Статьи

ФСБ против КаПо: как эстонская разведка пытается добыть российские секреты

13.1k
Комментарии 0
ФСБ против КаПо: как эстонская разведка пытается добыть российские секреты
Сергей Харламов

С развалом Советского Союза были нарушены связи на всех уровнях – государственном, бытовом, деловом. Семьи оказались разделены, а работники служб и ведомств попали в сложную ситуацию неопределенности. Эта неопределенность стала полем игры между российскими спецслужбами, созданными на обломках старой системы, и западными. Боролись за все – технологии, информацию и влияние. Но прежде всего борьба шла за людей. Ruposters разбирается в истории 20-летнего противостояния ФСБ и эстонских спецслужб.

В начале 90-х этнические эстонцы, которые после обретения независимости очень быстро покинули места расселения в Советском Союзе (Красноярский, Краснодарский края и Абхазию), порвали всякую связь с Россией. Однако потомки русских, направленных советской властью для индустриализации Прибалтийского региона, оказались разделенными с семьей. Многие работали в России в органах власти, служили в армии или в спецслужбах, а их родные остались в Эстонии, Латвии и Литве.

Постепенно этнические русские становились фактически людьми второго сорта. Получив паспорта с пометкой "иностранец", люди, которые все время находились на территории Прибалтики, оказались исключены из социальной и политической жизни региона. Их дети, в одночасье ставшие работниками враждебного "государства-оккупанта", вынуждены были приезжать и помогать финансово и морально пожилым и беззащитным перед политическими переменами людям.

Этим впоследствии воспользуется начавшая свое победное шествие полиция безопасности - "Кайтсеполитсай", сокращенно КаПо.

Политические игры

С обретением независимости Эстония начала активно строить свою государственность. Проблема возникла с институтами, которые должны были получить реальную власть в стране.

В 1993 году в Эстонии разворачивается конкурентная борьба. За влияние боролись "Эритэенистус" - государственная служба по охране высших должностных лиц – и созданная на базе МВД СССР Полиция безопасности.

Здание КаПо в Таллине

Надо сказать, это не была обычная борьба за бюджетное финансирование. История умалчивает о личных разногласиях бывшего мэра Таллина Эдгара Сависаара, имевшего определенные связи с охранной службой, и отца-основателя КаПо Юри Пихла. Однако доподлинно известно, что Пихлу удалось одержать верх. И не благодаря личным качествам и профессионализму, а истории, впоследствии названной "Эстонским Уотергейтом".

В августе 1991 года именно Эдгар Сависаар стал первым премьер-министром новой страны, однако уже в январе 1992 его правительство было вынуждено уйти в отставку.

"Обычно правительство уходит до срока, когда резко падает их поддержка в парламенте или среди народа. Наше правительство стало в этом отношении исключением. За несколько месяцев до отставки мы были на совершенно явном подъеме, поддержка правительства со стороны общественности росла, а не падала. <…> Отношение ко мне как к премьер­-министру улучшилось и среди неэстонцев... Может быть потому, что весной 1991 года Интердвижение еще обладало влиянием и изображало меня в глазах русского населения эдаким чудовищем, а к осени эта организация утратила в политической жизни Эстонии всяческое значение, и русское население стало постепенно менять ориентиры", - Эдгар Сависаар.

Похоже, что именно поддержка среди неэстонского населения сыграла с Сависааром злую шутку. Под предлогом начавшихся перебоев с поставками хлеба в эстонскую столицу его вынудили уйти с должности. Он пробыл три года на посту вице-спикера парламента, после чего стал министром внутренних дел. И вот здесь в игру вступает КаПо, которая провела внезапный обыск в одном из частных детективных бюро SIA. Были найдены записи телефонных разговоров различных политиков времен формирования правительства. В создании записей обвинили Сависаара. Ответственность за "пленочный скандал" взяла на себя помощник министра внутренних дел Вилья Лаанару, заявив, что вела записи разговоров по собственной инициативе.

Эдгар Сависаар

Но защитить министра не удалось, и политическая карьера Сависаара закончилась:

"Думаю, если бы не эта история, то через год я стал бы президентом республики. Надо было вывести меня из этой игры, чего и добились".

