Статьи

Америка за мир: как "ястребы" проиграли еще не начатую войну с Ираном

Америка за мир: как "ястребы" проиграли еще не начатую войну с Ираном
Малек Дудаков

Из-за резкого обострения ситуации на Ближнем Востоке все политические вопросы в США — импичмент, подготовка к праймериз — сразу отошли на второй план. Едва предотвращенный переход "холодной войны" с Ираном в "горячую" фазу обнажил политическую поляризацию Вашингтона и вновь сделал популярными антивоенные настроения. Малек Дудаков рассказывает, что в Америке поменялось из-за конфликта с Тегераном.

Кто на что ответил

Дональд Трамп за всю свою относительно недолгую политическую карьеру никогда не выражал симпатий Ирану. Если Китай он воспринимает как опасного геополитического соперника США, с которым лучше договариваться, то Иран в его глазах всегда представлялся террористическим режимом, с которым ничего общего иметь не стоит.

Сразу после заключения ядерного соглашения между Вашингтоном и Тегераном пять лет назад в американской столице прошел многочисленный митинг его оппонентов. Только начавший предвыборную кампанию Трамп был одним из главных приглашенных спикеров, он пообещал в случае победы разорвать любые договоренности с Ираном. Это Трамп потом и сделал, хоть и затянул принятие окончательного решения по иранской ядерной сделке на целый год.

Дональд Трамп на протестной акции в 2015 году

Отношения США и Ирана с тех пор летели под откос. Было очевидно, что достаточно лишь малейшего повода, чтобы вспыхнуло серьезное противостояние. Неясно было лишь, что именно станет этим поводом: может быть, арест нефтяных танкеров в Ормузском проливе или, например, атака боевых дронов йеменских повстанцев на НПЗ в Саудовской Аравии?

В итоге той искрой, которая чуть не разожгла большое пламя на Ближнем Востоке, стала довольно заурядная и уже привычная история с падением нескольких ракет на американские военные базы в Ираке. Конечно, это совершила не официальная иранская армия, а ее "гибридные" части в лице разномастных военизированных шиитских группировок внутри Ирака. В ходе атаки был убит один американский сотрудник ЧВК, даже не солдат армии США.

Последовал стремительный ответ Пентагона — атака высокоточным оружием по местам базирования шиитских групп, в ходе которой число жертв шло на десятки. Мотивация была понятна: нанести непропорционально сильный ответный удар, чтобы запугать оппонента и заставить его прекратить провокации против американских войск. Но такой психологический трюк не сильно сработал: буквально через несколько дней посольство США в Багдаде оказалось в фактической осаде силами лояльных Ирану шиитских активистов.

Иранские протестующие штурмуют американское посольство в Багдаде 1/4
Иранские протестующие штурмуют американское посольство в Багдаде 2/4
Иранские протестующие штурмуют американское посольство в Багдаде 3/4
Иранские протестующие штурмуют американское посольство в Багдаде 4/4

Самое дорогостоящее и монументальное американское посольство в мире (на его возведение, на секундочку, ушло 650 млн долларов) оказалось под угрозой реального штурма. Кадры прорывающейся агрессивной толпы во внутренний двор посольства напомнили о событиях семилетней давности и падение дипконсульства США в Бенгази. Тогда были убиты посол США в Ливии, его помощники и охрана.

Трагедия в Бенгази сильно подкосила рейтинги Обамы и госсекретаря Хиллари Клинтон: ее поддержка в опросах резко пошла вниз и так в итоге и не восстановилась. Их обоих обвиняли в том, что они слишком поздно отреагировали на штурм консульства и не успели отправить туда бригаду спецназа. Трамп хорошо выучил их урок, поэтому он сразу же отрапортовал об усилении охраны посольства и передислокации одной тысячи "морских котиков" на американские базы в Ираке.

Но как только активность шиитских протестов в Багдаде начала спадать, произошла уже вторая по счету непропорциональная реакция со стороны США: в аэропорту иракской столицы был убит Касем Сулеймани, один из самых влиятельных генералов Корпуса стражей исламской революции Ирана. Он давно входил в перечень террористов по версии Госдепартамента США, но, будучи публичной и популярной персоной, пользовался своеобразным ореолом неприкосновенности.

Предположительно, момент, когда в генерала Сулеймани попала американская ракета

Мир замер в ожидании ответного удара Ирана и начала масштабной войны на Ближнем Востоке. Впрочем, как потом стало известно, в этот же момент начались закулисные переговоры между администрацией Трампа и властями исламской республики. Они проходили через иранское консульство в Швейцарии, где установлена специальная факс-машина, которая передает тексты сообщений из Вашингтона в Тегеран и обратно.

Реакция и декларации Америки

Трамп призывал Иран прекратить эскалацию конфликта, тот в свою очередь обвинял США в совершении террористического акта в отношении Сулеймани. Но было понятно, что никто не хочет большой войны. В связи с этим и ответ Ирана оказался довольно слабым: он лишь отправил с дюжину ракет по американским базам, причем предварительно согласовав удар с иракскими властями, которые передали список целей и примерное время атаки американцам.

