Статьи

Приватизация войны в Афганистане: кого Трамп сделает крайним в борьбе с "Талибаном"

Приватизация войны в Афганистане: кого Трамп сделает крайним в борьбе с "Талибаном"
Малек Дудаков

С первых дней президентства Дональда Трампа политика в отношении Ближнего Востока была одним из приоритетных направлений работы администрации Белого дома. Однако здесь внимание Трампа до недавнего времени в основном сосредотачивалось на решении сирийского конфликта и разгроме террористических сил в Ираке. Проблема другой войны — в Афганистане — долгое время оставалась вне поля зрения новой президентской команды. Ситуация начала меняться лишь в августе, когда стало известно о новой стратегии Белого дома в затяжном конфликте. Малек Дудаков объясняет, в чем она заключается.

Идея nation-building

После 16 лет непрекращающейся войны в Афганистане, которые уже кажутся вечностью, американские политики, официальные лица и законодатели практически потеряли всякую надежду на то, чтобы найти хоть какой-то способ разрешения этого конфликта. Война в Афганистане официально — самый длительный конфликт в истории США, и уже сложно придумать какие-то оригинальные или просто работающие идеи по его завершению.

Доктрина администрации Джорджа Буша-младшего, начавшего афганскую авантюру, была довольно проста и по своему примитивна. Главное — это разгром "Талибана" и меры по осуществлению т.н. "nation-building" (построения нации), создание на территории Афганистана современного либерального государства западного образца со всеми основными институтами XXI века. Вообще идея "nation-building" — один из краеугольных камней неоконсервативной идеологии, доминирующей среди вашингтонской элиты в контексте внешней политики. Такой же замысел они долго и упорно пытались осуществить в Ираке после оккупации страны в 2003 г. и надеются на его исполнение в Сирии, если им каким-либо образом удастся свергнуть правительство Башара Асада.

Впрочем, именно в Афганистане абстрактная идея о возможности построения с нуля успешной либеральной демократии в стране с совершенно другой культурой и традициями ярче всего показала свою утопичность. Идеологи команды Буша-младшего верили в то, что если вложить десятки и сотни миллионов долларов в строительство новых школ в Афганистане, обучающих детей прогрессивным ценностям, то очень скоро население оценит достоинства демократического уклада жизни и позиции террористов быстро пошатнутся. А если начать проводить постоянные выборы и набрать судей с хорошим юридическим образованием, то это позволит быстро поднять политическое самосознание населения. Итогом подобного рода экспериментов стало лишь постепенное укрепление позиций "Талибана", которое заставило Белый дом с 2006 г. начать постоянно наращивать свой военный контингент в стране, противостоящий террористам.

Стратегия Обамы

Администрация Обамы в целом не имела какой-то специальной стратегии или "волшебной" идеи о победе в вялотекущем афганском конфликте. Все, что Обама мог предложить еще в ходе своей первой предвыборной кампании 2008 г., – это отправка еще большего количества солдат в Афганистан. Тогда среди многих либеральных политиков, включая Обаму, доминировала точка зрения о том, что война в Афганистане, мол, является полностью легитимным конфликтом. Ее целью остается борьба с реальными террористами — "Талибаном", а также "Аль-Каидой", адепты которой скрываются на территории этой страны. Вторжение в Афганистан стало ответом на террористический акт 11 сентября, поэтому, по мнению политиков от Демократической партии, данную войну нужно довести до победного конца. В свою очередь оккупация Ирака, в отличие от Афганистана, несет нелегитимный характер, поэтому ее необходимо поскорее завершать.

Американские военные в Афганистане, 2015

Находясь под влиянием подобной точки зрения, Обама еще в 2011 г. вывел основной контингент войск из Ирака и направил часть в Афганистан, надеясь на то, что ему удастся добиться там каких-то реальных успехов. Общее число американских солдат в Афганистане за 2009-2011 гг. выросло более чем на 40 000 человек, достигнув 140 000 к 2013 году. Однако чаяниям Обамы не суждено было сбыться, и уже через год, не видя легкого пути разрешения конфликта в Афганистане, он объявил о возвращении большей части солдат в Америку. Его примеру последовали и другие страны-члены антитеррористической коалиции — Великобритания и остальные члены НАТО. Контроль над основными военными базами был передан афганским войскам, однако некоторое число американских солдат в стране все же сохранилось. Они в основном выполняют задачи, связанные с охраной посольств западных стран и кварталов городов, в которых проживают иностранные граждане. На текущий момент, скажем, в Афганистане дислоцируются около 9 000 солдат и инструкторов американской армии.

Очевидно, что плохо обученная и слабо мотивированная афганская армия просто не способна эффективно выполнять поставленные задачи. За прошедшие два с половиной года со времен ухода основных американских войск из страны почти половина территории уже попала под промежуточный или полный контроль "Талибана". Вооруженным силам афганского правительства с трудом удается удерживать контроль даже столицы страны — Кабула, не говоря уже про более отдаленные провинции. 34 провинции Афганистана официально контролируются "Талибаном", еще в 108 провинциях продолжаются активные военные действия.

