Политика

Йон Хеллевиг: «Общественное мнение Запада беспрерывно готовят к войне с Россией»

Йон Хеллевиг: «Общественное мнение Запада беспрерывно готовят к войне с Россией»
Работающий в России более 20 лет финский юрист Йон Хеллевиг не выдержал потока западной антироссийской пропаганды и написал о ней разоблачительную книгу. Свобода слова на Западе давно кончилась, утверждает он, концентрация СМИ в руках корпораций и строгое выполнение ими правительственного заказа делает их органами пропаганды, а не журналистики. По мнению Хеллевига, конечная цель — подготовка населения стран Запада к войне с Россией. На западную пропаганду работают по хорошо оплачиваемому заказу и такие российские политики, как Немцов или Навальный. Однако даже такая массированная пропаганда не в состоянии полностью перекрыть путь правдивой информации.

«ЭТО ПРОСТО ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА»

— Почему вы решили написать книгу об антироссийской пропаганде в западных СМИ? Как вообще возникла эта идея? — Я работаю в Москве с 1992 года как юрист — мы сопровождаем коммерческие сделки, помогаем западным компаниям здесь работать. И пока я здесь работал, я постепенно стал замечать: то, что происходит здесь в России, совершенно отличается от того, что пишут финские и другие западные газеты. Можно отметить, что я владею семью иностранными языками — читаю английские, испанские, немецкие, французские, финские, шведские, русские издания. Я формирую мнение на основе широкого выбора. Сначала я думал, что журналист ошибся, потом опять ошибся. Но они же не могут все время ошибаться. И я стал понимать, что это просто антироссийская пропаганда. В 90-х годах это была просто антироссийская риторика, потому что западные страны тогда поддерживали Ельцина. Но после того как Путин пришел к власти, на втором году его президентства, западные государства разочаровались в нем, потому что оказалось, что Путин не будет марионеткой Запада, что у него своя политика и он хочет сделать Россию сильной. С того времени началась антироссийская политическая пропаганда с сильным политическим уклоном против Путина. Начали строить такой имидж, что Путин якобы диктатор, да еще «кровавый», хотя в России нет политзаключенных. Они столько об этом писали, что большинство людей на Западе готовы без малейшего сомнения принимать тот образ Путина и России, который им преподносят в СМИ. Раньше я просто наблюдал за этим как обычный зритель и читатель. Но после убийства Политковской я начал писать об этом, потому что тогда на Западе началась огромная медийная кампания. Намекали, что журналистку убили якобы по заказу Путина. Хотя здесь в России было совершенно очевидно, что такого не могло быть. Политковская не была никаким важным человеком. С самого начала она была проектом западной пропаганды. Я до этого заинтересовался ее работами и прочитал книгу Политковской, которая называлась «Путинская Россия». И это была совершенно бездарная книга. То, о чем она писала и как писала — было бездарно. У нее не было дара писательницы. Она писала нелепые истории о том, как где-то в Сибири зимой старый человек так замерз, что прилип к полу. И потом была история, как вызвали помощь и она не пришла. И все сюжеты такого рода. Во всех этих случаях Политковская обвиняла Путина, хотя прошло всего два года после его прихода к власти. Все-все, что могло плохого случиться в России, — во всем виноват один человек. Поэтому я написал статью, которая стала довольно популярной, с критикой Политковской. Потом после этого был случай с Литвиненко. Тоже начали обвинять Путина. И теперь мы знаем, что это тоже было совершенно нелепо. Похоже на то, что эти ребята сами хотели контрабандой вывезти полоний из Британии. Но не предусмотрели мер предосторожности и пострадали. Примерно в это время я написал статью, где сказал, что идет информационная война против России. По-моему, это было в 2007 году. И я считаю, что я первый, кто использовал этот термин — «информационная война». — Ну да, тогда как-то не принято было об этом говорить — иллюзия хороших отношений с Западом сохранялась. — Да, и поэтому не было большого резонанса на мою статью. Но сегодня все это понимают. У вас, как и у нас, было впечатление, что на Западе есть свобода слова. И, наверное, так когда-то и было на самом деле. Как ни парадоксально, свобода слова на Западе была благодаря Советскому Союзу. Потому что само существование СССР порождало многополярные взгляды — коммунисты, социалисты, центристы. И у всех была своя пресса, поэтому возникала дискуссия. Но когда Советский Союз рухнул, коммунисты и левые запаниковали и как-то сдались, а некоторые вообще перешли на другую сторону. Их пресса перестала быть чем-то существенным. И взгляды социал-демократов полностью совпали с правыми. И поэтому уже нет той дискуссии. Плюс к этому произошла концентрация владения СМИ. Я думаю, в каждой из западных стран есть три, максимум пять крупных медиахолдингов. Можно сказать, что это олигархи. А почти вся западная пресса корпоративная. Плюс к этому в мире три самых главных новостных агентства: Reuters, AP, ASB. У них на Западе практически монополия на новости. И большинство газет пишут так, как им передали агентства. Потому что мало у кого есть своя сеть корреспондентов в разных странах. И я вижу, что о России они пишут всегда примерно одинаково. И явно там есть договоренность, что писать. В таких условиях заниматься пропагандой очень просто. Владельцы важнейших СМИ встречаются и договариваются, какую проводить линию по тому или иному вопросу. И я не боюсь сказать, что считаю: спецслужбы здесь тоже замешаны: американские и британские. Именно там во многом формируется эта линия. Потом есть всякие ложные НКО типа Human Rights Watch, которые на самом деле никакие не общественные организации, а вполне себе государственные, созданные по заказу тех же спецслужб. Они готовят всевозможные доклады, составляют рейтинги.