Пока Белый дом был занят событиями в Ираке, остальной Вашингтон пребывал в состоянии предвоенной истерии. Широкий хор оппонентов Трампа требовал то немедленно прекратить любые антииранские действия, то объявить президенту новый импичмент — уже за начало войны без разрешения Конгресса.

Расположение баз и численность американских и британских военных в ближневосточном регионе

Больше всех упражнялись кандидаты в президенты от демократов: Джо Байден обвинял Трампа в проведении безумной и безрассудной внешней политики. Элизабет Уоррен уверяла всех, что Трамп замыслил новую авантюру на Ближнем Востоке ради поднятия собственных рейтингов и отвлечения внимания от импичмента. Берни Сандерс сравнивал уничтожение Сулеймани с "убийствами политических диссидентов в России". Тем временем в Палате представителей была на скорую руку состряпана и принята декларативная резолюция, которая запрещала Трампу ведение военных действий против Ирана без одобрения Конгресса. 

Вопрос с юридическим обоснованием начала любой войны в США уже давно носит очень противоречивый характер. Большинство операций Пентагона на Ближнем Востоке до сих пор осуществляется на основе "Акта о разрешении на использование вооруженных сил" от 2001 года, принятого для борьбы с международным терроризмом. Только он принимался для уничтожения "Аль-Каиды" и других организаций, запрещенных в России и причастных к теракту 11 сентября. С тех пор прошло больше 18 лет, теперь американская армия уничтожает совсем других террористов, но на базе того же юридического документа.

Ненси Пелоси: "Внимательно слежу за бомбежкой американских военных, дислоцированных в Ираке. Мы должны обеспечить им безопасность, и для этого администрация должна прекратить любые провокации и заявления, будто бы Иран спровоцировал это насилие. США не могут позволить себе очередную войну.

Спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси не сдерживала себя, обвиняя Трампа в нарушении конституции США: мол, убийство Сулеймани можно было провести лишь после согласования с Конгрессом. А Трамп даже не счел нужным ставить их в известность: обо всем законодатели узнали лишь постфактум и из прессы. Впрочем, морализаторские позиции демократов здесь шатки как никогда: раньше они не видели никаких проблем в том, что Обама начинал операции в Ливии и Сирии без одобрения палатами Конгресса.

А в Сенате на первые роли вышел Тим Кейн, представитель Вирджинии и бывший кандидат в вице-президенты у Хиллари Клинтон на выборах-2016. Он пытается сформулировать другую антивоенную резолюцию, которая могла бы заручиться поддержкой законодателей от обеих партий. Там меньше прямой критики Трампа и больше говорится о важности мирных отношений с Ираном, нарушить которые можно только на основе консенсуса Конгресса и Белого дома.

Кейн надеется найти единомышленников среди всех сенаторов от Демпартии и хотя бы четырех республиканцев — в таком случае его документ может быть утвержден Сенатом. Впрочем, даже в этом случае вряд ли стоит ожидать, что руки Трампа будут связаны. Он всегда способен наложить вето на любую антивоенную резолюцию Конгресса, и там точно не наберется двух третей голосов в обеих палатах, чтобы перебороть решение Трампа.

Тим Кейн | Фото: GETTY

Кто уже проиграл неначатую войну

Так что процессуально ничто не мешает Трампу в конфликте с Ираном. Гораздо более мощным сдерживающим фактором является его политическое чутье, понимание настроений в обществе и своих перспектив переизбрания на второй срок.

Вопреки популярному мнению начало войны с Ираном совсем не поможет Трампу, как оно бы не помогло любому другому президенту США. Сейчас, на фоне благополучной ситуации в американской экономике и роста рейтингов Трампа после импичмента, его шансы на победу на выборах довольно высоки. Пожалуй, очередной конфликт на Ближнем Востоке, с огромным числом жертв и гуманитарной катастрофой, потрясением для мирового рынка нефти — это то, что может перечеркнуть любые надежды Трампа еще 4 года находиться в Белом доме.

Первые опросы, проведенные после убийства Сулеймани, указывают на то, что большинство американцев теперь чувствует себя в меньшей безопасности, чем раньше. И это тревожный сигнал для Трампа и его команды, которые потратили 4 года на пиар усиления американской армии и завершения ненужных заокеанских войн.

Такер Карлсон назвал поддерживающих войну с Ираном "chest-beaters", бьющими себя в грудь, как бы указывая на то, что они горазды только разговаривать, а воевать в случае чего будут другие

В кои-то веки в Вашингтоне можно наблюдать внепартийный консенсус: когда сторонником антивоенной резолюции Кейна становится либертарианец Рэнд Пол, один из близких соратников Трампа. А на американском телевидении передачи с призывом не начинать войны проводят и либеральная икона Рэйчел Мэддоу на MSNBC, и консервативный популист Такер Карлсон на Fox News (последнего Трамп смотрит каждую неделю).

У "партии войны", которая в основном теперь представлена несколькими ультра-ястребами в Сенате и частью кабинета Трампа вроде его госсекретаря Майка Помпео, нет ни общественной, ни законодательной, ни медийной поддержки. Они выглядят очевидно проигравшей стороной. И Трамп понимает: займи он их сторону, проигравшим станет сам — на следующее утро после выборов 3 ноября 2020-го.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share