Статьи

Украинская государственность: упущенный шанс

Украинская государственность: упущенный шанс
Сергей Кузнецов

На Украине не хватает денег для обслуживания государственного долга, страна всеми силами цепляется за сохранение транзита российского газа, люди бегут от безработицы и нищенских зарплат за рубеж, а за употребление "неподходящего" языка в магазине можно получить порцию оскорблений. Сергей Кузнецов выделяет ключевые моменты, когда юго-западная сестра России могла изменить траекторию своего развития на более доброжелательную по отношению к собственному народу.

Обретенная независимость

24 августа 1991 года Верховный Совет Украинской ССР, уже тогда все чаще называвший себя Верховной радой, провозгласил независимость Украины. Чуть более трех месяцев спустя всеукраинский референдум узаконил это положение вещей — на вопрос "Подтверждаете ли вы Акт провозглашения независимости Украины?" положительно ответили 90,32% украинцев при исключительно высокой явке 84,18%. 

Не стоит, однако, обвинять организаторов референдума в подтасовке (наверняка не все было чисто, но общие тенденции референдумы установили верно). Тогда действительно было очень динамичное время, пропаганда работала на полную мощь, что вкупе с невиданным с послевоенных времен экономическим кризисом вело к радикализации общества. Каким образом "демократические ценности" препятствовали нахождению в одном государстве с другими нациями, разделяющими те же ценности, никто не пояснял — это попросту подразумевалось. Так или иначе, действия украинских властей не противоречили Конституции СССР, предусматривавшей право выхода из Союза. Впрочем, это серая зона закона — механизм выхода из СССР по понятным причинам нигде не был детально прописан.

Но если Россия и Белоруссия после формального размежевания шагали рядом, то Украина выбрала совершенно отдельный путь. И государственная реакция на дружеские объятия российской и украинской гимнасток на Олимпиаде в Токио ясно показала, что это за путь — агрессивности, нетерпимости, шовинизма.

На обоих Майданах вроде бы доминировали совершенно иные лозунги, не так ли? Как милая, славная, хлебосольная Украина пришла к своему нынешнему состоянию?

Упущенная Европа 

Еще во время народного противостояния 2004–2005 годов стало окончательно ясно, что два берега Днепра не найдут взаимопонимания, что, кто бы из них ни одержал тактическую победу, другой будет жить мечтами о реванше весь электоральный цикл — а возможно, не дождется выборов, как это и произошло в 2013–2014 годах. Подобный маятник просто не мог не разрушить страну, а остановить его можно было только решительной победой одной из сторон — как, например, Севера над Югом в США. Да и такие победы далеко не всегда окончательные — на примере Квебека, Каталонии, Шотландии, Эритреи, не говоря уж об осколках Югославии, мы видим, что сейчас мир вообще находится в стадии размежевания.

У Ющенко, как раз благодаря короновавшему его Майдану, был исторический шанс создать европейскую Украину — провести "бархатный" развод между западной и восточной частями страны аналогично тому, как это сделал Вацлав Гавел с Чехией и Словакией. Да, западным славянам было неизмеримо легче, потому что у них уже была готовая граница, Украину же пришлось бы резать по живому. И все же во второй половине нулевых на территории нынешней Украины могли быть мирно созданы украинское и русско-украинское государства (разделение по языку — других различий нет).

Виктор Ющенко — человек неглупый, и этот вариант наверняка рассматривался в его администрации, но слишком велик был для "настоящей" Украины, сиречь ранее оккупированных Польшей земель, риск потери выхода к морю. Спешная украинизация и тотальная пропаганда сейчас, конечно, дают определенные плоды в южных и восточных регионах, но к нынешнему Киеву там по сей день относятся, мягко говоря, настороженно, а уж в конце нулевых результаты честного референдума могли быть очень неприятными для сторонников так называемого европейского пути.

При этом опять же в мирной обстановке при наличии доброй воли не было бы никаких проблем договориться о черноморском коридоре для "настоящей Украины", как та же Украина уступила часть побережья Дуная для молдавского порта Джурджулешты, как есть подобный коридор у Боснии. Да что там — в Центральной Европе много стран (те же Чехия со Словакией, не говоря уж об Австрии со Швейцарией) живут без морских портов, и это не мешает им отбиваться от иммигрантов из Украины. Тогда как очереди из швейцарцев на черноморских курортах Украины до сих пор не выстраиваются.

Увы, кровь Донбасса сделала мирное размежевание практически невозможным — хотя, объективно говоря, этот вариант до сих пор остается лучшим решением "украинского вопроса". Более того, ликвидация территориальных проблем позволила бы Западной Украине, назовем ее так, без проблем вступить в НАТО. И, конечно, такую Украину пусть не очень охотно, но обязательно приняли бы в Евросоюз — демократические ценности обязывают.

Отвергнутая Россия

Закономерным итогом нерешительности Виктора Ющенко стало его позорное пятое место на президентских выборах 2010 года. Но поражение поражению рознь. Тот факт, что действующий президент уступил не только окончательно, казалось бы, побежденному пятью годами ранее Януковичу, но и сразу двум другим прозападным кандидатам (Тимошенко и Яценюку), говорил об отсутствии четко оформленной европейской идеи на Украине. Побеждали в первую очередь деньги — Ахметова ли, Коломойского ли, других закулисных персонажей. И это еще одна проблема верхушки страны — неспособность поставить реальные политические интересы выше коммерческих.

