Мнение

Не можем повторить: почему США печатают много денег, а Россия — нет

Не можем повторить: почему США печатают много денег, а Россия — нет
Михаил Мельников

Сенат США одобрил рекордную сумму трат на спасение экономики США. Выплаты получат все американские граждане, будут повышены пособия по безработице, дофинансированы страховые компании, которым придется покрыть огромный ущерб, бизнес получит гранты. Но для такой масштабной помощи всем штатам ФРС должна включить печатный станок. Это не просто ничем не обеспеченные деньги — у них, учитывая спад экономики, отрицательная обеспеченность. Встают два резонных вопроса: почему огромная эмиссия не привела к падению курса доллара и почему мы "не можем повторить". Михаил Мельников отвечает. 

Почему не проседает доллар

В мире сейчас пять с половиной резервных валют, но доминирующее положение доллара среди них несомненно. Евро, иена, фунт стерлингов, швейцарский франк и пытающийся примкнуть к ним юань играют второстепенную роль — их совокупная доля в мировых резервах примерно вдвое меньше доли доллара, превысившей 60%, несмотря на все попытки дедолларизации.

Соответственно все страны мира в той или иной степени инвестируют в доллар. Россия пытается снизить его долю в своих золотовалютных резервах, но переход на евро основной парадигмы не меняет: это зависимость от чужих Центробанков. И зависимость, отметим, временно благотворная: если бы русские активы хранились в рублях, наша "подушка безопасности" была бы куда тоньше.

Фактически существует некое общемировое соглашение относительно незыблемости доллара. Оно поддерживается иезуитской системой Центробанков, которые не подчиняются национальным правительствам, а составляют финансово-организационную пирамиду с американской ФРС (12 ключевых банков-эмитентов США) во главе и центральными банками стран третьего мира в основании. Стимулирование в этой системе осуществляется с помощью ресурсов Всемирного банка (ВБ) и Международного валютного фонда (МВФ) — правильно выполняющие все указания государства могут рассчитывать на льготное кредитование и другие приятные плюшки. Бунтари же могут оказаться в финансовой изоляции — это сполна почувствовали на себе страны, попытавшиеся вернуть Центробанки в систему государственной власти. Аргентина, Венгрия, Сербия уже отступились. Сейчас мы видим, как Италия оказалась без внешней помощи со стороны партнеров — не последней причиной этого также являются попытки властей национализировать собственные финансы.

Сравните санкции против России и Ирана: грехов на наших странах, с точки зрения Вашингтона, немало, но Иран душат куда более агрессивно и жестко. Опять же во многом потому, что Тегеран вывел свой Центробанк из мировой пирамиды, а мы этого не сделали.

И вся эта сложная пирамида крутится вокруг оси — доллара. Выдерни его — и развалится вся мировая экономика. Архимед, по легенде, говорил: "Дайте мне точку опоры — и я переверну землю". Современному миру, однако, нужна точка опоры, чтобы не перевернуться. Стабильность доллара обеспечена главным образом страхом. Ни один экономист не знает точно, что станет с миром, если убрать из него непоколебимость доллара.

Вот и получается парадокс: выпускаются "пустые" доллары, а снижается курс других валют. Экономика выпустивших эти валюты государств все равно привязана к доллару, поэтому чем больше долларов в мире, тем эта привязка крепче. "Трудно отказаться от бизнеса, в котором за каждый утекший из США доллар ты получаешь 99 центов", — констатируют политику своего правительства американские экономисты.

А президент Федерального резерва Миннеаполиса — одного из 12 банков, состоящих в ФРС, — Нил Кашкари прямо сказал, что эмиссия — это всего лишь клик мыши на компьютере, поэтому доллар будет "печататься" бесконечно. "Мы наводнили деньгами наши банки, — признает он.— Приходит банкир и говорит: "дайте денег". И ему дают, сколько он попросит". Завидная откровенность!