Процент афганских провинций, находящихся под контролем правительства, "Талибана" и являющихся оспариваемыми

Варианты для Трампа

Перед администрацией Трампа встает очевидный вопрос – что же предпринять? Какие меры можно принять, отличные от того, что делали предыдущие американские президенты, которые позволят изменить положение дел в стране?

Вплоть до августа в дискуссии об афганском вопросе (как и во многих других дискуссиях) в Белом доме доминировали две основные точки зрения. С одной стороны, свое видение ситуации выражали представители лагеря националистов и популистов в Белом доме, к чьему мнению Трамп очень часто любит прислушиваться. Стив Бэннон, бывший главный редактор консервативного издания Breitbart и старший советник президента, предлагает воспользоваться т.н. "нулевой опцией". Она предлагает полный вывод всех иностранных вооруженных сил с территории Афганистана и фактическое окончание оккупации территории этой страны.

Вообще большинство американских националистов поддерживает умеренную, реалистичную и изоляционистскую внешнеполитическую доктрину. Они выступают за окончание бесконечных ближневосточных войн, которые, по мнению националистов, выгодны лишь некоторым странам региона, лоббирующим их продолжение, вроде Саудовской Аравии или Израиля. США же, в свою очередь, в погоне за утопичными идеями экспорта демократических ценностей тратят миллиарды долларов и жизни своих солдат просто-напросто впустую. Победить в том же Афганистане они не могут, поэтому им стоит признать свое поражение и поскорее вывести свои войска из страны.

Последствия подобного решения предсказать несложно: "Талибан", воодушевленный уходом американцев, довольно быстро сможет получить под свой контроль всю территорию Афганистана. Это беспокоит Трампа, поэтому президент, если судить по слухам из Белого дома, на сегодняшний день не готов принять решения о выводе войск из Афганистана.

Герберт Макмастер, советник по национальной безопасности США

С другой стороны, активизировалось крыло более умеренных и неоконсервативных советников президента – например, советник по нацбезопасности Герберт Макмастер. Они надеются на то, что Трамп поддержит их точку зрения и будет постепенно наращивать военное присутствие в Афганистане, возвращая его к уровню до 2014 г. В частности, сам Макмастер предлагает уже в ближайшее время отправить дополнительно почти 4 000 солдат в Афганистан на помощь местной правительственной армии для возвращения контроля за потерянными провинциями. Позицию Макмастера поддерживают многие генералы из Пентагона, а также министр обороны Джеймс Мэттис. Однако Трамп к их планам также относится скептически: президент понимает, что от отправки этих войск сейчас ситуация сильно не изменится.

Лобби Принса

И вот уже в июле и августе в конфликт этих двух групп довольно неожиданно ввязалась третья сторона. Ей оказался Эрик Принс — основатель и бывший руководитель хорошо известной частной военной корпорации Blackwater, которая несколько лет назад провела "ребрэндинг" и сменила название на Academi. Сейчас Принс несколько отошел от бизнеса по предоставлению услуг американской армии, однако сохраняет контакты и связи с теми, кто еще продолжает работать в Ираке и Афганистане. Стоить отметить, что после ухода Буша-младшего из власти Пентагон постарался сократить свое взаимодействие с частными военными корпорациями. Во многом этому способствовали постоянные скандалы с преступлениями, совершаемыми сотрудниками Blackwater: убийствами мирных жителей-иракцев, издевательствами над заключенными и т.д. В период президентства Буша администрация старалась закрывать на них глаза, но при Обаме была поставлена задача минимизировать их участие в продолжающихся военных конфликтах. Тем не менее их услугами все еще пользуется Пентагон в нескольких горячих точках, в том числе и в Афганистане.

В связи со скандалами с деятельностью Blackwater репутация Принса остается довольно противоречивой, особенно в глазах либеральной общественности. Однако он пользуется большой популярностью у некоторых представителей консервативных кругов Америки. Принс имеет хорошие отношения со Стивом Бэнноном, и за последние годы он стал одним из постоянных колумнистов Breitbart, публикуя статьи на военные и внешнеполитические темы.

Основатель Blackwater Эрик Принс

Принс в интервью Breitbart, а затем в нескольких колонках в крупных американских изданиях предложил Белому дому радикальным образом сменить военную стратегию в Афганистане. Он полагает, что использование действующей американской армии против повстанцев из "Талибана" показало свою полную неэффективность. В этой гибридной войне Вашингтон просто не может победить. США ежегодно тратят около 50 млрд долларов на поддержание своих солдат в Афганистане, помощь правительственным войскам и государственным органам страны. Эти средства тратятся крайне неразумно и, можно сказать, просто бессмысленно. В свою очередь афганская армия, насчитывающая более 300 000 человек, уже давно погрязла в коррупции и также не способна защищать правительство своей страны от "Талибана".

