Мнение

"Последний бастион между джунглями и вами": что будет, если забастует полиция

2.6k
Комментарии 0
"Последний бастион между джунглями и вами": что будет, если забастует полиция
Елена Кондратьева-Сальгеро

Во Франции итоги протестов "желтых жилетов" оказались довольно неожиданными. "Крайними" назначили полицейских: 71% граждан, по данным опросов, не доволен реакцией полиции — часть считает ее недостаточной, другие — чрезмерной. 61% французов винит правосудие в недостаточно суровом наказании виновных в превышении полномочий полицейских. Несколько комиссариатов, утомленных разгромом "революционеров", попытались объявить забастовку, но на них обратила внимание лишь пара изданий. Елена Кондратьева-Сальгеро — о том, что будет, если полиция начнет бастовать. 

Думали вы когда-нибудь, что случится, если в стране начнет бастовать полиция? B любой стране. Я повторю: не протестовать, а именно бастовать. А если всерьез и надолго?

Самый богатый опыт в этом отношении у Канады: монреальские полицейские весьма резонансно бастовали дважды — в 1918 году и в 1943-м, после чего в 1944 были лишены права на забастовку в законодательном порядке.

Несмотря на запрет, в той же Канаде, после долгого периода очень напряженных и взрывоопасных событий (c 1967 по 1969 год — рекордное количество крупных манифестаций, взрывы бомб на монреальской бирже, на центральном вокзале, в нескольких крупных компаниях и даже в доме мэра), после долгих и бесполезных переговоров с властями полицейские еще раз по-настоящему прекратили работу 7 октября 1969 года. Вслед за ними, в знак солидарности, работу прекратили пожарные...

Экстренный план правительства, попытавшегося заменить всех бастующих бригадами из состава сил безопасности и жандармерии, оказался совершенно не приспособленным к быстрому реагированию. И в этот самый момент, желая воспользоваться ситуацией с отсутствием полиции и привлечь всеобщее внимание к собственным мелким недовольствам, на улицы девятым валом ломанули новые многочисленные и очень разнокалиберные манифестанты... Дальше, я думаю, все понятно без литературных отступлений и прискорбной статистики.

Eсли вы когда-нибудь прочтете об этих событиях, вы убедитесь, что до этого самого дня ни один из протестов в Канаде (да и в любой другой стране) никогда еще не мог достичь подобного результата и добиться выполнения требований в такие рекордные сроки: проект "закона 61", обязывающий полицейских вернуться к своим обязанностям, был составлен и "отголосован" в Национальной ассаблее в один и тот же вечер. Одновременно были выполнены все требования бастующих полицейских (об оптимизации условий труда, адекватном оснащении средствами защиты, более щадящем расписании и повышении зарплат).

Во Франции право на забастовку охраняется Конституцией с 1946 года. А закон от 29 сентября 1948 года категорически запрещает французской полиции бастовать. Еще раз уточню: не протестовать, но бастовать: "Любое согласованное коллективное прекращение деятельности может быть санкционировано". Аналогичная статья Кодекса обороны (L4121-4) стипулирует, что принцип забастовки несовместим с военными профессиями (у солдат и жандармов, кстати, нет даже права на профсоюзную деятельность). 

Просто представьте сегодняшний Париж (Лондон, Стокгольм, а еще лучше — Хемниц) без полиции, армии и всех прочих сил быстрого реагирования, хотя бы на один день.

Французским полицейским есть много чего рассказать об условиях работы, а послушать их полезно еще более многочисленным "экспертам", особенно тем, кто искренне считает себя достаточно осведомленным в этой конкретной области и очень мало имеет представления о настоящей криминальной статистике, которaя ежечасно ложится на стол префекта.

За последние годы страсть к манифестациям по любому поводу давно переросла в почти наркотическую зависимость (на парижских улицах чуть не ежедневно проходят дефиле протестующих по самому широкому ассортименту поводов — от сообществ веганов и ассоциаций возвышенного феминизма до противников закрытия роддома в дальнем запарижье или возмущенных очередной наглостью правительства профсоюзов).

Вмешательство "желтых жилетов" в ежедневную "протестувальную" рутину мало что изменило в общенациональном недовольстве всех мастей и отметилось только массовостью, регулярностью выходов по выходным и, конечно, маcштабом причиненного ущерба (более 200 миллионов евро).

