Мнение

Пусть говорят врачи: почему состояние Навального не тема для европейских политиков

12.3k
Пусть говорят врачи: почему состояние Навального не тема для европейских политиков
Дмитрий Лекух

Немецкая клиника "Шарите" выпустила официальное сообщение о состоянии Алексея Навального. Он по-прежнему в коме в отделении интенсивной терапии, но угрозы его жизни нет. Исследования указывают на интоксикацию субстанцией группы ингибиторов холинэстеразы. Блокирование холинэстеразы подтверждено несколькими анализами, но конкретное вещество, которое это могло вызвать, не обнаружено. Окружение Навального сразу же заявило о том, что политика отравили, а европейские чиновники потребовали наказать виновных. Дмитрий Лекух — о том, как вера и убеждения заменяют факты и логику. 

Должен сразу сказать: ни смеяться, ни иронизировать, ни ерничать по поводу произошедшего с человеком Алексеем Навальным сначала в бескрайнем сибирском небе, потом в клинике Омска с продолжением в германской клинике "Шарите" совершенно точно не хочется. Хотя окружение его, как кровнородственное, так и политтехнологически-медийное, дает для этого поводов преизрядно.

Поэтому давайте определимся сразу: есть сравнительно молодой и внешне вполне здоровый мужик, с которым случилась конкретная беда — он свалился с приступом. Основной рабочий диагноз — нарушение обмена веществ, вызвавшее резкое понижение сахара в крови. Т.е. так называемая гипогликемическая кома. И этот диагноз, поставленный омскими медиками, никем не оспаривается, исследуются лишь возможные причины заболевания: немцы считают, что это вызвано отравлением неизвестным веществом, по клинической картине из группы ингибиторов холинэстеразы.

Лечившие его раньше омские врачи с этим не согласны, но лично для Навального это вообще ничего не значит: лечат-то не причину, лечат болезнь, а здесь германские медики с сибирскими трогательно единодушны и продолжают давать оппозиционному блогеру прописанные еще в Омске препараты, в том числе атропин, который ему включили в лечение еще в Сибири. И если этот анамнез и выбранный омскими врачами способ лечения подтвердятся (а я не вижу пока никаких оснований, чтобы они не подтвердились), то первое, что Алексею нужно будет сделать, — поехать в Омск и поклониться в ноги местным медикам, они его реально спасли. Вне зависимости от того, чем был вызван приступ: таинственное ли это отравление или нет. Гипогликемическая кома сама по себе штука вполне смертельная. Любой человек даже с самой легкой формой диабета наизусть учит, когда ему врачи объясняют, как контролировать уровень сахара в крови: высокий сахар убивает годами, низкий — в течение десяти минут. Поэтому то, что называется "Навального стабилизировали", — по-русски говоря, вытащили с того света. Ну, и слава Богу. В настоящее время он находится в искусственной коме, но непосредственной угрозы жизни уже вроде как нет. Дай ему Бог из этой ситуации выбраться, причем с наименьшими потерями.

Навального перевозят в клинику "Шарите"

Но есть, как вы понимаете, и другая сторона вопроса. Приступ Навального, разумеется, стал событием, на которое, как сову на глобус, сейчас старательно натягивают самую разнообразную политическую мотивацию. Событием, которое уже существует само по себе, самостоятельно разгоняя себя как часть информационного пространства. И именно так его и надо воспринимать.

И не надо стесняться называть вещи своими именами: собачья свадьба, которую устроили "родные и близкие" вокруг бессознательной тушки больного, — она именно что собачья свадьба и есть. И никак по-другому это явление культурной и социальной жизни назвать просто нельзя. Равно как и то, что раскручивается сейчас европейскими бюрократами и европейским же медийным сообществом. Замечу, кстати, что еще во время нахождения Навального на лечении в Омске Европейский суд по правам человека в течение буквально нескольких часов сделал экстренный запрос с требованием транспортировки Навального из России в Германию. Это происходило в момент, когда состояние Навального было неясно, по заявлениям его лечащих врачей, он вплоть до вечера четверга находился в нестабильном состоянии. Тогда же появляются данные о готовности Франции предоставить блогеру политическое убежище, руководители МИД Франции и Германии выступают за расследование "отравления" — хотя еще не было никаких данных об этом.