«КОГДА ВОЗНИКНЕТ ПОДХОДЯЩИЙ МОМЕНТ ДЛЯ НАСТОЯЩЕЙ ВОЙНЫ, ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ БУДЕТ ГОТОВО»

— Кстати, о рейтингах. Один из часто упоминаемых в прессе рейтингов называется незатейливо — «Рейтинг счастья». Россия там постоянно на самых последних местах. Тоже наверняка не случайно. Это для того, чтобы нам в очередной раз понизить самооценку, мол, знайте свое место? — Не только. Главная задача подобных рейтингов — действовать на оценку западных людей, внушать им, что россияне плохие по всем критериям. Это делается для подготовки войны. Информационную войну можно считать «артподготовкой», чтобы в сознании западных людей постоянно был такой образ врага. Об этом очень точно написал Оруэлл в своем романе «1984» — ежедневные «двухминутки ненависти», «недели ненависти» против врага. И когда возникнет подходящий момент для настоящей войны, общественное мнение будет готово. Наконец-то надо наказать этих варваров. Видите, что произошло на Украине? Помните, что в России происходило в конце 90-х? Тогда были ситуации, когда вполне могли начаться военные действия. Что-то подобное могло быть в 2012 году — эти «болотные» события. Там были, возможно, 100 тысяч человек, максимум 150 тысяч, но представьте, если бы было полмиллиона? И случилось бы чуть больше насилия? Это могло пойти по тому же сценарию, который мы сегодня наблюдаем на Украине. — Один из наиболее ярких примеров антироссийской пропаганды — это Олимпиада в Сочи. Столько вылилось грязи, просто удивительно. Как вам это виделось из России? — Я тоже об этом писал. К тому же наша фирма работала на подготовку Олимпиады. Поэтому я знал весь процесс изнутри — я был там. Это, кстати, на самом деле даже хорошо — такая антисочинская пропаганда. Потому что это было настолько нагло и наглядно, что тогда почти все уже поняли, что это не может быть свободная пресса. Вышел доклад Немцова по заказу Запада о коррупции в Сочи. Потом три-четыре месяца спустя Навальный использовал тот же доклад — чуть-чуть изменил и подал как свой. Там они рисовали огромные цифры и говорили, что это коррупция. Самая главная ложь, что организовать Олимпийские игры стоило столько-то — порядка 40 миллиардов долларов. Дело в том, что это не стоимость организации Игр, а инвестиции в инфраструктуру: дороги, вокзалы, аэропорты, гостиницы. Я там считал, что они за два года построили больше гостиничных номеров, чем есть в Хельсинки вообще. Это как с нуля выстроить новый город. А все это сравнивали с бюджетом других Олимпийских игр, где создавалось только то, что нужно непосредственно для проведения соревнований. И это использовалось в качестве доказательства того, что такой огромный бюджет весь был разворован. Было очень смешно, когда финское государственное телевидение опубликовало новость, не как шутку, а как реальный факт, что в Сочи в туалетах висят знаки с запретом ловить рыбу в унитазе. Какой-то журналист отправил это по Twitter как шутку, ну а другие уже настолько верят в свою в собственную пропаганду, что даже ничего не проверяют. — Когда все реально увидели, как обстоят дела в Сочи, мнение как-то изменилось? — Это было настолько сильное впечатление, что многие, кто там был, потом откровенно признавались, что это просто фантастика и какую ложь нам преподносили в западных СМИ. Интересно, что именно спортивные журналисты, которые не входят в политический аппарат пропаганды, стали опровергать эту ложь. Они писали, что это лучшие Игры в истории, как здесь хорошо и как много всего здесь построили. А пропагандой занимаются в основном собственные корреспонденты западных СМИ, аккредитованные в Москве. Это их задание — писать пропаганду. И они накануне Олимпиады писали все это. А потом приехали спортивные журналисты и были не просто удивлены, некоторые даже явно были в шоке и гневе — почему столько лжи.