Но не закончилась подрывная деятельность КаПо. В 1996 году российская ФСБ представила общественности показания некоего Генриха Дысса, который должен был сыграть роль руководителя пророссийского бандподполья. Дысс появился внезапно, всем давал интервью, разыгрывая бурную антиправительственную деятельность.

Когда Дысса поймали в центре Москвы, он сразу признался, что работал на "полицаев" еще с 94-го года. Они поручили ему выявить русскую террористическую группировку, для чего он вступил в отделение ЛДПР. Но оказалось, что никакой группировки не существует. Не можешь контролировать – возглавь, и эстонцы поручили Дыссу эту группировку создать и провести несколько акций на территории Эстонии.

"Пять-шесть дурачков найти не проблема. Все элементарно. Надеть форму, дать оружие, но все это надо заранее отрепетировать, подготовить. Когда демонстранты проводят пикеты, рядом полицейские машины стоят. Вот удобный случай. А насчет оружия затрудняюсь сказать... Тут нужны автоматы. Можно провести их через российское посольство диппочтой", - признавался Дысс.

Бравые сотрудники КаПо должны были предотвратить террористический акт и укрепить свое положение внутри страны, но Дысс не успел ничего сделать. КаПо еще потом попытается заставить "ценного сотрудника" записать на диктофон разговоры в российском посольстве, но Дысс потеряет микрофон и сбежит в Россию.

Юри Пихл

Кто же такой этот загадочный Юри Пихл? Он успел отметиться во времена существования Эстонской ССР. Инспектор 7-го отдела МВД СССР, затем начальник отдела криминальных расследований УВД Таллина, "главный по проституткам и фарцовщикам" в таллиннском гостиничном комплексе. Неизвестно, как у него возникла такая любовь к "плащу и кинжалу". Бывшие сотрудники третьего отдела КГБ ЭССР унесли эту тайну с собой – кто в могилу, а кто на пенсию.

Юри Пихл

Выходец из советского МВД подбирал себе соратников оттуда же. Из-за низкого доверия и даже отвращения к сотрудникам Госбезопасности, оставшимся на территории бывшей ЭССР, на работу настоящих специалистов брали неохотно, не назначали на высокие должности. Пихл расставил на руководящие места в первую очередь своих знакомых и этнических эстонцев.

Среди его ближайших сподвижников оказалась бывший офицер МВД Эстонии Зоя Тинт, имеющая, кстати, русское происхождение: у сотрудницы 1-го Главного бюро "Кайтсеполитсай" целых три фамилии – Тинт, Куденко и Смирнова.

Пример якобы добытых секретных российских документов. Ошибки на бланках бросаются в глаза

Именно через Зою Тинт Юри Пихл осуществлял координацию с резидентом британской разведки Ми-6 Пабло Миллером, работавшим под прикрытием 1-го секретаря посольства Великобритании в Эстонии.

Собственно, вторая причина возвышения КаПо – активное сотрудничество с британской, американской и шведской спецслужбами, которые поставляли гордым и независимым эстонцам технологии и пытались обучать новичков тонкостям оперативной работы. Как позже выяснится, после обучения эстонская контрразведка больше будет похожа на обезьян с гранатами, чем на прибалтийских Джеймсов Бондов.

Вербовка

В активе КаПо, справедливости ради, есть и борьба с оргпреступностью, бандитизмом и наркотиками, но в памяти потомков "капошники" будут ассоциироваться с другим.

До 94-го года на территории Эстонии находились российские войска, которые стали главной и любимой мишенью для западных партнеров капошников. Пихл и его ближайшие соратники, в числе которых оказались Райго Хаабу, Сергей Мельник, Айво Пыльсдам и многие другие, отработали идеальную вербовочную схему – военнослужащим давали выбор: либо у их родственников внезапно обнаруживаются различные проблемы вплоть до уголовных обвинений и закрытия въезда в Эстонию, либо военнослужащие соглашаются сотрудничать.

Схема вербовки была достаточно топорна. Приехавшему в отпуск к родственникам на территорию Эстонии внезапно поступал звонок, человека просили выйти "на разговор", в ходе которого на жертву оказывали невероятное психологическое давление. Беседа шла о родственниках, которых только что видел приехавший россиянин. Ему предлагалось сотрудничество в обмен на спокойное проживание членов его семьи на территории Эстонии. И так – раз за разом.