Ну, и вишенка на торте — крайне тенденциозное заявление верховного представителя ЕС по дипломатии Борреля, который просто "констатирует": Навальный был отравлен. Хотя даже в весьма путаном и построенном только на "клинической картине" (без химических следов вещества) релизе Charite про отравление нет ни слова — речь идет о признаках интоксикации, причем веществом, которое может находиться в крайне широком спектре препаратов.

Я уже не говорю про передовицы европейских газет: мы уже как-то привыкли, что, чтобы обвинить в чем-то Российскую Федерацию, достаточно просто события, никакие логические конструкции и — ишь чего захотели! — уж тем более доказательства для этого дела совсем даже не нужны.

Результат, что называется, на лице. Простите, чисто для начала, господа обвинители, с какого такого перепуга "кровавый режим" (опустим тот медицинский факт, что, несмотря на всю "кровавость", он даже в данном конкретном случае какой-то чересчур вегетарианский) мог вообще хотеть этого, крайне удобного ему, исполнителя травить или вообще желать ему хоть какого-нибудь зла. Персонаж-то, простите, насквозь знакомый, понятный любому бюрократу, как сатиновые мужские советские трусы за тридцать копеек.

Сейчас вот, кстати, мучайся, расти ему в срочном порядке смену: глупо отрицать, что в своей "социальной нише" Алексей Навальный был любой действующей власти крайне полезен. Не говорю уж про его договороспособность, о которой просто легенды ходят даже во вполне родственной ему как бы оппозиционной среде.

Да и возникни такая реальная нужда у власти убрать блогера с горизонта, у нее не было б ни малейшей нужды выдумывать вот такую удивительную экзотику: достаточно щелкнуть пальцами и изменить режим с "подписки о невыезде" на "содержание под стражей". И можно спокойно встречать пациента в любом столичном аэропорту. И зачем себя, простите, тогда этими вот мелодраматическими подробностями утруждать?

Кстати. Что самое здесь примечательное и почему я довольно уверенно именую "хор поддержки" именно собачьей свадьбой: сей очевидный факт понимает не только действующая власть и сохраняющее вменяемость подавляющее большинство населения страны. Прекрасно понимает это и само окружение оппозиционера вместе с зарубежными партнерами и даже кураторами. Просто ему "завели органчик", вот оно и продолжает орать.

Заголовок Tagesschau "Навальный мог быть отравлен"

Даже не понимая, что в данной ситуации неизбежно встает вопрос: ежели отравление "оппозиционного лидера" все-таки было, а действующей власти это очевиднейше невыгодно. То тогда, простите, кто этот наследник традиций Медичи в истории демократической оппозиции нашей с вами страны? Вопросы…

Есть такое подозрение, что при поиске причин происходящего в настоящей реальности, а не в пространстве информационном, где фейки так старательно переплетают с подлинной информацией, что их без стакана и не различить, — имеет смысл воспользоваться не советами современных "технологов". А принципом, еще в первой половине XIV века блистательно сформулированным францисканским монахом и философом Уильямом из Оккама, что в Южной Англии: "Не следует привлекать новые сущности без крайней на то необходимости".

Если тяжелейший приступ Навального можно легко объяснить вполне естественными причинами (а гипогликемия штука отнюдь не экзотическая), то о любом отравлении как о "дополнительной сущности" можно говорить только в случае наличия в анализах той самой отравы, о чем речи сейчас ни фактически, ни даже теоретически не идет.

И в этой ситуации заявление германских медиков кажется как минимум чересчур смелым. О чем им их сибирские коллеги несколько удивленно и напомнили. Впрочем, это очень хорошо, что пока спорят именно медики. На данном этапе политикам, по-хорошему, в этом споре нет даже места. Пусть говорят врачи.

Последние новости Донбасса: