глаза на мелкие экономические нарушения, но к началу войны ситуация выходит из-под контроля – неожиданным образом закрываются дела о тяжких преступлениях, а судьи получают на руки десятки тысяч рублей (средняя зарплата по стране – 150 рублей) и дефицитные продукты в большом количестве.

"Управлением милиции Ровенской области арестована за взяточничество быв. следователь Ровенской городской прокуратуры Мазина. Установлено, что Мазина получила взятки от директора государственной мельницы N3 г. Ровно Виюка — 470 кг муки за непривлечение его к уголовной ответственности по делу о расхищении муки; от владельца частного буфета в гор. Ровно Банникова — 8000 рублей за прекращение дела о нанесении им тяжелого ранения гр-ну Насенкову и от дезертира Побережного — 4000 рублей за прекращение на него дела".

К 50-м количество подкупов выросло до невероятных масштабов. Поток жалоб на судей был настолько огромным, что его стало сложно игнорировать и сваливать на "недовольство приговором". К тому же многие жалобы отправлялись прямиком в Москву и снабжались слишком точными описаниями злоупотреблений судей. В ЦК ВКП(б) была создана Комиссия партийного контроля, которую в тот момент возглавил Андрей Андреев, и она начала ездить по республикам. Первой в очереди оказалась Башкирская ССР:

"В процессе работы комиссией было установлено, что ряд работников Верховного суда Башкирии, а именно: члены Верховного суда Сайфутдинов, Каримов, Гильманов и зам. председателя Верховного суда Амирханов злоупотребляли служебным положением, брали взятки и за это освобождали от наказания уголовных преступников, вместе пьянствовали с осужденными и привлеченными к уголовной ответственности.

Председатель Верховного суда Башкирии Хананов и министр юстиции Авзянов, имея сигналы о фактах аморальных явлений и злоупотреблениях среди работников Верховного суда, относились к этому либерально и глушили эти сигналы.

Обком ВКП(б) также решил снять с работы председателя Верховного суда Башкирской АССР Хананова <…> министру юстиции БАССР т. Авзянову объявлен выговор", - из постановления Комиссии.

Проверки начали проводиться практически повсеместно. В Москве было арестовано 111 человек, среди них 28 судей. В том числе и председатель Мосгорсуда Васнев. С его арестом вскрылась цепочка преступлений, которые совершались годами.

Судебные слушания в 50-х

Взяточники были связаны между собой, а некоторые даже сожительствовали. Известен эпизод, в котором фигурировала член Московского суда Чурсина. Проживая с Васневым в одной квартире, Чурсина участвовала во множестве его преступлений, а также организовывала свои. Например, от наказания за взятку они освободили директора "Мосвинводторга" Николаева, который подкупил весь состав судей, рассматривавших его дело. Вечером после заседания Чурсина и остальные члены коллегии оказались у Николаева дома, где пьянствовали всю оставшуюся ночь.

За полтора года Комиссия добралась до Верховного суда СССР, там обнаружила то же, что и в республиках. Более того, в Верховном суде существовала практика прямой передачи уголовных дел без привлечения Верховных судов республик. Таким образом было рассмотрено 2925 из 5596 дел, которые проверила Комиссия (и это только за 1947 год). Причем по подавляющему большинству этих дел Верховный суд выносил оправдательные приговоры или же смягчал наказание.

Разные судебные составы выносили совершенно разные приговоры по схожим делам, протоколы и порядок рассмотрения дел были нарушены. Судебные приставы выносили документы из судов, изучали их в несудебных помещениях в присутствии посторонних лиц.

Итогом этой масштабной проверки стало отстранение председателя Верховного суда СССР Ивана Голякова и главы Военной коллегии ВС СССР Василия Ульриха "за утрату чувства партийной ответственности", а вместе с ними убрали еще 40 человек из аппарата Верховного суда. Расследование по делу было строго засекречено. Известно, что для рассмотрения дел создали три особых места присутствия ВС СССР, заседание проводилось в закрытом порядке без участия сторон. Результаты также были засекречены.

Василий Ульрих (в середине) до войны был одним из организаторов сталинских репрессий

Тем не менее не всех снятых с должностей осудили. Тот же Ульрих был просто переведен и стал руководителем Высших военно-юридических курсов при Военно-юридической академии. Он умер в 1951 году. Голяков дожил до 1961 года и успел написать более 70 научных монографий.

Азербайджанский прецедент

К концу 60-х в стране оформилась и исправно работала система клановых сдержек и противовесов. Центральный аппарат хорошо знал республиканские элиты, умел поднимать одних и держать на расстоянии других. Однако рычагом управления была именно коррупция. С одной стороны, у Москвы всегда был компромат на основных игроков в республиках, с другой – благодаря такой подпитке элита усиливала свои позиции.