В самом разгаре желто-жилетного движения, когда основной накал страстей концентрировался на ужасах полицейского произвола (пресса и соцсети кишели настоящими и фейковыми фото с леденящими кровь увечьями манифестантов) мало кто отметил информацию о готовности французской полиции бросить все и забастовать.

Сразу несколько коммисариатов выдали такое коммюнике после профанации на Елисейских полях мемориальной доски французскому полицейскому, убитому исламистским террористом. Однако в обещанный день ничего громкого не произошло: лишь несколько комиссариатов не открыли свои двери пострадавшим в мелких дрязгах посетителям и лишь несколько изданий вообще упомянули этот факт одиночного полицейского протеста.

Зато передовицы запестрели благодарными до степени заискивания высказываниями президента и его команды, воспевающими славу стражам порядка в этих нелегких для страны условиях.

Некоторые обозреватели увидели в обещании правительства осчастливить стражей порядка смешной "специальной" премией попытку замирения полицейских страстей, а то и игру с двойным дном: публично приласкав осатаневшую на манифестантах полицию, переправить народное возмущение с больной головы власти именно на нее — здоровую и безжалостную к новым "революционерам".

Вызвавшая мгновенный ужас перспектива остаться без охраны сил правопорядка в обезумевшем беспорядочными бунтами мире быстро забылась в суматохе. А все более идущее на спад движение "жилетов" (последняя мобилизация дала рекордно низкую явку), вместе с расцветающей весной, позволило отвлечься от подсчета участников и убытков и заняться совсем другой статистикой.

Но вот подоспели первые результаты опроса "Elabe", которые привел канал BFM TV: 76% опрошенных жителей Франции "доверяют полиции" и чувствуют себя защищенными; 74% имеют о полиции хорошее мнение. 86% считают, что полиция работает в крайне тяжелых условиях из-за нехватки штата и адекватных средств. Лучшие показатели только у армии: 82% одобрения и доверия. А вот одобрение и доверие к судебной системе дотягивает только до 44%.

Что касается роли и поведения полицейских служб во время манифестаций "желтых жилетов": только 29% посчитали реакцию сил правопорядка соответствующей; 32% нашли, что она была недостаточной, 39% восприняли ее как чрезмерную. 60% опрошенных считают, что ранения, полученные манифестантами во время стычек с полицией, были неизбежны, учитывая обстоятельства. 38% нашли, что эти травмы целиком и полностью на совести полиции, а не манифестантов.

И заключительной нотой этой патетической симфонии стала информация о том, что 61% опрошенных винит французское правосудие в недостаточно суровом наказании виновных в превышении своих полномочий полицейских. По вопросу о наказании виновных в провокациях и вандализме мнение публики не запрашивалось.

Сразу в нескольких теледебатах, подводящих итоги разрушениям и убыткам от протестов, между возмущением "бездействием полиции" и упреком в "чрезмерности полицейского вмешательства" сoвершенно затерялись голоса призывавших задуматься о возможном полном отсутствии на местах социальных раздоров каких бы то ни было сил правопорядка.

Предлагающие представить подобную ситуацию в случае забастовки всех полицейских сил натыкались на спокойную уверенность практически всех полемистов: этого не может быть, потому что не может быть никогда — не имеют права, закон не позволит. Как будто в стране победившей политкорректи всем без разбору полагается чтить закон. Ни дать ни взять патриции римской империи времен распада, доживавшие последние иллюзии в полной уверенности, что варвары не пройдут, потому что на границах стоят легионы.

Про канадский опыт никто не вспомнил и не упомянул, хоть и дискутировали сплошь специалисты, лучше прочих знающие, почему, выбираясь из горящего дома, не обращают внимания на синяки. И почему не стоит чересчур полагаться на законы, писанные для всех, но не применяемые к тем, кто "равнее". А главное, почему не следует верить в детскую примету "этого не может быть, потому что не было никогда".

В который раз в памяти возникает давно затертая цитата нью-йоркского полицейского, ответившего придирчивому прокурору: "Не забывайте, что между джунглями и вами последний бастион — это мы".

Здесь самое время задуматься всем, во всех частях и частицах маленькой планеты, почему годами формулируемые требования бастующих канадских полицейских были выполнены правительством в рекордные сроки — практически за один очень насыщенный происшествиями день. 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать Ruposters в ленте "Яндекса" https://zen.yandex.ru/ruposters.ru

Поделиться / Share