Мнение

4 из 7: что случится, если сократить рабочие дни в России

4 из 7: что случится, если сократить рабочие дни в России
Михаил Мельников

Дмитрий Медведев заявил, что в будущем в России может быть введена четырехдневная рабочая неделя. Премьер напомнил, что предыдущее сокращение рабочей недели на один день, придуманное американским магнатом Генри Фордом, привело к впечатляющему росту производительности труда, компенсировав таким образом сокращение часов. Михаил Мельников описывает, что будет в случае сокращения рабочей недели. 

"Весьма вероятно, что будущее — за четырехдневной рабочей неделей как основой социально-трудового контракта", – сказал премьер-министр России Дмитрий Медведев, выступая в швейцарской Женеве. Он произнес большую речь о том, как меняются трудовые отношения, как работники давят на работодателей, добиваясь лучших условий труда, как меняет мир возможность работы удаленно… Но наибольший резонанс произвела именно фраза про четырехдневную рабочую неделю.

Само по себе высказывание премьер-министра мало что значит: "не исключить в будущем" можно все что угодно, особенно обращаясь к западной публике. Но проблема действительно существует: переработки и эмоциональное выгорание стали реальностью, и в нашей патриархальной экономике они являются одной из главных причина ранней смертности мужчин. 

Английские эксперты из New Economics Foundation вообще пришли к выводу, что для сложившейся сейчас экономики оптимальна… 21-часовая рабочая неделя. Все остальное рабочее время мы, по мнению "британских ученых", тратим неэффективно.

Конечно, это перебор, но, может, мы и правда перерабатываем? Этот текст написан во время четырехдневной рабочей недели — День России 12 июня разбил ее на два двухдневных отрезка. Возможно ли сделать этот опыт постоянным?

Определенный прогресс в этом деле наблюдается. Московская федерация профсоюзов еще в 2014 году требовала перехода на четырехдневку, но, разумеется, услышана не была. Ни в одной значимой стране мира нет официально закрепленной четырехдневной рабочей недели, но первая ласточка явно прилетит уже в ближайшие годы.

С другой стороны, в некоторых государствах работают очень много. Кто мы — Запад или Восток? Кто нам цивилизационно ближе — Нидерланды, где сейчас люди работают по 30 часов в неделю, или Китай, где нормальной считается рабочая неделя из шести дней по десять часов?

Правильный ответ — ни то, ни другое. И дело тут не в психологии, а в типе экономики.

Сокращение рабочей недели на производстве невозможно чисто технически — в этом случае придется просто набрать дополнительных сотрудников, а это противоречит общей тенденции к интенсификации производства. При сохранении интенсивности труда при 32-часовой рабочей неделе пекарня произведет на 20% булок меньше, чем ранее, а дом будет строиться пропорционально дольше. И именно долгая рабочая неделя китайцев является основой экономического успеха "всемирной фабрики".

Однако так называемый цивилизованный мир перешел от экономики производства к экономике услуг, и тут действительно есть где развернуться. Нет большой разницы для мироздания, работает адвокат или массажист четыре дня в неделю или пять (хотя люди на почасовой оплате не стремятся сокращать свое рабочее время), и Нидерланды — яркий пример именно такой экономики. Собственное производство там тоже есть, но его доля в ВВП относительно невелика.

А где в этой картине мира мы? В совершенно другом месте. Будем честны: когда до половины валового продукта страны обеспечивается нефтегазовым комплексом, длина рабочей недели для людей, не занятых в сырьевой отрасли, вообще не играет особой роли. Масса рабочих мест в России имеют формальный характер — чтобы люди хоть чем-то были заняты. Таким образом четырехдневную рабочую неделю на большинстве предприятий можно ввести хоть завтра. Мало что изменится. На первых порах экономические показатели, конечно, несколько ухудшатся, но достаточно скоро поднимет голову экономика отдыха и досуга.

В то же время само по себе сокращение рабочей недели бессмысленно без серьезной перестройки экономики. К сожалению, у нас 70% продукции и услуг производится предприятиями с государственным участием, а весь мировой опыт показывает, что они менее эффективны, чем частные, в том числе и на низовом уровне — работники и менеджмент мало заинтересованы в результатах своего труда. Отсюда и возвращение вроде бы похороненной вместе с Советским Союзом этики получасовых перекуров и двухчасовых обедов, бесконечные совещания и имитация бурной деятельности вместо нормальной работы.

Наивно думать, что механическое сокращение рабочей недели приведет к исчезновению именно паразитарной деятельности, а производительная останется. Привычки так быстро не меняются.

Таким образом, длина рабочей недели сама по себе гораздо менее важна, чем правильная организация бизнес-процессов и соблюдение рабочей этики. Простой пример: средняя рабочая неделя в Евросоюзе — 37 часов. Рекордсмены тут, с одной стороны, упомянутые выше голландцы — 30 часов, с другой — греки, 41 час. При этом голландская экономика существенно эффективнее греческой.

Помимо законов, есть еще и традиции. Рабочая неделя в Японии — 40 часов, но ни коллеги, ни руководство не поймут вас, если вы будете приходить и уходить вовремя. Средний японец перерабатывает более 10 часов в неделю. И шутка о том, что если японский сотрудник работает 8 часов в день, то он в отпуске, на самом деле очень точно описывает реальное положение вещей.

Здесь, кстати, интересно отметить, что роботизация, о которой упоминал Медведев и которая, казалось бы, должна была разгрузить людей, уже пришла в ту же Японию. Но никакого всплеска безработицы или сокращения трудовой недели там нет.

Также премьер-министр в своем выступлении привел в пример опыт новозеландской компании, где переход на четырехдневную рабочую неделю привел к увеличению производительности труда на 20%. В то же время несложно подсчитать: если ранее сотрудник производил товар или услугу на условные 100 долларов в день, а теперь на 120, то его недельная выработка все-таки сократилась с 500 до 480 долларов, так что довод оказался несколько сомнительным.

Впрочем, здесь мы упираемся в показатель "производительности труда", фальшь которого я показал в одной из предыдущих статей. Но любители бессмысленной статистики свое удовольствие получат: сокращение рабочей недели до четырех дней мгновенно приведет к повышению указанной производительности.

Трудовое законодательство довольно консервативно и очень сильно отстает от реалий, причем это касается далеко не только нашей страны. На мой взгляд, устарело само понятие установленной законом рабочей недели для всех. Профессий становится все больше, у каждой своя специфика, и немного странно, что у нас до сих пор единые нормы для замминистра транспорта, сварщика и маркетолога. Да, особые условия для многих специальностей в нашем законодательстве существуют, но база остается прежней. Нам следует сделать законодательство более гибким, предлагая больше вариантов компоновки рабочей недели. И четырехдневный график, скажем, с 9-часовым рабочим днем (36 часов в неделю) мог бы стать одним из базовых.

Неплохой альтернативой может быть сохранение нынешнего расписания работы при увеличении продолжительности отпуска. На первых порах, например, закрепить за работником право не только на 28-дневный оплачиваемый, но и на такой же неоплачиваемый отпуск ежегодно. Думается, многие пользовались бы, а бизнес был бы только в плюсе. Ибо, как бы скептически мы ни относились к понедельникам и выходам из отпуска, отдохнувший (нормально, без фанатизма) человек работает качественнее и веселее, чем утомленный бесконечной рутиной.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share