Политика

Власти Эстонии обсуждают механизм кражи российских €17 млрд для Украины

8.5k
Власти Эстонии обсуждают механизм кражи российских €17 млрд для Украины
Власти Эстонии обсуждают механизм кражи российских €17 млрд для Украины

Правительство Эстонии собирается выработать механизм передачи Украине замороженных российских активов на 17 млрд евро, заявил в интервью изданию Postimees министр иностранных дел республики Урмас Рейнсалу. Он не назвал конкретных сроков, но отметил, что такой шаг Таллина станет мировым прецедентом.

"Европейские страны поручили Еврокомиссии разработать юридическую схему, которая позволила бы использовать замороженные активы для помощи и восстановления Украины. Но консенсус по этому вопросу пока не достигнут", - констатировал эстонский чиновник.

Официальный Таллин надеется сдвинуть этот процесс с мертвой точки, а для этого намерен взяться за дело самостоятельно. Тем более что такое решение Эстонии также стало бы прецедентом с точки зрения международного права.

"Мы обсудили это в правительстве и решили, что параллельно начнем создание юридической структуры, которая позволит использовать эти деньги".

После начала российской спецоперации на Украине Евросоюз заморозил российские активы на сумму 17 млрд евро. Санкции также заморозили валютные резервы Центрального банка России на сумму 300 млрд евро. Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен обещала, что Евросоюз "найдет законные способы" конфисковать российские активы, чтобы помочь финансировать восстановление Украины. Для этого может быть создана специальная структура, которая будет управлять российскими активами с целью инвестиции в киевский режим.

Председатель Госдумы Вячеслав Володин заявил, что Россия получит право изымать зарубежные активы, если страны Евросоюза конфискуют российские средства в пользу Киева. Кстати, Германия не заняла официальной позиции по вопросу конфискации и передачи Украине российских активов. В то же время канцлер Олаф Шольц в целом поддерживает соответствующее требование Киева. С юридической точки зрения это остается сложным вопросом.