Известен эпизод, в ходе которого военный врач Сергей Бактюков во время поездки в Таллин к другу на одной из дружеских посиделок столкнулся лицом к лицу с самим Юри Пихлом. После беседы о трудностях службы Пихл познакомил Сергея со своим заместителем Алусом Алдисом, который также расспрашивал Бактюкова о родственниках и работе врачом.

Алус Алдис

Когда Бактюков приехал к другу в очередной раз, на него вышли рядовые сотрудники КаПо, в жесткой форме объяснив, что он уже раскрыл секретную информацию и обязан работать на них, иначе в России его посадят. Врач был очень удивлен, потому что ни к каким секретам доступа не имел. Капошники не отставали и предложили ему завербовать собственного сына, учившегося на тот момент в военном училище. Бактюков был шокирован такой наглостью. Он уехал из Эстонии, обратился в ФСБ и перестал ездить к другу в Таллин.

В конце концов КаПо выстроила впечатляющую по своим масштабам вербовочную базу, однако она была не приспособлена к реальной оперативной деятельности – непрофессионалы совершали грубые ошибки и проколы.

Количество псевдошпионов исчислялось десятками за всю историю независимости Эстонии. Общественности известно лишь о некоторых. Большинство из них ФСБ без особого шума пинками загоняла по другую сторону границы.

Игры в шпионов

Первым известным шпионом стал человек с позывным "Хендрик". Вилле Сонна сняли с дерева, когда он в октябре 1998 года осуществлял фотосъемку на псковском военном аэродроме. Помимо этого, у Вилле Сонна было ответственное задание – достучаться до интересовавшего эстонцев сотрудника ФСБ, но ничего не получилось.

Самое интересное, Сонн после этого приезжал в Россию еще много раз и даже устраивался работать преподавателем эстонского языка в псковском институте. Но никаких планов по вербовке двойных агентов он уже к тому времени не имел.

Второго шпиона раскрыли публике примерно через полгода. В апреле 1999 года этнический русский Петр Калачев был задержан при получении информации от своего связного в центре Пскова. Документы касались боевой подготовки 234 парашютного полка дивизии ВДВ.

После задержания разразился первый классический международный скандал, в ходе которого Служба Информации при эстонском МИДе полностью сменила руководство. Высланный в Эстонию горе-шпион позже был задержан эстонской полицией при попытке перепродать крупную партию оружия.

У эстонских шпионов были постоянные проколы на незаметной съемке. В 2002 году всплыло дело Игоря Вялкова, "Лисенка" с фотоаппаратом. Вялков был работником одного из КПП на псковской границе, знал многих сотрудников пограничной службы ФСБ и вообще был очень общительным человеком.

Игорь Вялков в суде

Настолько общительным, что вышел на КаПо сам, предложив свои услуги. Он представился им высокопоставленным чекистом, прикомандированным к погранслужбе из Центра, и даже изготовил фальшивое удостоверение. Капошники живо поверили Вялкову и тут же начали требовать от него серьезной информации. Куратором такого ценного кадра стала сама Зоя Тинт.

Вялков учился в адъюнктуре Академии погранслужбы и под предлогом написания диссертации потребовал допуска к ведомственным архивам ФСБ. Для этого он обратился к руководству Псковского управления с официальным уведомлением о просьбе предоставить несколько изданий. За работником КПП, до этого не выдававшем в себе никакой тяги к науке, установили слежку.

Оперативники зафиксировали встречи Вялкова с капошниками на границе и решили поймать его с поличным. Для этого ему выделили кабинет и дали несколько экземпляров из архивов. Как только оперативники вышли, Вялков радостно стал фотографировать страницу за страницей. На этом его и повязали – "Лисенок" получил 10 лет тюрьмы.

Что интересно, Вялков просил и получил издания, никак не связанные с Эстонией. В документах содержалась информация об операциях на Дальнем Востоке. Эстонии они ни к чему, а вот западным кураторам могли бы очень помочь.

В 2006 году от одной из воинских частей в ленинградской области поступил сигнал об эстонском бизнесмене Аллане Сааре. Саар был подозрительно навязчив и все время пытался подружиться с офицерским корпусом военной части.

Фото паспорта 45-летнего Аллана Саара

После недолгого наблюдения за объектом российской контрразведке стало очевидно, что бизнесмен пытался выудить секретную информацию. Оперативники нагрянули к Саару в отель рано утром – тот даже не успел одеться. Ему зачитали уведомление, и он прямо там, стоя в одних трусах, признался, что работает на КаПо.