Необходимость в "чистке" возникла из-за опасений Брежнева в ускорении центробежных сил в регионах. В помощь Андропову был прислан начальник КГБ Азербайджана Семен Цвигун. Он смог связать работу партийной разведки и возможности КГБ, усилив слежку за республиканскими элитами.

Гейдар Алиев

Опираясь на знания и опыт, полученные за 4 года работы в КГБ Азербайджана, он поставил главой КГБ в республике Гейдара Алиева и дал ему доступ к информации о коррупционных связях. Сначала Алиев просто обживался на новом месте и пользовался тем, что его никто не знал в лицо:

"В первые месяцы своего руководства Алиев нагнал страху на торговую номенклатуру Баку. Пользуясь тем, что в лицо его мало кто знал, Алиев стал совершать партизанские вылазки в город. Оденется попроще, выйдет из дому и сядет в первое подвернувшееся такси. Выбирал самый длинный маршрут, чтобы поговорить с водителем "за жизнь": как люди живут, чем недовольны, на что больше всего жалуются. Или зайдет в магазин и интересуется у продавца: "Сколько стоит мясо?". "Два рубля сорок копеек!". А почему, спрашивает, так дорого? Продавцы плечами пожимают. Он шел дальше – прямиком на склад или в подсобку, где, как правило, обнаруживал солидные залежи продовольственного дефицита. В общем, за две-три недели таких рейдов по "наводке" Алиева было арестовано около 40 человек", - Раззаков Федор, "Дело красного узбека".

Вылазки пришлось прекратить через два месяца. Кто-то размножил его фотографии, так что о том, как выглядит глава местного КГБ, знал каждый продавец водочной. Предполагается, что заказчиками стали представители так называемого шушинского клана, по чьим прилавкам и складам наносил основные удары Алиев. Глава КГБ ссылался на экономические отставание (республика не выполнила ни одной пятилетки с окончания войны), но его все равно обвинили в покрывании другой группировки. На некоторое время Алиева отозвали в Москву, но вскоре он вернулся. И вскрыл масштабную коррупционную схему: в Азербайджанской ССР все высшие должности можно было попросту купить. Цены в республике варьировались от 200 тысяч рублей за должность 1-го секретаря райкома партии до 30 тысяч за должность прокурора. Можно было купить должность начальника отделения милиции, стать министром коммунального хозяйства, ректором вуза.

Алиев назначил на должности, которых коснулась эта коррупционная схема, сотрудников из КГБ - всего 1983 человека, и спутал карты кланам – на высшие должности назначались русские, бакинцы, нахичеванцы, выходцы из Шемахи и Армении.

Нитки из хлопка

Известное в Советском Союзе "Хлопковое дело", выявившее многочисленные злоупотребления и экономические преступления руководителей Узбекской ССР, берет свое начало из разгрома судебной системы. В 1975 году по делу о взяточничестве арестовали и привлекли к ответственности председателя Верховного суда УзССР. Тогда же в поле зрения следователей попала Ядгар Насриддинова, успевшая побывать в должности главы ВС и к тому моменту возглавлявшая Совет Национальностей Верховного Совета СССР. Но знакомство с Брежневым спасло ее от уголовного преследования.

Следственная группа дает интервью на фоне изъятых денег и украшений

Череда уголовных дел, к которым принято относить "хлопковую лихорадку", началась с ареста начальника Отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности Бухарской области Музаффарова. Следователи поймали его "на живца": дававший взятку в тысячу рублей был оперативником.

Эта тысяча привела к несметным богатствам – при обыске у Музаффарова нашли наличных на сумму 1 131 183 рублей, редкие золотые монеты и изделия, бижутерию и украшения на сумму в еще полтора миллиона рублей. Фотографии "клада" демонстрировались на всю страну, а ценности показывали высшим должностным лицам на заседаниях как музейный экспонат.

Со смертью Брежнева для следователей и сотрудников КГБ открылись новые возможности. Расследованием дела Музаффарова занялся новый следователь по особо важным делам при Генпрокуроре СССР Тельман Гдлян, который раскрутил цепочку вплоть до 1-го секретаря ЦК КП УзССР Рашидова, руководителя агропромышленного объединения Адылова и ряда узбекских партийных деятелей и министров.

Гдлян (слева) и Иванов в Ташкенте

В 1983 году Андропов сделал Рашидову "последнее предложение", объявив ему выговор, предполагавший, что секретарь с миром уйдет в отставку. Но Рашидов не ушел. Через месяц молчания Андропов поручил прокуратуре создать следственную комиссию по делу о злоупотреблениях в УзССР.

