Мнение

Опять рекордный размер: 5 сценариев решения проблем с госдолгом США

Опять рекордный размер: 5 сценариев решения проблем с госдолгом США
Михаил Мельников

Внешний государственный долг США покорил очередную вершину или, как модно говорить, пробил очередное дно. Общая сумма задолженности федерального правительства перевалила за 25 триллионов долларов. И это не предел: минфин США до осени разместит облигации еще на три триллиона долларов. Желающие их приобрести непременно найдутся. Михаил Мельников рассказывает, почему так получается и к чему это приведет.

Не так страшен долг, как о нем пишут

Сам по себе размер долга не так уж много значит — важна готовность страны его обслуживать и при случае отдать. И надо отметить, что внешний долг США до сих пор не астрономически велик относительно ВВП страны, а обслуживают (платят проценты по облигациям) американцы его с легкостью.

Общий (государственный и частный) внешний долг планеты составляет, по разным оценкам, от 230% до 300% от ее годового ВВП. А Международный валютный фонд определяет общий государственный долг США за недавний 2018 год в 90,5% от ВВП. 

С тех пор американцы чрезвычайно стремительно его наращивают вопреки предвыборным обещаниям Дональда Трампа (впрочем, будучи бизнесменом, он называл себя "королем долгов"). Сейчас госдолг вырос уже до 118% (отношение долга в 25,04 трлн долларов к ВВП за 2019 год — 21,20 трлн). Это много, но все еще совершенно не трагично.

На сайте Всемирного банка для большинства стран, к сожалению, данные доступны только на 2017 год, но могу вас заверить, что долгов с тех пор в мире стало только больше. Так вот, куда выше современных США по отношению долга к ВВП находятся не только Ливан, Эритрея и Судан, но и Япония, Греция, Португалия, Италия, Сингапур — страны, входящие в "золотой миллиард". При этом никаких волнений относительно японского долга не слышно. Долг стран Евросоюза — 84,1% на 2019 год, и он держится ниже 100% главным образом благодаря странам Восточной Европы — самыми экономными в Европе являются эстонцы. Ну, и прижимистые немцы, конечно, подправляют статистику.

Среднемировое отношение государственного долга к ВВП можно посчитать двумя способами. Если, как это иногда делают, взять сумму процентов, поделенную на число стран (США – 118%, Россия – 15%, в среднем 66%), то получится чуть более 50% на страну. Но если суммировать весь государственный долг мира (69 трлн долларов) и сопоставить с ВВП планеты (порядка 80%), получится уже более 86%, потому что самые крупные экономики мира закредитованы сильнее всего. Не так уж и далеко убежали США от "мировых стандартов".

Если же сравнить долги в абсолютном выражении, то мы увидим, что американский долг, конечно, лидирует, но японский отстает в два раза (цифры 2018 года). Округлив, мы можем сказать, что на США приходится треть мирового долга, на Евросоюз — четверть, на Японию — одна шестая, а уровень жизни в этих странах весьма высок, несмотря на ежегодную выплату процентов.

Добровольная подпитка

То есть все хорошо у американцев? Не совсем. Облигации государственного займа США ("трежерис") обладают одним из признаков финансовой пирамиды — невозможностью погашения за счет накопленных ресурсов. Все облигации имеют срок действия, после чего предъявляются к выкупу. Так вот, если в момент выкупа кто-нибудь не купит такую же облигацию, гасить долг придется из резервов. Если в течение короткого промежутка времени пришлось бы выкупать облигации на десятки триллионов долларов, США не смогли бы этого сделать. "Просто напечатать доллары" на самом деле не так уж просто, даже в США есть масса ограничений на эмиссию.

Но трежерис пользуются достаточно высоким спросом. И хотя ряд стран, в том числе Россия, постепенно выходят из этого финансового инструмента, очередь из желающих их приобрести не редеет. Потому так спокойно и говорят в американском минфине о еще трех триллионах займа, как будто это дело уже решенное. Пирамида госдолга США — остроугольная: если в условном МММ на каждого получившего доход приходилось, скажем, три новых вкладчика, то здесь вполне достаточно коэффициента 1,1. Хотя сейчас Вашингтон распрямляет "плечи" этой финансово-геометрической фигуры.

Никто не берет в долг насильно. Как говорил незабвенный монтер Мечников, "согласие есть продукт при полном непротивлении сторон". Если внутренний государственный долг еще можно как-то навязать населению (вспомним добровольно-принудительные облигации советского займа), то размер внешнего государственного долга страны зависит ровно от двух факторов: готовности правительства брать в долг и готовности иностранных партнеров одалживать деньги. Например, у России очень высокий международный кредитный рейтинг. Не официальный у ориентирующихся на санкции агентств, а фактический: весь мир знает, что мы не нарушаем свои экономические обязательства. Но до последних полутора лет страна сама избегала внешних заимствований. Есть, конечно, и обратные случаи — когда стране очень нужны деньги, но ее облигации или другие попытки занять не вызывают особого интереса. Иногда из-за санкций, чаще из-за проблем самой страны. Скажем, нынешней Венесуэле уже, хочется верить, не даст денег даже такая щедрая душа, как Россия — ни малейших шансов возврата. В таких случаях прибегают к гуманитарной помощи или иным способам прямого спасения людей, без подписания невыполнимых договоренностей.

