Мнение

На границах вирус ходит хмуро: кто контролирует потоки нелегальных мигрантов в условиях пандемии

На границах вирус ходит хмуро: кто контролирует потоки нелегальных мигрантов в условиях пандемии
Елена Кондратьева-Сальгеро

В начале марта Эрдоган предупредил ЕС, что скоро к его границам хлынут миллионы беженцев. Он пригрозил, что не закроет границы до тех пор, пока Евросоюз не выполнит свои обещания по финансовой поддержке и по отмене виз для граждан Турции. Греки отказались пускать хлынувший поток мигрантов, на границе начались стычки. И о них сообщали до тех пор, пока коронавирус не вытеснил все другие новости. Между тем проблема беженцев связана с пандемией самым прямым образом. Подробнее — в материале Елены Кондратьевой-Сальгеро. 

В сегодняшних чрезвычайных условиях классическая истина "кто про что, а вшивый про баню" самообнулилась и отныне читается "кто про что, но все про вирус": вирус и его влияние на прорехи в здравоохранении, вирус и его последствия в экономике, вирус и его способность обнажать суть всего сущего и каждого в отдельности. Вирус и мы. Мы и вирус. Мир после вируса. Вирус после мира...

Основное достижение вируса на сегодня — наглядное доказательство полного отсутствия границ. Поэтому не торопитесь отмахнуться традиционным "над нами не каплет". Неровен час, закаплит, пока вы отмахиваетесь.

Итак, отмечаем очевидное: среди великого многообразия поднятых вирусом тем и сюжетов один из самых ходовых — тот, что вплоть до начала коронавирусового похода по странам и континентам так "животрепетал" во всех западных СМИ — вдруг пропал и более практически не появляется на волнах радио, телевидения и печати. Вирус и мигранты. Что, где, когда и как с ними co всеми?

Мы ведь остановились на самом интересном: когда орды выпущенных Эрдоганом беженцев, прорываясь в Евросоюз, атаковали греческие границы, a местное население (фермеры на тракторах и добровольцы, вооруженные буквально кто чем богат) было уже не в силах сдерживать натиск ватаги молодых парней, желающих "окна в Европу", и неожиданная помощь пришла откуда не ждали.

Стремящиеся в ЕС беженцы на турецко-греческой границе

Две недели назад, пока греческий премьер Кириакос Мицотакис судорожно договаривался с австрийским канцлером Себастьяном Курцем в Вене, а тот, в свою очередь, пытался уломать Евросоюз, — Польша и Австрия послали по сотне полицейских на север Греции и пообещали прислать больше сразу по достижении договоренности. 22 полицейских на эту передовую тогда же отправил Кипр…

После чего в Европе уже всерьез на полную катушку грянул коронавирус, и более никаких новостей с греко-турецкой границы не поступало. Уверена, что вы и о греко-турецком противостоянии на границе не слышали, и все прочие проблемы, поднятые по тревогe в мигрантских нелегальных "лагерях", до вас не дошли. Как и мысли о самопроизвольно распространяющейся там инфекции. Потому что нелегальная миграция до сих пор касалась исключительно лично причастных. А вот нелегальная инфекция, по вполне понятным причинам, внезапно касается всех.

За последние две недели обязательного карантина, сразу после объявления властями Франции "Великого Затвора", никаких новостей о ситуации в лагерях нелегальных мигрантов, по всем границам и внутри европейских территорий практически не поступало. Если, конечно, не считать новостями краткие и сумбурные сообщения о мигрантском лагере в многострадальном городе Калэ (более 2 000 беженцев на севере Франции), где местные волонтеры и ассоциации выражали серьезную тревогу относительно чисто технических возможностей изоляции проживающих в лагере, а также общего санитарного состояния окрестностей.

