Статьи

Образование — это оружие: как сенатор США отправил сына в советскую школу и обомлел

Образование — это оружие: как сенатор США отправил сына в советскую школу и обомлел
Сергей Харламов

В разгар Холодной войны в СССР прибыл сенатор США и издатель всемирно известной энциклопедии "Британника" Уильям Бентон с семьей. Он отправил сына в советскую школу, а сам принялся изучать систему образования "противника". Они прогостили всего неделю, но его доклад стал шоком для США. Оказалось, что в образовании Союз по многим параметрам опередил Штаты. Сергей Харламов рассказывает, как издатель "Британники" и его 13-летний сын открыли новое направление противостояния США и СССР в Холодной войне.

Американцы в гостях

Начало ноября 1955 года в Москве выдалось солнечным. Прекрасная погода стояла всю неделю, пока в столице гостила семья бывшего сенатора от штата Коннектикут Уильяма Бентона. На правах председателя правления издательства знаменитой энциклопедии "Британника" и члена большого количества разных миссий ООН, посвященных просвещению, Бентон приехал в Советский Союз вместе с женой и сыном Джоном. К несчастью, миссис Бентон перед самым полетом сломала ногу, но не стала отказываться от поездки, поэтому щеголяла гипсом на фотографиях.

Главная декларируемая миссия — обмен опытом в сфере образования. Для этого Джону нужно было провести четыре дня в обычной советской школе. Учиться, отвечать на вопросы учителей, заводить знакомства. Самое то для 13-летнего подростка! Но, конечно, эта поездка не была простой ни для Бентона-старшего, ни для советских работников образовательной сферы.

Статья за авторством Бентона-младшего на LIFE

Начать стоит с того, что для Джона выбрали совсем не обычную школу. Сейчас это ГБОУ №1282 "Сокольники", а тогда — самая первая в СССР спецшкола для средних классов с углубленным изучением английского языка. Инициатором ее создания был глава МИД и постпред Союза в ООН Андрей Вышинский. Думается, он был прекрасно знаком с Бентоном и лично курировал его поездку, зная, чего можно ожидать от сенатора-демократа.

Спецшкола была не просто первой языковой. В нее отдельно набирали отличников со всей Москвы по приглашению. В первых выпусках были буквально лучшие из лучших, не только сыновья и дочери видных политических деятелей СССР, но и объективно блистательные ученики. Там учились сыновья Маленкова и Кагановича, министра финансов Дымшица и первого замминистра иностранных дел Малика, а также дети генерала Судоплатова и журналиста Симонова.

Первый выпуск спецшколы №1 состоял только из мальчиков, 1954 год

Первый день в школе

Под чутким присмотром директора Ермишкина Джона проводили в класс. Первое, что отметил американец, — все ребята едва доставали ему до лба. И это при том, что 13-летний Бентон оказался в компании 16-летних десятиклассников. Что ж, вполне вероятно, что для Джона специально подобрали класс тех, кто лучше всего говорил на английском. Начался урок:

Учительница сначала показалась мне очень сговорчивой, но потом оказалось, что ничего подобного. Девятеро ребят по очереди читали отрывки из "Короля Лира". Я заметил, что их учили британскому произношению. Как только первые два закончили читать свои отрывки, учительница повернулась ко мне и спросила, хорошо ли они читали. Я даже представить себе не мог, что будет дальше!

Когда я честно сказал, что, если бы первый мальчик прочитал текст заранее, у него бы получилось сильно лучше, учительница тут же задала ему дополнительное домашнее задание на завтра. Мне стало стыдно и неприятно, я так подставил парня, поэтому, когда меня попросили прокомментировать чтение второго ученика, я сказал, что все отлично, он читал так же, как и я бы сам. Учительница зыркнула на меня.

Пришла очередь комментировать третьего чтеца, и тут я попросил учительницу не заставлять меня оценивать работу других учеников, чтобы им потом не досталось (на этих словах с задних парт захихикали). Когда пришла моя очередь читать отрывок и мне передали тетрадку, я понял, что совершенно не могу разобрать почерк учительницы, в чем ей честно признался. В этот момент с галерки послышался громкий смех.

Учительница зыркнула на меня так, будто она собиралась выиграть Олимпиаду по "зырканью"
. Пока она смущенно искала для меня запись пьесы другого ученика, прозвенел звонок. Кажется, пристыдив учительницу, я задружился со всем классом одновременно, — рассказывал Джон Бентон в декабрьской колонке для журнала LIFE. 

За дверью в коридоре Бентона-младшего уже ждал директор. Он отвел Джона в свой кабинет и рассказал, что собирает марки и желает поделиться с ним некоторыми экземплярами. Джон ответил, что сам марки не собирает, а вот его старший брат — да.