Таким образом, формально в государственном долге США меньше других виноваты как раз США: эту пирамиду подпитывает весь мир, причем делает это, как та кошка из анекдота, добровольно и с песней. Потому что более надежного способа сохранить деньги на данный момент практически не существует: трежерис обеспечены, во-первых, военной и экономической мощью США, а во-вторых, готовностью Вашингтона эту мощь использовать в любой момент.

Заемщик и кредитор — два в одном

Почему же крупнейшие должники лучше всех живут? Потому что делают это за чужой счет? В некотором смысле так и есть, но в то же время надо понимать, что практически каждая страна — и должник, и кредитор. Та же Япония с ее колоссальным долгом — один из крупнейших кредиторов США (доля в трежерис приближается к 20%). Это финансовый рынок, где государства и их центробанки ведут себя как игроки: занять подешевле, одолжить подороже. Сплошь и рядом страны являются должниками друг друга и платят друг другу проценты, причем разные.

Так вот, США не только крупнейший должник, но и крупнейший кредитор мира. К тому же еще два из четырех крупнейших мировых кредиторов — Международный валютный фонд и Всемирный банк (еще один — Китай) — фактически контролируются американским правительством или как минимум Федеральной резервной системой. Кроме того, частные банки США сами по себе тоже кредитуют весь мир. Отрицательное кредитное сальдо США весьма невелико, хотя, по всей видимости, является крупнейшим в мире — как и торговое сальдо этой страны, что совершенно закономерно: кто больше тратит, тот больше занимает.

Кстати, если вы кушать не можете, не узнав, как там долг у американцев, рекомендую добавить в закладки страничку, демонстрирующую статистику в условно реальном времени. Цифры там могут несколько отличаться от приведенных в статье — рынок динамичен, долги государств оцениваются далеко не всегда однозначно точно, а многие страны вообще не публикуют подобные данные.

5 сценариев будущего

Пандемия коронавируса показала, однако, что долги, равно как и просто деньги, на хлеб не намажешь и в рот не положишь, что в них нельзя укутаться и за ними нельзя спрятаться. Грядет большая переоценка ценностей, и она может стать серьезной угрозой американскому внешнему долгу — за эти несколько месяцев государства узнали много способов потратить деньги куда полезнее. И вероятность того, что пирамида госдолга США постепенно перестанет рефинансироваться, нарастает с каждым днем. Скажем, за март 2020 года иностранные инвесторы (как частные, так и центробанки) избавились от американских гособлигаций на 256 миллиардов долларов, то есть определенная переоценка ценностей все же идет. Для сравнения, во время кризиса 2008 года спрос на трежерис, напротив, был огромным.

Нет ничего вечного, и пирамида американского госдолга также конечна. Чем же она завершится?

Мир знает два основных выхода страны из долгового кризиса. Первый: она раздает долги, второй — их ей списывают. При этом ни одна из сколько-нибудь значимых стран, включая, конечно, и Россию, не получала предложений о списании — в лучшем случае о реструктуризации. Не получат его и США.

Есть 5 основных сценариев изменения ситуации. Перечислю их в порядке от наименее к наиболее реалистичному.

Первый  в мире наступают относительные покой и стабильность, к власти в США на восемь лет приходит президент-монетарист, который последовательно сокращает выброс новых трежерис на рынок. И долг уменьшается, скажем, до 10 триллионов долларов, что составляет вполне пристойные 48% от ВВП страны 2019 года.

Второй — на Земле происходят драматические события, после которых государственные долги перестают играть какую бы то ни было роль. Это может быть конец света, вторжение инопланетян, столкновение с крупным астероидом, мировая война на уничтожение, создание единого всемирного государства, отмена денег в коммунистическом раю — выбирайте сюжет на свой вкус.

Третий — экономика США по каким-либо причинам рушится, страна оказывается в ситуации, когда объективно не может вернуть долг. На ослабевшие и, возможно, распадающиеся Штаты накладываются санкции, бо́льшая часть долга списывается, остальное изымается в виде природных ресурсов. Бывшие вассалы редко церемонятся с бывшим сеньором.

Четвертый — пользуясь своим военным и организационным превосходством, США под тем или иным предлогом (сгодится и какая-нибудь пандемия) прямо объявляют о дефолте по внешнему долгу — скажем, об очень существенной отсрочке по платежам. При этом приближенные страны, понятно, получат соответствующий сигнал заранее. По мировой финансовой структуре наносится мощный удар, разрыв между бедными и богатыми странами драматически возрастает. Сценарий МММ.

Пятый — США резко девальвируют свою валюту так, чтобы возвращение долга не представляло никаких проблем. Подвариант — меняется мировая финансовая система, на первое место выдвигается какая-то криптовалюта, или SDR (специальные права заимствования), или золото, или амеро. Во всех этих случаях операция проводится так, чтобы долларовый долг США "растворился".

* * *

Не бывает чистых финансовых рынков. Ростовщичество не признавалось благородным занятием никогда вплоть до XX века, когда мировая политическая система была переустроена во многом под банковские нужды. Любой такой рынок, в том числе и государственных долгов, в упрощенном виде представляет собой "соревнование" откровенных шулеров и по ошибке или необходимости севших играть с ними "чайников". Но мало кто из шулеров доживает до старости.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share