Почему бессмысленно печатать рубли

Но не можем ли так же поступить и мы? Объективно говоря, дополнительная эмиссия рубля более чем назрела, и вот тому наглядное доказательство.

Есть такой финансовый и макроэкономический показатель — M2. Он означает объем всей денежной массы в стране (наличные, безналичные, находящиеся на разнообразных счетах государства и организаций), кроме сберегательных счетов и активов потерявших лицензию банков. В широком смысле это сумма денег, находящихся в экономике.

Чтобы понять, достаточно ли этой денежной массы в стране, ее объем обычно сравнивают с валовым внутренним продуктом (ВВП). Давайте посмотрим на данные Всемирного банка (2018 год):

• В Японии денежная масса составляет 259% от ВВП, то есть иен напечатано на два с половиной года вперед.

• В Китае — 199%. Специфика этой страны такова, что статистические данные оттуда не слишком достоверны. Но юаней тоже хватает.

• Швейцария, окруженная еврозоной, достигла уровня 189%.

• Южная Корея, чемпион мира по проверке на коронавирус, — 152%.

• Бывший международный кредитор Великобритания — 149%.

• США, как ни странно, "всего лишь" 89% — все-таки у этой страны исполинский объем экономики. Но после новой эмиссии превысит 100%.

• Россия — 59%, где-то между Гондурасом и Пакистаном. Причем эта цифра чрезвычайно оптимистична: Всемирный банк оценивает нашу денежную массу в 61,4 трлн руб., тогда как статистика нашего Центробанка дает лишь 51,3 трлн руб., что соответствует количеству рублей в 47% от ВВП. Такая монетарная политика называется сверхжесткой — она ведет к стабилизации валюты, но практически полностью исключает рост доходов населения. У нас напечатан эквивалент 4,4 миллиона долларов на человека — вроде бы и неплохо, но надо понимать, что основные деньги всегда крутятся в бизнесе, физическим лицам достаются крохи.

Значит, надо напечатать рубли, чтобы всем стало лучше? Ведь деньги — кровь экономики, без них парикмахер, автомеханик, булочник и юрист просто не смогут оказать друг другу свои несложные услуги. К сожалению, есть один нефинансовый фактор, который делает эту затею бессмысленной.

Профессор экономики и бывший советник главы Центробанка Валентин Катасонов отвечает энтузиастам, требующим дополнительной эмиссии рублей:

"Нашу экономику можно сравнить с домом — отдельным, загородным домом. В нем есть отопительный котел. И хозяева зимой его, естественно, топят. Вот только окна и двери в их доме распахнуты настежь. И вроде бы термостат уже выкручен на максимальную температуру, а тепло разве что только совсем рядом с котлом, во всем остальном доме минус".

Да, нам не хватает рублей. Да, они нам нужны. Да, их нужно напечатать, потому что как раз наша валюта более чем полностью обеспечена и природными ресурсами, и золотыми запасами, и человеческим потенциалом. Но пока Россия реально, а не на словах, не закроет двери и окна для капитала, не прекратит международные транзакции, выливающиеся в банальное бегство капитала, смысла в дополнительной эмиссии нет — эти деньги все равно будут обращены в иностранные валюты и вывезены из страны.

* * *

Исключительное положение США и их валюты, как видим, обеспечено международным общественным договором, в котором участвует и Россия. Для стран, которые не хотят участвовать в этом договоре, у Вашингтона припасены другие аргументы — Пятый флот и жестокие санкции. США — главный потребитель на планете (это несложно при полном контроле над мировыми финансами), и даже одно только отключение от их рынка — уже серьезный удар в условиях глобализированной экономики.

Пора закрывать окна и двери. Мы должны из всемирной бензоколонки стать страной, полностью обеспечивающей саму себя всем необходимым. Только в этом случае рубль станет по-настоящему сильной валютой, способной на равных участвовать в экономических войнах.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share