Интересы Украины, как и любого другого государства, просты. Страна с благодатным климатом, плодородной почвой, неплохой до какого-то момента промышленностью нуждалась прежде всего в мире — мире с собой и окружающими. Под этим подразумеваются национальное согласие (а если оно заведомо невозможно, то лучше разойтись) и хорошие отношения с соседями. Разрыв многовековой экономической интеграции с Россией был совершенно самоубийственным шагом Петра Порошенко и привел к такому провалу по уровню жизни, что в первом туре выборов 2019 года президент 44-миллионной страны собрал жалкие 3 миллиона голосов, не без труда добравшись до второго тура, где был просто уничтожен вообще не имевшим управленческого опыта Зеленским.

А ведь даже Майдан 2013–2014 годов сам по себе отнюдь не был поводом для разрыва, мы могли бы сотрудничать и после этого: доказательством служит хотя бы то, что Москва признала итоги президентских выборов 2014 года на Украине, несмотря на то, что Виктор Янукович был отстранен от власти, безусловно, незаконным путем. Моментом невозврата в поддержании хрупкого единства Украины в советских границах (но еще не отношений с Россией) стало, пожалуй, лишь 23 февраля 2014 года, когда новая власть не нашла ничего умнее, чем буквально первым же делом отменить закон "Об основах государственной языковой политики", вернув тем самым русский язык в положение второстепенного и заведомо ущемленного в правах. Но и тут еще можно было исправить ошибку Ющенко и просто отпустить русскоязычные регионы, сохранив налаженное сотрудничество с Россией, мир, человеческие жизни и ту территорию, жители которой готовы были следовать за Турчиновым, Кличко, Порошенко в европейское будущее.

Этот шанс тоже был упущен.

Транзитная экономика

Вместо трезвого признания ошибок Украина ввязалась в совершенно ненужную гражданскую войну, заодно спровоцировав опять же не нужную ни Киеву, ни Москве "санкционную гонку". Судя по всему, Петр Порошенко рассчитывал объединить нацию против "общего врага", и до некоторой степени у него это получилось, вот только на выборах 2019 года эта самая нация объединилась и против него тоже. Точно так же, как на выборах 2024-го она, увлекшись очередным лидером, даст при лучшем раскладе не более 7–8 миллионов голосов Владимиру Зеленскому.

Потому что, пока политтехнологи возвеличивают и сокрушают кумиров, за их спинами делают свои дела настоящие хозяева страны — хмурые местные олигархи и улыбчивые гонцы из Всемирного банка и Международного валютного фонда. В одном только сентябре 2021 года Украине придется выплатить почти 3 миллиарда долларов по своим долгам, главным образом набранным в 2015–2016 годах. Международные валютные резервы страны уже вдвое меньше, чем долг, казна в плачевном состоянии, а заветный "безвиз" люди стараются использовать только в одну сторону (с 2014 года число работающих за рубежом украинцев выросло в три раза)…

Понятно, что в такой ситуации Украина из последних сил цепляется за сохранение российского (!) газового транзита через свою территорию, выдавая эту ренту за свое суверенное право. Поясним эту ситуацию на жизненном примере. Представьте себе, что вы много лет ездили на работу на 12-м автобусе, а потом появился более удобный маршрут № 27 (дешевле, не ломается, салон чище, да мало ли что). Но контролирующий 12-й маршрут перевозчик не хочет отпускать вас к конкуренту, жалуется в городскую администрацию на вашу работу, делает гадости оператору 27-го маршрута — в общем, старается сохранить пассажира всеми разумными и, более того, неразумными способами.

Парадоксально, не правда ли? Вместо того, чтобы перестраивать экономику, возрождать конкуренцию, устанавливать реальные экономические связи (а не кредитные линии), чтобы попытаться стянуть страну с иглы транзита из России, евроориентированные президенты Украины постоянно требуют воткнуть эту иглу поглубже. И один этот факт говорит об их искренности и последовательности больше, чем все многочисленные публичные выступления.

Кстати, запомните этот момент. Когда Украина перестанет требовать перекачивать русский газ по ее трубам, это будет означать, что жизнь в стране постепенно начинает налаживаться. Поскорее бы.

* * *

Обе свои исторические попытки — 2005 и 2014 годов — правый берег провалил. И статный Виктор Ющенко, и грузный Петр Порошенко приходили к власти на волне народного энтузиазма. Но оба постепенно сами стали символами зла, лишившись за время президентства практически всех сторонников. Ни в том, ни в другом случае говорить о действиях России не приходится: какие бы решения ни принимал Кремль, свои ошибки эти люди совершали сами. Первый шаг к конфронтации всегда делал Киев.

Жалко. Украина и Малороссия, разделяем мы их или смешиваем (лишь бы не взбалтывая), почти всегда считались удивительно красивым местом, где можно и нужно быть счастливым, жить в достатке, радоваться каждому дню.

А сейчас сколько-нибудь приемлемого для всех сторон выхода просто не видно. Потому что ошибок эти люди не признают. Никто из них не попросил прощения, не сказал, что повел Украину не в ту сторону. Вернись сейчас Ющенко в 2008-й, он бы стал еще усерднее работать на развод с Россией, вернись Турчинов и Порошенко в 2014 год, они бы в угоду политическим интересам и закулисным хозяевам еще сильнее ударили по своему родному (да, оба в первую очередь русскоязычные) русскому языку.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share