Директор отсыпал Джону советских марок и выдал комсомольский значок. Джон не стал его надевать, как он сам признался, из уважения к Комсомолу в целом, ведь для вступления в его ряды нужно было сдавать тесты, а сам Джон их, конечно, не проходил.

Первый урок Джона в советской школе | Фото: LIFE 1/9
Первый урок Джона в советской школе | Фото: LIFE 2/9
Первый урок Джона в советской школе | Фото: LIFE 3/9
Первый урок Джона в советской школе | Фото: LIFE 4/9
Первый урок Джона в советской школе | Фото: LIFE 5/9
Первый урок Джона в советской школе | Фото: LIFE 6/9
Первый урок Джона в советской школе | Фото: LIFE 7/9
Первый урок Джона в советской школе | Фото: LIFE 8/9
Первый урок Джона в советской школе | Фото: LIFE 9/9

Исследования отца

Пока Джон продолжал ходить в школу, его отец не терял времени зря. Он хотел узнать как можно больше об устройстве советской образовательной системы, поэтому встречался с множеством чиновников в сфере образования, в том числе много времени провел с первым проректором МГУ, химиком Григорием Вовченко.

Шокированному Уильяму расскажут, что в СССР больше 70% детей с 7 до 17 лет ежедневно ходят в школы, это 4,3 миллиона человек (в США к тому моменту в школах училось всего 2,7 миллионов детей). Что в стране есть более 2000 техникумов, спецзаведений, где обучают рабочим профессиям за 2-4 года. У техникумов нет аналогов в Соединенных Штатах. Что это не только инженерные профессии или сфера услуг вроде парикмахеров и поваров — в них обучают и музыкантов, и медиков, и преподавателей.

Бентон выступает на телевидении в программе Longines Chronoscope. Действительно, известный производитель наручных часов спонсировал интервью с политическими деятелями в 50-х.

Уильям узнал, что в СССР к началу 50-х уже создана система из 800 высших учебных заведений, из которых 33 — университеты. Всего в них обучается 1,8 миллионов студентов. За два года до приезда Бентона, в 1953-м, завершилось строительство главного корпуса МГУ, вмещающего 23 тысячи студентов одновременно. 3 миллиарда советских рублей, эквивалентных тогдашним 150 миллионам долларов. Это 1,5 миллиарда современных баксов!

Как признавал позже Бентон, советская система имела очевидное преимущество перед американской в вопросе "manpower", то есть человеческих ресурсов. Уже с 10 класса советский ученик выбирал для себя стезю, в которой он собирался развиваться, и затем без проблем поступал в высшие учебные заведения. Химии, физике и другим естественно-научным предметам уделяли больше времени, и это без учета элективов и дополнительных вечерних занятий. Да и в целом советские ученики учились больше, получали больше знаний за более короткий промежуток времени. И самое ужасное: как раз в 1956-м году образование в СССР стало бесплатным.

Бентон с томами энциклопедии "Британника"

По итоговым подсчетам Бентона, представленным специальной комиссии высшего образования в США в марте 1956 года, советская система выпускала ежегодно на 100 тысяч больше профессионалов и инженеров, чем американская. Доклад Бентона был уничтожающим по своему тону.

Жвачка для советских ребят

Тем временем Бентон-младший совершенно отчаялся, пытаясь пригласить своих новоиспеченных одноклассников в отель "Националь" у Кремля, в котором остановилась его семья. В последний день он специально позвал 10 человек, чтобы уж точно кто-нибудь пришел. В 7:30 вечера, через 45 минут после назначенного времени, когда Бентон уже собирался пожаловаться отцу на неудачу, в дверь позвонили. На пороге стояло двое ребят, одним из которых был Алексей Симонов, сын журналиста и секретаря Союза писателей СССР Константина Симонова. Кстати, сейчас Алексею уже 81 год, за свою жизнь он успел поработать переводчиком и кинорежиссером. В 90-х он был членом Конституционного совещания РФ, создавшего российскую Конституцию.

Встречи Джона с одноклассниками на переменах | Фото: LIFE 1/7
Встречи Джона с одноклассниками на переменах | Фото: LIFE 2/7
Встречи Джона с одноклассниками на переменах | Фото: LIFE 3/7
Встречи Джона с одноклассниками на переменах | Фото: LIFE 4/7
Встречи Джона с одноклассниками на переменах | Фото: LIFE 5/7
Встречи Джона с одноклассниками на переменах | Фото: LIFE 6/7
Встречи Джона с одноклассниками на переменах | Фото: LIFE 7/7

Симонов извинился и сказал, что Джона ждали внизу перед дверями в отель с 6:45. Когда Джон предложил всем зайти в номер и поужинать с ним, ребята отказались, сказав, что они одеты не очень официально и вообще не голодны. Джон видел, что им очень некомфортно было находиться в такой фешенебельной обстановке.

