Политика

Что сланцевая революция означает для России?

Что сланцевая революция означает для России?

Времена бурных споров о том, можно ли считать сланцевую нефте- и газодобычу «пузырем», как ее в свое время окрестило руководство «Газпрома», остались далеко в прошлом. США с середины нулевых наращивали темпы производства сланцевой нефти рекордными темпами, и сегодня эксперты называют этот излишек на рынке основной причиной ценовой войны, развёрнутой Саудовской Аравией. Тем не менее, из-за известных технологических ограничений сланцевая нефть не сможет конкурировать с традиционными способами добычи и лишь создаст ограничения для роста цен на нефть выше 100$ за баррель. 


Взрывной рост производства сланцевой нефти в США, тыс. баррелей в день. (Источник – EIA).

Энергетическая независимость является для США чем-то вроде Священного Грааля. О планах по ее обретению заявлял еще Никсон со своим известным Проектом «Независимость», и эту мантру, в той или иной форме, повторяли все последующие президенты. Именно поэтому сланцевая нефть получила такое внимание со стороны политических и бизнес-кругов. Новая индустрия получала восторженные отзывы в прессе, а оценки ее перспектив систематически завышались. К примеру, запасы одного из месторождений пришлось впоследствии скорректировать на 96%. Вокруг сланцевой революции образовался такой же ажиотаж, как и вокруг «доткомовского» пузыря в начале нулевых. 

Точки безубыточности для основных месторождений сланцевой нефти в США, в долларах за баррель. (Источник – Business Insider). 

Технология добычи сланцевой нефти была хорошо известна еще с прошлого века, но активное развитие индустрии в США началось только в прошлом десятилетии. Единственная причина этого – цены на нефть выше 80 долларов за баррель, которые сделали сланцевую революцию экономически целесообразной. Недостатки этих технологий хорошо изучены:

1.    Быстрое истощение скважин. Если традиционный способ добычи позволяет построенным вышкам работать десятилетиями, то для сланцевой нефти производительность скважин падает в течение первого года эксплуатации на 60%, а в течение трех лет – на 80-90%. В результате для поддержания уровня добычи необходимо постоянно бурить новые скважины.

2.    Большой разброс ключевых экономических показателей для разных месторождений. Как видно из графика роста добычи сланцевой нефти в США, большая ее часть приходится на два месторождения – Баккен и Игл Форд. Они же фигурируют в левой части диаграммы, ранжирующей месторождения по точкам безубыточности, - добыча нефти с этих месторождений является наиболее выгодной. Разработка других нефтяных полей требует иной порядок цен – свыше 100$ за баррель.


3.    Ущерб для окружающей среды и инфраструктуры. Применяемые при добыче реагенты высокотоксичны, и при «фракинге» они загрязняют грунтовые воды. Бурение скважин делает окружающую территорию малопригодной для проживания – у многих окрестных жителей после этого воду из-под крана можно поджечь простой зажигалкой.

Синим – общий уровень долга компаний, добывающих сланцевую нефть, в миллиардах долларов, красным – соотношение долга к прибыли. (Источник – The Economist). 

С экономической точки зрения, дела у индустрии по добыче сланцевой нефти обстоят не лучшим образом. Для большинства компаний себестоимость добываемой нефти находится в пределах от 60 до 80 долларов за баррель, что значительно выше текущей цены нефти марки WTI в 45 долларов. Поэтому производители уже начали урезать капитальные инвестиции, продолжая добычу только на уже построенных вышках. Проблемы отрасли усугубляет тот факт, что значительная часть компаний в расчете на высокие цены на нефть финансировали разработку сланцевых месторождений, резко наращивая долговую нагрузку. Снижение выручки для них особенно болезненно, и в США уже обанкротился первый производитель сланцевой нефти.

Точки безубыточности полного цикла для всех глобальных проектов нефтедобычи, долларов за баррель нефти Брент. (Источник – Citi Research). 

Очевидно, что текущий уровень цен на нефть является спекулятивным, он находится значительно ниже фундаментальных показателей себестоимости добычи для отрасли в 70 долларов за баррель. При этом, такой уровень цен обеспечивает лишь поддержание добычи черного золота на текущем уровне, при росте же мирового потребления стоимость барреля должна быть существенно выше. На еще одно свидетельство необоснованности текущего уровня цен на нефть обратил внимание известный экономист Джим О’Нил, создатель термина БРИКС, –   цена пятилетних форвардных контрактов остается на уровне в 80 долларов за баррель, что существенно выше спотовой цены.

Насколько же долго Саудовская Аравия будет поддерживать цены на нынешнем низком уровне? Операционные издержки для уже построенных вышек в среднем составляют 10-20 долларов за баррель нефти, и добыча на них будет продолжаться и при текущих ценах. Но при отсутствии капитальных вложений и ввода в эксплуатацию новых скважин большая часть сланцевой нефти уйдет с рынка в течение года-двух лет. В результате этого Саудовская Аравия устранит конкурентов, и целесообразность поддержания низких цен на нефть исчезнет (конечно же, если у шейхов нет на это других мотивов). Таким образом, слова Владимира Путина о том, что мировая экономика рухнет при цене нефти ниже 80 долларов за баррель, а текущий кризис продлится не более двух лет, имеют под собой вполне конкретное обоснование.

Андрей Ковалев

Поделиться / Share