Общество

The Nation: спецоперация на Украине открыла два сейсмических разлома в глобальной политике

8.4k
The Nation: спецоперация на Украине открыла два сейсмических разлома в глобальной политике
The Nation: спецоперация на Украине открыла два сейсмических разлома в глобальной политике

Российская военная операция на Украине раскрыла два "сейсмических разлома" в геополитике. Об этом пишет обозреватель Джит Хир в материале для журнала The Nation.

Как утверждает Хир, после 24 февраля все усилия по разрядке отношений между Россией и Западом сошли на нет: произошел первый "сейсмический разлом". Скорая консолидация развивающихся стран Азии и Африки вокруг Москвы, в свою очередь, явила второй "разлом" – между Западом и остальным миром.

"Первый — это очевидный разрыв между Россией и странами НАТО, которые активно вооружают Украину. Второй — более тонкий, но не менее реальный. Это ширящийся раскол между Западом и остальным миром", — отмечается в статье The Nation.

Обозреватель считает, что Запад, уделяя особое внимание украинскому конфликту, отнесся  высокомерно и безразлично к проблемам других стран. По ее мнению, подобную позицию западные страны заняли и во время пандемии COVID-19.

"Запад проявляет высокомерное безразличие к странам глобального Юга. Мы создали крепость НАТО, которая неизбежно кажется подозрительной или враждебной для всех за ее пределами", – пишет автор.

Ранее украинский Институт политики посчитал проведение спецоперации логичным и необходимым для глобальных элит. Контролируемый региональный конфликт, коим стал конфликт на Украине, помог бы спустить огромное давление, которое сформировалось в глобальной финансово-экономической системе. Боевые действия на востоке и юге страны породили процессы сдувания пузырей на фондовых и сырьевых рынках, а также перетекания финансовых ресурсов в реальном секторе экономики и ВПК.

В ноябре американский журнал Newsweek признал, что страны БРИКС обыгрывают "Большую семерку". Так, после июньского саммита в Пекине заявки на вступление в организацию подали Аргентина и Иран. Их примеру намерены последовать Египет, Саудовская Аравия и Турция.