Принс советуют Белому Дому отдать контроль над антитеррористической операцией в Афганистане частной военной корпорации — например, его родной Academi. Он вдохновляется примером Британской Ост-Индийской Компании, которая в течение XVI-XVIII вв., имея на руках карт-бланш от правительства Великобритании, занималась колонизацией Индии. Используя свою частную армию и не брезгуя самыми жестокими методами в покорении Индостана и подавлении восстаний, Ост-Индская Компания смогла довольно эффективно и прибыльно вести свой бизнес на протяжении десятков лет. Примерно похожий метод работы Принс хочет применить и в Афганистане: поставить во главе операции специального "наместника", наделенного почти безграничными полномочиями, и начать противостоять "Талибану". Частная военная корпорация, которую представят настоящие наемники, может не сдерживаться в своих действиях, не оглядываться на претензии правозащитников, не сотрудничать с журналистами и не зависеть от общественного мнения. Иными словами, наемники могут применять самые жесткие меры, на которые государственная армия пойти не готова. В частности, сам Принс приводит в пример истории о том, как многие авианалеты на позиции террористов отменялись в связи с тем, что имелась опасность гибели большого числа мирных жителей, и военные юристы не разрешали летчикам завершать поставленные задачи. Для наемников подобного рода юридических и моральных проблем, по мнению Принса, быть не должно.

Сотрудники Blackwater в Ираке

Основатель Blackwater считает, что использование наемников в Афганистане способно существенно поднять эффективность борьбы с "Талибаном" и снизить расходы бюджета на антитеррористическую операцию. Так, по его грубым подсчетам, вместо нынешних 50 млрд долларов ежегодно Пентагон сможет тратить лишь 10 млрд на услуги наемников. Причем в перспективе Принс предлагает еще глубже заимствовать опыт колонизаторов и дать право военной корпорации начать зарабатывать деньги самостоятельно. Так, на территории Афганистана, по некоторым данным, расположены большие запасы полезных ископаемых, в том числе некоторых редкоземельных металлов, используемых в электронике. При условия предоставления соответствующих концессий частные военные корпорации смогут получать прибыль от их добычи и продажи и могут даже выйти на самоокупаемость, отказавшись от субсидий американского бюджета.

Предложение Принса вызвало резко негативную реакцию со стороны как многих политических обозревателей и колумнистов, особенно либерального толка, так и военных экспертов. Очевидно, что его позиция тесно перекликается с опытом колониализма, осуждаемым современной прогрессивной общественностью, которая предлагает постоянно каяться за этот грех Запада. В свою очередь эксперты сомневаются в эффективности применения сил наемников, учитывая все предыдущие скандалы. Хотя стоит отметить, что в недавней истории имеются успешные примеры использования частных вооруженных сил в ходе гражданских войн. Так, в конце 1990-х в Сьерра-Леоне военная корпорация Executive Outcomes по контракту правительства страны смогла разгромить силы повстанцев, восстановить контроль над большей частью территории и обеспечить проведение первых свободных выборов за 30 лет. Впрочем, после них власть правительства продержалась не очень долго.

"Черновик" Пентагона

Планы Принса пришлись по душе его приятелю в Белом доме Стиву Бэннону, и он постарался их донести до президента. Раз Бэннону не удалось убедить Трампа полностью окончить войну в Афганистане, то он понадеялся на то, что сможет показать президенту преимущества замены регулярных войск наемниками. Ознакомившись с позицией Бэннона, Трамп поручил Пентагону разработать план, который бы смог задействовать большее число сотрудников частных военных корпораций в Афганистане. Сейчас их численность в стране составляет примерно 23 000 человек. По черновому плану Пентагону, представленному президенту, в ближайшее время планируется нанять еще как минимум 5 500 сотрудников. Если сейчас работающие в Афганистане представители частных военных корпораций в основном заняты в сфере логистики, то новые сотрудники будут вовлечены уже в тренировку афганских новобранцев, солдат и офицеров. Кроме того, частные военные корпорации получат возможность использовать свои военно-воздушные силы — боевые самолеты и вертолеты численностью до 90 единиц — в открытых военных столкновения с Талибаном. Такой уровень задействования сил частных военных корпораций в случае реализации плана станет абсолютно беспрецендентным в истории США. Даже в эпоху Буша-младшего сотрудники Blackwater не имели полномочий участвовать в военных действиях наравне с регулярными войсками и официально выполнять задачи, которые бы делали их настоящими наемниками, а не просто подрядчиками армии США. Конечно, это еще далеко не полная реализация изначальной идеи Принса, но уже первые шаги к ее внедрению. А для Трампа, пытающегося найти неординарный выход из тупиковой ситуации в Афганистане, перенос ответственности за войну на плечи частных компаний может стать заманчивым предложением.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share