Более того, Саар признался, что из-за отсутствия результатов ему часто угрожали сотрудники полиции безопасности. Его часто отзывали на "профилактические беседы", одна из которых закончилась в одиночке. Там он просидел сутки без пищи и воды.

Успехи ФСБ не прошли незамеченными для западных партнеров. В 2007 году в КаПо начинается большая чистка. Прямо как в шпионских романах Джона Ле Карре: литературный прототип сотрудника Ми-6 в одном из его произведений ночами просиживал штаны, обложившись личными делами своих коллег.

Чистка в итоге закончилась поимкой Алексея Дрессена и Владимира Вейтмана. Прямо из-под носа замдиректора КаПо Александра Тоотса в Россию бежит Уно Пуусепп, который 20 лет водил за нос всю структуру КаПо.

Уно Пуусепп, кадр из документального кино НТВ "Наш человек в Таллине"

Бывший КГБшник, Пуусепп устроился работать в КаПо специалистом по радиоэлектронике, потому что никто, кроме него, не был знаком с технологиями, доставшимися в наследство эстонским чекистам. Он проработал в эстонских спецслужбах всю жизнь и спокойно уволился по выслуге лет.

Именно он сливал информацию о планах западных разведок Федеральной службе безопасности, его связным был Николай Ермаков. По его наводке были осуждены и выдворены несколько шпионов, в том числе "крот", сотрудник СВР Валерий Оямяэ, работавший на уже известного Пабло Миллера. Оямяэ был осужден на семь лет.

Уно Пуусепп также предотвратил утечку информации из российского посольства - АНБ пыталось "врезаться" в российский коммуникационный кабель в Таллине.

В Эстонии заявляют, что доступа к информации у Пуусеппа о западных коллегах не было:

"Насколько я знаю организацию работы ПБ, то к той информации, о которой он рассказывает, у него доступа не было. Это касается, например, отношений НАТО и США. Кто же допустит к этой информации бывшего сотрудника КГБ?" - Айн Сеппик, бывший глава МВД Эстонии.

Тем не менее дело на Пуусеппа завели.

Вейтмана посадили по ошибке на основании "веских и разноплановых улик", которых никто не видел, а за Алексея Дрессена Федеральной службе нужно было отвечать. И ФСБ ответила.

В 2014 году в результате уникальной спецоперации на границе Псковской области поймали шпиона Эстона Кохвера. Он зашел на территорию России всего на пять метров, чтобы получить информацию от подставного связного, но этого хватило, чтобы поймать шпиона, дезориентировав его дымовой шашкой. Он получил 15 лет тюрьмы и 100 тысяч рублей штрафа за шпионаж и контрабанду оружия.

Кохвера обменяли на Дрессена в конце 2015 года. Все как в кино о советских шпионах: на перекрытом мосту встретились две группы и обменялись людьми.

Сейчас в России в Лефортово содержатся еще два шпиона, работавших на эстонскую разведку. Первый – житель Эстонии Арсен Мардейлашвили, которого поймали в середине 2016 года. Он подозревается в сборе секретной информации.

”По данным ФСБ России, Мардалейшвили по заданию департамента охранной полиции МВД Эстонии целенаправленно собирал секретные сведения военного характера в отношении Вооруженных сил России, утечка которых за рубеж могла нанести ущерб обороноспособности государства”, — отмечается в сообщении ФСБ.

Арсен Мардейлашвили

Второй обвиняемый – бизнесмен Райво Суси, также подозревается в шпионаже, но он уверен, что дело на него завели из-за бизнеса по продаже самолетов.

"Даже сама по себе попытка собирать какие-то сведения, получать информацию уже может быть квалифицирована как шпионаж. Так как основной его вид деятельности связан с приобретением и продажей продукции двойного назначения, видимо, с этим связано и то, что возникли к нему претензии", - считает адвокат предпринимателя Аркадий Толпегин.

Можно только гадать, сколько таких профи есть в запасе у эстонской стороны. С каждым годом руководство КаПо становится все хитрее. Но всегда нужно помнить, что эти эпизоды – лишь часть общей картины непрекращающегося шпионского противостояния России и Запада.

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share