Мнение

Потери от союза: сколько стоит дружба с Белоруссией

Потери от союза: сколько стоит дружба с Белоруссией
Михаил Мельников

4 августа президент Белоруссии Александр Лукашенко обратился с посланием к своему народу, а заодно и к народам стран бывшего СССР. В числе прочего он фактически упрекнул Россию в том, что она грабит Белоруссию: "От нефтяных разборок с Россией бюджет недополучил 1,5 млрд белорусских рублей… Из-за торговых войн, несправедливых цен, дорогих кредитов страна потеряла $9,5 млрд экономического роста за пять лет". Михаил Мельников сомневается в справедливости упреков президента соседней страны и приводит свои расчеты. 

Немножко беременные

Что такое справедливость? В случае с российско-белорусскими отношениями я вижу два ее варианта. Либо мы одно государство с единой политикой, с соответствующими внутренними правилами и расценками, либо — два разных государства, общающиеся друг с другом на честных рыночных условиях.

А несправедливы как раз всевозможные промежуточные формулы в стиле "немножко беременна". У нас Союзное государство, поэтому будем торговать без таможенных барьеров (выгодно это, как я далее покажу, только Белоруссии), но у нас независимые страны, поэтому не влезайте в наши дела, мы не признаем ваши территориальные изменения и для внутриполитических нужд будем вас нещадно критиковать — примерно так воспринимает бессменный президент Белоруссии Александр Лукашенко отношения с Россией. Причем экономическую помощь с нашей стороны он считает обязанностью России.

Упомянутые им "нефтяные разборки с Россией" — это налоговый маневр, в рамках которого экспортные пошлины постепенно снижаются вплоть до отмены, зато растет налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). В результате экспорт углеводородов становится выгоднее, чем раньше: исчезает ценовая разница между поставками нефти на внутренний и внешние рынки. Затея, к слову, спорная, но протестует против нее исключительно Белоруссия, которая привыкла покупать нефть по внутренним российским ценам, тогда как после завершения налогового маневра цена для Белоруссии уравняется с ценой для Украины, Польши, Германии.

Цена дружбы

Вы знаете, сколько "льготных" денег получала Белоруссия благодаря отсутствию таможни? До начала налогового маневра, в 2014 году, пошлина составляла 385 долларов с тонны. В тонне примерно 7,5 баррелей, то есть белорусы могли экономить до 51 доллара с барреля, который стоил тогда 114 долларов! Сейчас нефть стоит вообще 43 доллара за баррель, а пошлина составляет 37,8 долларов за тонну – экономия, конечно, не такого масштаба, но тоже чувствительная, даже с учетом того, что экспортеры нефти часть затрат на пошлины берут на себя.

Да, Белоруссия завалила Россию своей недорогой бытовой техникой, но у нее очень слабо с экспортом в другие страны. То есть, если бы не Россия, востребованность "Атлантов", "Горизонтов", "Гефестов" была бы близка к нулю и предприятия закрылись бы. Они существуют почти только за счет российских покупателей! Более того, Россия, похоже, сознательно не стимулирует производство подобной нехитрой техники на своей территории, чтобы не выбивать почву из-под ног у союзника.

Белоруссия не может прожить без кредитов, но Запад почему-то не рвется ее кредитовать. Да, страна сотрудничает с МВФ, выпускает евробонды, но более половины внешнего госдолга Белоруссии, превышающего сейчас четверть ее скромного ВВП, так или иначе связаны с Россией: займы у правительства, у банков, у Евразийского банка развития. И кредиты эти часто выдаются на льготных условиях. Еще в 2017 году Владимир Путин заявил, что с 2011 до 2015 года российский бюджет недополучил 22,3 млрд долларов как раз благодаря льготным кредитам и беспошлинным поставкам нефти. "Все это является не чем иным, как прямой и косвенной поддержкой нашего союзного белорусского государства", – подчеркнул президент России.

