Мнение

Казус опросов: почему данные о бедных в России не выдерживают критики

3.5k
Комментарии 0
Казус опросов: почему данные о бедных в России не выдерживают критики
Михаил Мельников

Почти половине семей России, согласно исследованию Росстата, хватает только на еду и одежду. Товары длительного пользования не могут себе позволить молодые семьи и неработающие пенсионеры. Эта новость вызывала череду статей про бедную Россию. Михаил Мельников объясняет, почему всех обеспокоившие данные Росстата не стоит принимать всерьез.

Росстат выступил в необычной и смешной для него роли ВЦИОМа, опубликовав исследование, базирующееся на социологическом опросе. И эффектно сел в лужу.

Прорвало в Ямало-Ненецком автономном округе, занимающем второе место в России по доходу на душу населения. Согласно данным Росстата, 100% опрошенных заявили, что им хватает денег только на еду, а с одеждой уже проблемы (округ, чтоб вы понимали, более чем наполовину находится за Полярным кругом). Понятно, что региональные власти не могли не среагировать, — они указали, что в округе регулярно проводятся соответствующие исследования, и, скажем, в конце 2018 года ВЦИОМ установил, что лишь 11% жителей имеют деньги только на еду, тогда как 4% не нуждаются абсолютно ни в чем, 37% без проблем совершают крупные покупки и ездят в отпуск, а 44% просто чувствуют себя финансово достаточно комфортно, не экономя на товарах первой необходимости. 

Разница между федеральным и региональным опросом состоит прежде всего в объеме выборки. Могло так случиться, что девочки из колл-центра Росстата случайно попали на несколько ямальских семей, испытывающих серьезные материальные проблемы, но зачем тогда выдавать это за исследование... В ЯНАО много проблем, это социально сложный округ, здесь очень дорогие продукты питания, но нищим этот регион ни при каком подходе назвать нельзя.

Прецедент ЯНАО ставит под вопрос результаты всего исследования, тем более что оно оказалось банальным опросом. Кстати, год назад ситуация была еще "хуже": тогда не 48,20%, а 49,89% домохозяйств заявили о нехватке денег на долгосрочные нужды.

Но беднеем мы как-то странно. В России с каждым годом растет число зарегистрированных машин, и к 2019 году оно составило 305 на 1000 человек, то есть практически одна машина на семью. Понятно, что и автомобиль автомобилю рознь, а где-то по пять машин на семью, но в целом на обеднение этот процесс не похож, тем более что власти крупных городов активно борются с автомобилистами — платные парковки, высокие штрафы, на носу ограничения въезда в центр и экологический контроль. То есть содержание авто обходится все дороже.

Более чем у 99% есть смартфон, более чем в половине семей — автомобиль. Да, пользователи интернета, интересующиеся политикой и экономикой, — не релевантный срез общества, но все более и более значительная его часть.

Есть еще одна тревожная цифра в исследовании Росстата: 0,7% опрошенных не хватает денег даже на еду (хорошо, что хватает на оплату телефона, иначе "эксперты" не смогли бы до них дозвониться). Речь идет примерно о миллионе человек — и эта цифра как раз похожа на правду. Пенсионеры из отдаленных деревень, сотни тысяч бездомных, асоциальные многодетные семьи — эти реальные проблемы есть, и с ними надо бороться. В то же время минимальные российские пенсии даже после оплаты коммунальных услуг (их стоимость компенсируется, как только превышает 22% дохода) — это примерно 200 рублей в день. Смешные деньги, но все же возможность при условии бесплатного проезда жить не впроголодь.

Россия — страна с небогатым населением. Но когда "алармить" пытается Росстат, который уже несколько раз в этом году был пойман на манипуляции цифрами, это выглядит жалко. "Он пугает, а мне не страшно", как говорил Лев Толстой о Леониде Андрееве. Хорошо бы, если б главное статистическое ведомство страны перестало метаться между угодливостью и леонидандреевщиной, а приступило к выполнению своей непосредственной обязанности — созданию объективной цифровой картины российской экономики и общества.

У системы опросов о материальном положении есть еще один аспект, который не принято учитывать, потому что он разрушает всю новую русскую социологию. Около трети работающих россиян (сейчас говорят о 24 миллионах) полностью или частично причастны к теневой экономике, их доходы не учитываются, с них не платятся налоги и особенно взносы, эти люди часто без оснований получают государственные субсидии (парочка моих экс-коллег ухитрились оформиться как "малоимущие", имея очень хорошую зарплату). Соответственно, говорить об этом с незнакомыми людьми они не настроены. И когда вам звонит некто неизвестный, знающий ваш номер, и спрашивает о том, на какие деньги вы живете, странно ожидать откровенности. Люди подозрительны и, к сожалению, не без оснований. А что, если это квартирные воры выясняют уровень дохода? Или налоговая служба под видом опроса сравнивает доходы с расходами? А старшее поколение и вовсе за годы жизни в СССР крепко усвоило, что высовываться, демонстрировать достаток опасно. Все это в совокупности влияет на результаты исследований и, на мой взгляд, влияет весьма сильно. Полагаю, в среднем опрошенные называют достаток на 20-25% меньше реального (соответственно объемам теневой экономики). Что, согласитесь, полностью меняет картину.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share