Комиссию возглавили Гдлян и Иванов, из Москвы их курировал Герман Каракозов - организатор всех основных дел о взяточничестве в 70-80-х гг. в СССР:

"Великий "колун" был — начальник следственной части Прокуратуры Союза Герман Петрович Каракозов. Вот он мог колоть. Приходит - и человек колется. Так он колол своим авторитетом, логикой, убежденностью, генеральскими погонами, обстановкой", - заслуженный юрист России Василий Побияхо.

Шараф Рашидов

Через полгода, в том же 1983 году, Рашидов скончался. По некоторым данным, это было самоубийство. После его смерти были арестованы руководители нескольких хлопкоочистительных предприятий и директоров хлопкозаводов, в том числе Ахмаджон Адылов, крестный отец агропромышленной мафии, "король" Наманганской области. Следствие выяснило, что Адылов был правой рукой Рашидова и фактически занимался подбором кадров в высших эшелонах республиканской власти. В Ташкент прибыли сотрудники ЦК КПСС во главе с Лигачевым:

"Видно, у Е. Лигачева было особое поручение превратить пленум в сборище антирашидовского содержания, нечто вроде ХХ съезда КПСС. От начала до конца все выступавшие, которые еще недавно клялись в верности его памяти, чернили его, разоблачая его как деспота, коррупционера, взяточника, нанесшего непоправимый ущерб узбекскому народу. Его обвиняли в преследовании честных людей, осмелившихся говорить ему правду, создании в республике обстановки раболепия и лизоблюдства, кумовства. Речи ораторам готовили спичрайтеры из Москвы. Спектакль удался. Рашидов был свергнут с пьедестала героя и вождя, бескорыстного и неподкупного, а заодно и следственной группе дали в руки мощное моральное оружие борцов против “рашидовщины”, - из мемуаров "Совесть и Фемида".

С арестом Адылова начались аресты в УВД региона, а показания начальников управлений привели следствие к начальнику МВД генерал-лейтенанту Эргашеву. Он узнал о готовящемся задержании и застрелился перед самым приходом наряда. При обыске в его тайниках нашли 10 миллионов рублей наличными и документы, подтверждавшие, что руководство МВД в полном составе было коррумпировано.

В "Хлопковом деле" стали появляться и первые жертвы расследования. Заместитель Эргашева Давыдов был найден с тремя смертельными пулевыми ранениями в затылок. Смерть была классифицирована как самоубийство.

Следователи одно за другим устанавливали местонахождения тайников коррупционеров, разбросанных по местным кишлакам. Цена украшений только одной группы тайников достигала 10-15 миллионов рублей.

К 1985 году стало понятно, что "Хлопковое дело" не может касаться только одной республики. Гдлян и Иванов пришли к заключению о существовании организованного сообщества партийного руководства, центрального МВД и советской мафии.

К моменту, когда был завершен сбор информации, Генеральным секретарем ЦК стал Горбачев. Генсек ужаснулся сделанным выводам и отправил в Ташкент Бориса Ельцина. В сентябре 1985 года он привез доклад о массовой коррупции и поддержал следователей.

Но Горбачев не поверил в факты, фигурировавшие в докладе. Доклад оказался в руках журналиста Овчаренко из "Правды", который опубликовал статью "Кобра над золотом", представив гражданам СССР факты преступной деятельности глав Узбекистана. Статья дала старт серии разоблачений партийных деятелей и серьезно ослабила власть Кремля.

Гдлян (в середине), Иванов и Ельцин

В Узбекистане началась новая волна арестов, которая привела в Москву. Под наблюдение следствия попал секретарь ЦК КПСС Разумовский, заведующий сельским хозяйством Истомин, а также Лигачев, Соломенцев, Смирнов и Ишков – все члены Политбюро. Все эти люди брали взятки у Рашидова и других руководителей Узбекистана.

ЦК решил пресечь деятельность следственной группы. Уже отстраненный (вместе с Каракозовым) к тому моменту за слишком жестокие методы и "исполнение партийного заказа, а не законности" Гдлян попал под следствие. Пленум Верховного Суда СССР вынес частное постановление "о нарушениях законности" Гдляном.

К тому моменту Гдлян и Иванов уже стали народными депутатами СССР, поэтому для возбуждения против них дела была создана Комиссия, в результате работы которой Гдляна исключили из КПСС и Прокуратуры СССР. Уголовное дело против него было прекращено только в 1991 году.

Рыбное дело

Одновременно с "Хлопоковым делом" в стране расследовали еще две, как позже оказалось, связанных между собой серии дел.