В конце концов Джон сам спустился к советским школьникам, и они направились вдоль улицы Горького (Тверская). Разговаривая, они дошли до кафе, и Джон предложил зайти перекусить. Бентону очень хотелось угостить ребят, но оказалось, что он взял с собой слишком мало советских рублей. В итоге школьники сами накормили Бентона мороженым, не дав ему за себя заплатить. Зато Джон захватил с собой карточки с видами городов США и решил раздать картинки присутствующим. И кому-то в голову пришла идея: пусть он подпишет их на память! Подписывая карточки, Джон рассказывал об американском телевидении:

Они не могли поверить мне, что в США есть как минимум 8 каналов, которые работают практически круглосуточно. Очень удивлялись, мол, как же это государству удается содержать целых 8 каналов на ТВ. Я пытался объяснить им, что государство не имеет к ним никакого отношения и у каждого канала есть свои частные спонсоры, но они просто не могли этого понять!

После этого ребята проводили Джона до отеля. Он спросил их, жевали ли они когда-нибудь жвачку. Один поднял руку и сказал, что жевал ее когда-то давно. Американец попросил всех подождать его и ринулся наверх, в номер. Все знали, что в СССР жвачек не делают, поэтому Бентоны взяли с собой несколько пачек как раз для такого случая. Он спустился и раздал всем по резинке, а затем отдал и все остальные пачки. "Будете в США — приглашаю к себе!" — на прощание сказал Джон и поднялся обратно.

Джон около гостиницы National | Фото: LIFE 1/6
Джон около гостиницы National | Фото: LIFE 2/6
Джон около гостиницы National | Фото: LIFE 3/6
Джон около гостиницы National | Фото: LIFE 4/6
Джон около гостиницы National | Фото: LIFE 5/6
Джон около гостиницы National | Фото: LIFE 6/6

Отчет для ЦРУ

В письме для главы ЦРУ Аллена Даллеса Бентон признавался: образование — это новая арена для "соревновательного сосуществования" двух систем. И США пока совсем не лидеры. В стране, напомнил Бентон, за прошлый год выпустилось всего 125 новых учителей физики на 28 тысяч школ.

К слову, Бентон хоть и был знаком с Даллесом, но не работал на него. Он скорее использовал главу ЦРУ в своих личных интересах. На самом деле запугивание Уильяма Бентона отставанием имело своей целью продвинуть создание документальных обучающих видеоматериалов, которые должны были закупить у его компании.

Коридор спецшколы №1 | Фото: LIFE

Для доказательства эффективности такого вида обучения Бентон даже нашел пример: в Харьковском университете было отснято около 300 часов лекций преподавателей, которые уже тогда включали на парах советским студентам с помощью проекторов. Нечто подобное Бентон хотел провернуть и в США. Просто бизнес. Он даже заключил рамочный контракт с Уолтом Диснеем на продюсирование, но спустя пару лет все заглохло.

Мой отчет можно уложить в одну фразу. Я вернулся из СССР полностью убежденным, что образование становится основным театром противостояния в Холодной войне. Советские классные комнаты, библиотеки, лаборатории, методы обучения должны тревожить нас гораздо больше, чем водородные бомбы или самонаводящиеся ракеты доставки.

Конечно, Бентон отмечал не только хорошее в советской системе обучения. Он делал скидку на то, что ему предоставлялась только официальная информация, а реальная ситуация в СССР могла быть иной. Хотя он требовал от комиссии считать официальную информацию приоритетной, Бентон признавал и серьезную ангажированность и идеологическую направленность обучения.

Уильям Бентон с семьей | Фото: University of Chicago Library 1/6
Уильям Бентон с семьей | Фото: University of Chicago Library 2/6
Уильям Бентон с семьей | Фото: University of Chicago Library 3/6
Уильям Бентон с семьей | Фото: University of Chicago Library 4/6
Уильям Бентон с семьей | Фото: University of Chicago Library 5/6
Уильям Бентон с семьей | Фото: University of Chicago Library 6/6

Часы, потраченные на изучение марксизма-ленинизма-сталинизма, студенты могли бы занять освоением более практичных навыков, а многие теоретические предметы скорее требовали от ученика заучивать и зазубривать, нежели развивать критическое мышление. В школьных классах нет места дискуссиям. Ученикам старших классов нельзя поменять специальность, если вдруг они поняли, что душа не лежит к выбранному делу.

Но все эти "демократические мелочи" с лихвой перекрывались пользой, особенно для полувоенного соревновательного времени Холодной войны. США проиграли гонку в образовании, не успев в нее включиться.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share