Мнение

Фундаментальный разлом на уровне "цивилизационных подходов"

Фундаментальный разлом на уровне "цивилизационных подходов"
Дмитрий Лекух

Основной тезис выступления президента на площадке дискуссионного клуба "Валдай" довольно прост и одновременно абсолютно безжалостен: нынешние "противоречия России с современным Западом лежат не в идеологической или экономической плоскости, а в основополагающих принципах отношения к самой жизни и ее устройству". Дмитрий Лекух — о серьезном разломе между цивилизационными подходами России и Запада.

Вряд ли для кого секрет, что в начале своей президентской карьеры Владимир Путин, питерский политик с бэкграундом в виде работы у Анатолия Собчака, был, скорее, "государственно мыслящим умеренным либералом". Да и сейчас этой повестке, в общем, симпатизирует.

Просто любой человек, в том числе и крупный политик, крупный государственный деятель, — это в том числе плод свалившихся на него жизненных и чисто мировоззренческих обстоятельств. А политик мыслящий, даже если ему симпатично либеральное мировосприятие, к тому же не может не пытаться анализировать природу пожирающего столь симпатичную когда-то любому русскому человеку, "западную цивилизацию" системного — и далеко не только экономического — кризиса. Порожденного в том числе и приведшей к общественному расколу чисто мировоззренческой катастрофой. И не может не примерять последствия этой потенциально глобальной катастрофы на свою собственную страну.

Тут все просто. Выступая на "Валдае", Владимир Путин не просто так раскритиковал так называемую новую этику, которую Запад, точнее, страны англосаксонского мира откровенно навязывают всему остальному, где-то покорному, а где-то и весьма изумленному происходящим человечеству. Для нас это своеобразное déjà vu: Россия уже проходила это, когда в СССР пытались — близкими, кстати, методами — создать "новую мораль".

Двадцатые годы прошлого века были в этом плане достаточно показательными: движения "Долой стыд!" и всерьез обсуждаемое право комсомолки "отказывать комсомольцу" оставили воистину неизгладимый след в народной памяти. Слава богу, поигравшись некоторое время с этой "новой моралью", мы все-таки вернулись к здоровому консерватизму и важности семейных ценностей. На которые теперь — и весьма агрессивно, надо отметить, — покушается сейчас уже "новая этика". Но для нас-то этот мировоззренческий радикализм новых западных прогрессистов уже давно устарел.

Что тут можно сказать. Современные формы борьбы за равноправие и против дискриминации на Западе уже давно и далеко не одному Владимиру Владимировичу весьма напоминают карикатуру на пережитую нашим народом советскую эпоху, когда большевики пытались изменить "само представление о том, что такое человеческая мораль". А то, что с какого-то перепуга именуется западной медиаобщественностью "дискуссия о правах мужчин и женщин", Путин прав, в ряде европейских, да и не только европейских, но просто следующих "западным курсом", стран превратилась "в совершенную фантасмагорию".

И нам с этими ребятами совершенно точно не по пути. При этом ситуация с мировоззренческим расколом (а "новая этика" неприемлема не только для России и/или Китая, она неоднозначна и внутри самого западного социума) обостряется еще и системным экономическим кризисом, в который — во многом стараниями тех самых западных (европейских, по крайней мере, совершенно точно) элит — человечество, судя по всему, все же уже просто по факту вползло.

То, что начиналось как едва ли не случайная ценовая флуктуация на европейских рынках, связанная с вполне политическим, а не экономическим противостоянием части европейских элит российско-германскому газопроводу Nord Stream 2, по факту перерастает во вполне реальную глобальную турбулентность, связанную опять-таки с вещами вполне фундаментальными. С тем, что президент определил как "капитализм не работает", и это отнюдь никакое не пропагандистское и не идеологическое клише.

Давайте откровенно: энергодефицит на европейских рынках было довольно легко заранее предвидеть и, следовательно, предотвратить. Было известно и было понятно все: и снижение собственной добычи газа в Европе, и истощение месторождений в Норвегии, причем буквально до цифры. Было прекрасно понятно и то, что премиальные рынки Юго-Восточной Азии ожидает бурный восстановительный рост, который неминуемо приведет к не менее бурному росту цен на СПГ.

Посчитать подобного рода ситуацию мог бы не то что матерый биржевой аналитик — любой студент-третьекурсник. Но никто себя этим даже не утруждал, ведь на газовые рынки ЕС был внедрен универсальный и фундаментальный рыночный механизм "спотовой" биржевой торговли. Который и принес по итогу европейской экономике настолько замечательный результат.

То есть, когда президент Путин говорил: "Ваш капитализм сломался" — он имел в виду отнюдь не какие-то там высокие рыночные материи. А вполне конкретный и вполне ошеломляющий результат.

И когда Путин говорит, что "существующая модель капитализма, а это сегодня основа общественного устройства в подавляющем большинстве стран, исчерпала себя" (с), он, как человек вполне твердо стоящий ногами на земле, говорит о вещах абсолютно практических. И отнюдь не случайно в качестве примера того самого капитализма, который не работает, по словам президента, может служить кризис на энергетических рынках: это и есть проявление того, что фундаментальный принцип рыночной торговли, извините, "сломался". И это теперь уже не всегда и не во всех ситуациях годный инструментарий, что и было доказано на примере спотовых рынков вполне себе опытным путем.

И очень смешно проиллюстрировано примером из русской народной сказки про идиотов, пытающихся по советам старших и не очень добрых товарищей ловить рыбку в мутной студеной воде на свой собственный хвост. И, "кто тут волк", наверное, и не стоило уточнять. Но не это главное.

Главное все же — это тот самый "мировоззренческий раскол", потихоньку становящийся цивилизационным. Потому как горький исторический опыт подсказывает, что двум настолько различным подходам редко когда хватает места, чтобы ужиться на одной и той же земле. Вместе с тем любой кризис — это не только время лишений, но и время возможностей. И вот эта часть выступления российского президента вместе с наконец-то сформулированными положениями, помноженного на здравый смысл "умеренного консерватизма", все же внушает некоторый, пусть и осторожный, но все же исторический оптимизм. Нет, легко-то точно не будет, особенно с нашими доморощенными "адептами чистого рынка", что во власти, особенно на "среднем уровне", что в бизнесе, что в, Господи меня прости, "оппозиции". Но чужие глупости, по крайней мере, российская верховная власть повторять вроде как не намерена.

По крайней мере, судя по речи российского лидера на "Валдае", предпосылок к этому нет.

Поделиться / Share