В конце 70-х был арестован заместитель министра рыбного хозяйства СССР Рытов, а незадолго до этого – генеральный директор Торгово-производственной фирмы "Океан" Фельдман и его подчиненный, начальник одного из фирменных магазинов компании Фишман.

Филиал магазина "Океан" в Сочи

Фельдмана и Фишмана арестовали за вывод капитала за границу. Они готовили свой отъезд из Союза, вывозили сотни тысяч рублей и обменивали их на валюту.

Арестованные выдали всех, кого они подкупали, а заодно рассказали, откуда у них такие деньги:

"Они рассказали о системе взяточничества в Министерстве рыбного хозяйства. Перед нами тогда впервые поставили другую задачу – не заниматься этой мелочью, а идти с выходом на наиболее крупных руководителей министерства и выше. Это была та обстановка, когда нам никто не запрещал в протоколах допросов и в заявлениях упоминать фамилии любых лиц, о которых рассказывали обвиняемые или подозреваемые", - вспоминал Калиниченко.

Следующие арестованные раскрыли отлаженную схему перефасовки черной икры в банки из-под кильки. Для распутывания клубка связей Андропов создал отдельную комиссию в КГБ, которая начала так называемое "Рыбное дело".

Все началось с того, что министр рыбного хозяйства Александр Ишков убедил председателя Совета министров Алексея Косыгина в том, что продажа собственной продукции может приносить прибыль стране, и попросил передать функции по продаже в рыбное ведение. Был создан Союзпромсбыт, начальником которого поставили Юрия Рогова, а куратором сделали Владимира Рытова.

Владимир Рытов открыл магазин "Океан" (первый филиал в Сочи), оборудование закупили в Испании. По всей стране стали популярны "рыбные четверги".

Дело быстро раскручивалось благодаря точным показаниям Фельдмана и Фишмана. Все указывало на Владимира Рытова, которого подчиненные называли "Боцманом". По словам новых арестованных, Боцман был организатором фасовки черной икры.

Слушание дела о "рыбной мафии"

У Рытова при аресте изъяли 300 тысяч рублей. Несмотря на то, что он раскаялся и сдал всю сеть сбыта икры и рыбы, его приговорили к расстрелу.

Двойная цепочка

Но где же связь с другим крупным делом? "Рыбное дело" раскрыло схему махинаций в первом сочинском филиале "Океана", директором которого был Арсен Пруидзе, арестованный за дачу взятки лично Рытову. Последовало множество арестов других сочинских чиновников – начальников санаториев, директора Мясорыбторга и других.

Вскоре следствие вышло на председателя Сочинского горисполкома Воронкова. Пруидзе признался, что давал взятку и Воронкову, а заместитель председателя Александр Мерзлый подтвердил этот факт. Но у Воронкова ничего не нашли, кроме честно заработанных 10 тысяч рублей. Воронкова взяли под стражу и увезли в Москву, посадив в одиночную камеру в Лефортово:

"В Сочи началась паника. В ход пошли широко известные приемы коррумпированных группировок. Они пытались доказать, что показания обвиняемых о взяточничестве серьезного внимания не заслуживают, что дают их люди, "длительное время содержавшиеся под стражей и находящиеся в условиях изоляции". Именно эту фразу будет позже обыгрывать Медунов в публичных выступлениях, на страницах печати, в докладных записках в ЦК КПСС", - Калиниченко.

В ходе доследственной проверки умирает председатель Хостинского райисполкома, и следователей обвиняют в доведении до самоубийства. Начинается проверка, не нашедшая в действиях следователей фактов превышения должностных полномочий.

Сочинское расследование коснулось и 1-го секретаря Сергея Медунова, до недавнего времени руководившего Кубанью и невероятно поднявшего курортный регион. При его руководстве Кубань вошла в десятку самых развитых регионов в СССР, а по объемам сельхозпродукции вообще была на первом месте.

Сергей Медунов

Медунов был приближенным Брежнева, и только его знакомство с Генсеком, а также то, что Воронков не дал признательных показаний против бывшего начальника, помогло ему избежать расправы. Медунова, который уже был к тому моменту министром сельского хозяйства, обвинили в том, что при его руководстве на Кубани расцвела коррупция.

Тяжело больной Брежнев ничего не смог сделать в этой ситуации, и Медунова сняли с должности в 1982 году. Он занял рядовую должность в Министерстве плодоовощного хозяйства, умер в одиночестве в 1999 году в Москве.

Воронкова приговорили к 13 годам тюремного заключения с конфискацией имущества. После распада СССР его реабилитировали, потому что материалы уголовного дела о взяточничестве исчезли. Он умер в октябре 2009 года.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share