Знаменитый лагерь "Джунгли" в Кале, существовавший с 1998 года. Власти снесли его и расселили более 8 тысяч его обитателей в конце 2016 года

Аналогичные проблемы немедленно полыхнули повсюду, вплоть до Парижа и пригородов, где не только бомжи, но и многочисленные нелегальные "поселения" пробившихся до самой французской столицы мигрантов, можно сказать, старательно культивируют все ту же опасность. Каким образом и кому удастся "изолировать" людей, проживающих на улице, в вопиюще антисанитарных условиях и имеющих обыкновение делить не только посуду, но и самокрутки, — представить откровенно трудно. А реализовать и вовсе невозможно.

На второй неделе карантина, 24 марта, был эвакуирован первый припарижский лагерь нелегальных мигрантов (более 700 человек). Я опускаю душераздирающие подробности и описание условий, в которых до того дня проживали эти люди. Уточню только, что тех, кто не "эвакуировался" из лагеря самостоятельно, до прибытия полиции, и кто сегодня продолжает свое личное, никем не контролируемое продвижение по территории Евросоюза, разделили на группы, пообещали медицинский осмотр и распределение по новым местам проживания — кого в отели, кого в спортзалы, срочно оборудованные самым необходимым, как в случае стихийных бедствий.

Никаких цифр по возможному заражению среди мигрантов в прессе до сих пор не появлялось. 25 марта в нескончаемом потоке "коронаинформации" мелькнула и пропала тревожная новость о попавших в ловушку тысячах африканских мигрантов, которых сейчас "удерживают" в лагерях на территории Ливии. Большинство из них были отловлены при попытках пересечь Средиземное море. По признанию всех наблюдателей, надежды на очередные попытки они не оставили.

Беженцы пересекают Средиземное море в надежде попасть в Европу

Официальный представитель ливийской комиссии по правам человека Валид Эльуэдери признался: учитывая условия их содержания в наспех построенных "лагерях", в случае распространения вирусной инфекции спасти этих людей будет невозможно.

Необходимо закрыть эти концентрационные лагеря смерти, — сказал г-н Эльуэдери. Нужно помочь этим людям вернуться в свои страны. И помочь всем тем, кто желает получить убежище в Европе.

Иначе говоря, г-н Эльуадери не только не сказал ничего нового и реально выполнимого по сравнению со всеми предыдущими призывами и панегириками о мигрантах. Но в настоящих условиях еще и уподобился вопиющему в пустыне, поскольку размах карантина, с некоторых пор перешедшего в стадию почти военного положения, обязывает любое государство прежде всего оказывать посильную помощь легальным жителям и только потом позволять себе благотворительность.

А между тем, любому лично заинтересованному государству равно хорошо понятно: если только не бросить специальные силы быстрого реагирования ко всем морским и земным границам, через которые давно идет непрекращающийся поток нелегалов с африканского континента, распространение переносимой им инфекции остановить будет невозможно.

Для наглядности: только в одной африканской стране Буркина-Фасо, где бесперебойно идут атаки джихадистов и физически невозможен никакой контроль над чем бы то ни было, насчитывают 765 000 внутренних беженцев, к коим следует прибавить более 30 000 беженцев из соседнего Мали. В Республике Чад находятся лагеря с более чем 600 000 беженцев из Судана, Нигерии и Центральноафриканской Республики.

Лагерь африканских беженцев | Фото: Ali Mhenni

Представьте реальные возможности санитарного или военного контроля над содержанием и перемещениями всех этих людей в случае пандемии. Затем вообразите до сих пор одинаково реальные возможности проникновения африканских нелегалов в Европу при обычном пограничном разгильдяйстве евросоюзников и сделайте те выводы, которые позволит вам ваше мужество в паре с трезвым воображением. 

Напоследок вспомните совсем свежее леденящее души сообщение о покинутых в панике и оставленных умирать пациентах в испанском доме престарелых. И сравните с покинутой всеми СМИ в точно такой же панике ситуации на греко-турецкой границе. С ордами вольноотпущенных Эрдоганом мигрантoв, встречаемых единственным сопротивлением местных фермеров и сотни полицейских. Ни дать ни взять прямая аллегория: явление коронавируса народам планеты Земля…

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share