А вот теперь его белорусский коллега говорит про $9,5 млрд, недополученных Белоруссией за следующие пять лет. Эту цифру можно принять только в одном значении: Россия отдала Белоруссии на 9,5 миллиардов своих денег меньше, чем хотелось бы президенту Лукашенко.

Но на самом деле это не так. Белоруссия стала даже больше зарабатывать на России после введения Западом антироссийских санкций — к слову, совпавших с отменой санкций антибелорусских. Соседи используют в своих интересах санкции и контрсанкции, охотно предоставляя свой транзит запрещенной в России продукции.

Мы уже привыкли к тому, что не имеющая выхода к морю Белоруссия продает России засоленную рыбу, купленную в сыром виде в Калининградской области, что практически не имеющая своих углеводородов Белоруссия продает России бензин, изготовленный из российской нефти. Мы знаем, что ближайшее к Москве казино находится сразу за белорусской границей и Минск неслабо зарабатывает на нашей борьбе с лудоманией, а если мы вдруг попытаемся создать игорную зону под Смоленском, нас обвинят в недружественном поведении.

Но новой реальностью стали "белорусские бананы" (для их легализации даже создали одну банановую ферму в Минской области), а также другая сельскохозяйственная продукция сомнительного происхождения, но с белорусскими ярлыками. Если сравнить статистику по 2016 (раньше, к сожалению, детализация недоступна) и 2018 годам, мы увидим резкий рост белорусского импорта по статьям "Овощи и некоторые съедобные корнеплоды и клубнеплоды", "Съедобные фрукты и орехи; кожура цитрусовых плодов или корки дынь", "Масличные семена и плоды; прочие семена, плоды и зерно" (в 7,5 раз!), "Мясо и пищевые мясные субпродукты", "Готовые продукты из мяса, рыбы или ракообразных, моллюсков или прочих водных беспозвоночных" — и так далее.

А вот 2016 год в сравнении с 2015-м: поставки моркови из Белоруссии выросли в 2,6 раза, яблок — в полтора раза, пекинской капусты — в 3,3 раза. Вы верите, что нашему лучшему другу удалось так быстро нарастить производство?

По-настоящему близкий союзник

Белоруссия, таким образом, стала главным выгодоприобретателем санкций Запада против России. На этом фоне слова Александра Лукашенко "Россия боится нас потерять: ведь кроме нас у нее не осталось по-настоящему близких союзников", выглядят комично: политика политикой, но разбирающиеся в экономике россияне порой мечтают "потерять" такого "союзника". Ибо в чем это союзничество со стороны Белоруссии выражается, совершенно неясно.

Когда случился неприятный казус с испорченной нефтью в нефтепроводе "Дружба", дружественные нам белорусские представители устроили самую натуральную медийную истерику, тогда как враждебные страны Евросоюза (Польша, Чехия, Венгрия) и даже Украина, конечно, принимали определенные меры, но отнеслись к проблеме с пониманием и где-то даже с сочувствием: понятно, что сильнее всех от инцидента пострадала Россия.

А сейчас дорогой союзник еще и обвиняет Россию чуть ли не в подготовке переворота из-за трех десятков поджарых парней, которые легально заселились в минский санаторий (принадлежащий близкому к власти бизнесмену) и, одинаково одетые, с военной выправкой, якобы начали разрабатывать страшные планы против белорусской власти. Штирлиц шел по Берлину и никак не мог понять, что же выдает в нем русского разведчика, — то ли парашют за спиной, то ли автомат ППШ на шее, то ли буденовка, лихо заломленная набок…

Нелепость в химически чистом виде. Сменить власть в Белоруссии при желании Россия может без всяких "наемников" — просто прекратив оказывать обильную экономическую помощь ее власти.

В своем обращении к нации Александр Лукашенко после слов о потерянных миллиардах заявил: "Мы сделали выводы. И уже реализуем стратегию, чтобы к 2025 году влияние таких факторов было минимальным". Пожалуйста, сделайте, Александр Григорьевич! Чем меньше вы будете зависеть от России, тем лучше будет самой России.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share