«ИМ ЗАПРЕЩЕНО ПИСАТЬ ПРАВДУ»

— Но разве сегодня возможен новый железный занавес? Есть интернет, в конце концов. Неужели можно всем людям так задурить голову? — Это действительно громадный парадокс. Можно свободно летать в любую страну, есть телевидение, интернет, но пропаганда в чем-то даже стала сильнее. Ее легче вести, чем в прошлом веке. Я думаю, есть примерно 20 процентов людей на Западе, которые сами активно ищут информацию и не верят всему, что им говорят. Но те, кто это делает, обычно не занимают руководящих позиций и не имеют влияния на общественное мнение. Зато интересно, что произошло на выборах в Европарламент в Британии. Там есть партия UK Independent, которая откровенно защищала позицию Путина, — это был один из главных пунктов предвыборной кампании, за что на них обрушились правительство и СМИ. Но потом они выиграли выборы. На немецком телевидении недавно проводили опрос: одобряете ли вы позицию Путина. И 89 процентов ответили, что одобряют. Но этот опрос тут же исчез с экрана и с сайта телекомпании. — То же самое сейчас происходит в связи с событиями на Украине. — Это часть той же кампании. И здесь они уже перешли все границы. Потому что западная пресса откровенно защищает фашистов. То, что произошло в Одессе, когда там сожгли несколько десятков людей, почти не освещалось в западных СМИ. Или шла откровенная ложь, распространяемая хунтой, что это были «русские провокаторы», которые приехали из России. Потом они зашли в Дом профсоюзов и сами себя там подожгли. Это равнозначно тому, чтобы сказать, что Холокоста не было, что они там тоже сами себя сжигали. Один из моих близких друзей хорошо знаком с редактором одной из ведущих европейских газет. И этот редактор как-то ему признался, что ему очень трудно, потому что они же знают, что там происходит — в смысле, на Украине, но им запрещено писать правду. — Достаточно проанализировать, какой поток информации о России идет. И действительно, не могут же все писать примерно одинаково. Как будто кто-то им диктует. Это же видно. — Диктуют владельцы вместе со спецслужбами. Я даже думаю, что во многом спецслужбы своими докладами пудрят мозги правительствам. Например, Обама, когда стал президентом, он же ничего не знал о России. И потом ему дали доклады. И вначале он верил в то, в чем он обвинял Россию, потому что ему это написали, что есть такие-то ущемления прав человека. А сейчас, когда Обама выступает, видно, что он говорит это несерьезно, как будто он уже понимает, что это неправда. — Я знаю, что вы едете в отпуск в Крым. Не могу не спросить, почему вдруг такой не совсем обычный для европейца маршрут? — Потому что Крым — это символ нашей борьбы. К тому же у меня по прямой линии от матери есть предок генерал Мартинау, который был героем Севастополя в Крымской войне. Также я хочу совместить приятное с полезным — воспользуюсь отпуском для изучение местного рынка: какие там есть возможности для бизнеса. Потом подготовлю доклад на эту тему. Я был в Крыму в 1992 году и в 2012. И интересно, что за 20 лет правления Украины в Крыму ничего не изменилось к лучшему. Сплошная разруха при полном отсутствии каких-либо инвестиций. Там не появилось ни одной гостиницы высокого европейского уровня. Никакой серьезный международный бизнес туда не пошел, так что хуже уже точно не может быть. Я как-то видел статистику, что из ВВП Крыма только 4 процента дает доход от туризма. Это говорит о том, что весь бизнес там был подпольный. Сейчас Россия ввела в Крыму особый налоговый режим — такие льготные условия, каких нигде в стране больше нет. И это выведет местный бизнес из тени, а значит, и существенно повысит уровень жизни. business-gazeta

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share