Статьи

От правдоруба до диктатора: как Лукашенко растерял имидж народного любимца

От правдоруба до диктатора: как Лукашенко растерял имидж народного любимца
Евгений Антонюк

Одним из самых громких событий этого лета на постсоветском пространстве стали выборы президента республики Беларусь. Александр Лукашенко оказывает сильнейшее давление на всех своих политических конкурентов и предсказуемо обвиняет "темные внешние силы" в стремлении дестабилизировать ситуацию в стране. Эти уловки уже давно стали традициями местного политического ландшафта и мало кого удивляют. США и Евросоюз традиционно не признают результаты выборов в стране более 20 лет, но все это не мешает Лукашенко оставаться у власти 26 лет. За эти годы выросло поколение людей, которые никогда не видели другого белорусского лидера. А те, кто застал эти времена, уже и позабыли о том, что когда-то Лукашенко был не батькой, как зовут его сторонники, и не последним диктатором Европы, как его называют противники, а оппозиционером. И уж тем более они позабыли о том, что начинал Лукашенко как убежденный демократ и борец с коммунистической номенклатурой. Евгений Антонюк — о том, как Лукашенко проделал путь от оппозиционного обличителя коррупции и коммунистических привилегий к бессменному лидеру государства, к которому с каждым годом у людей все больше вопросов.

Лукашенко предупреждает "майданутых"

От трудного подростка до талантливого политика

Карьера Лукашенко до начала политической деятельности была неровной. В 1977 году он вернулся из армии. В последующие 10 лет сменил восемь работ в разных сферах, не задерживаясь нигде дольше чем на 1-2 года. Трудно сказать, что именно было причиной такой нестабильности. В СССР людей, часто менявших работу, клеймили "летунами" и критиковали в СМИ и на партсобраниях. Возможно, дело было в амбициозности молодого выходца из провинции без связей, а может, причиной был задиристый и неуживчивый характер будущего президента. Сам Лукашенко позднее признавал, что в юности был трудным подростком и состоял на учете в детской комнате милиции.

За это время он успел поработать секретарем общества "Знание", секретарем комсомольской ячейки на одном из могилевских предприятий, политработником в военной части, заместителем председателя колхоза, заместителем директора фабрики стройматериалов, и, наконец, в 1987 году он занял должность директора одного из совхозов Шкловского района. Именно эта должность и принесла 33-летнему Лукашенко первую известность.

Как раз тогда начиналась перестройка, вводились разного рода инновации, и Лукашенко угодил в СМИ как один из самых активных проводников перестроечной политики, внедрив в совхозе арендный подряд. Про начинание Лукашенко написали в сочувственном тоне районные газеты. Его заметили даже в Москве, пригласив выступить на совещании по вопросам внедрения новых практик в сельском хозяйстве.

Получив имидж молодого и эффективного хозяйственника, Лукашенко решил перескочить сразу несколько ступенек, и в 1989 году замахнулся сразу на первые в истории СССР выборы на съезд народных депутатов. Главным козырем начинающего политика стала его молодость. Лукашенко еще не успел примелькаться, что в условиях той эпохи было колоссальным плюсом. Это сейчас на волне советской ностальгии брежневские времена воспринимаются как благословенный золотой век стабильности. А в середине и конце 80-х годов их именовали не иначе как застоем. Общество настолько устало от брежневских старцев, правивших страной не вставая с больничной кровати, что запрос на появление в политике новых лиц был колоссальным. Плюсом Лукашенко было то, что он не ассоциировался с номенклатурой, был молодым хозяйственником-инноватором, а такие люди в то время пользовались большой популярностью.

Лукашенко в молодости | Фото: 24smi.org

Кроме того, Лукашенко оказался прирожденным политиком. Он встречался с избирателями своего района едва ли не каждый день и смог создать весьма выигрышный образ "своего парня". Он говорил на простом языке, избегал канцеляризмов и официоза, избиратели видели, что перед ними человек из их среды, и с каждой новой встречей он заручался все большей симпатией.

Выборы закончились для Лукашенко неоднозначно. С одной стороны, он проиграл. С другой, он навязал крайне серьезную борьбу Вячеславу Кебичу, как сейчас сказали бы, кандидату от партии власти. За Кебичем был колоссальный административный ресурс — он занимал должность вице-премьера БССР. За Лукашенко была только бешеная активность молодого кандидата и его умение очаровывать избирателей. В итоге он проиграл могущественному Кебичу всего 5% голосов, что для "молодого выскочки" было невероятным успехом.

Борец с диктатурой и номенклатурой

Неудивительно, что уже на выборах в Верховный Совет БССР, состоявшихся в следующем году, Лукашенко легко и непринужденно одержал победу над всеми соперниками и стал депутатом. Как раз тогда обрела популярность тема борьбы с привилегиями, и Лукашенко с успехом оседлал эту волну, обличая "зажравшуюся партийную номенклатуру" и обвиняя ее в отрыве от трудового народа. Кроме того, он винил номенклатуру в том, что она искусственно тормозит в регионах перестроечные нововведения и внедрение рыночных практик.

В парламент Лукашенко пришел как обличитель упадочных нравов партийной номенклатуры и убежденный сторонник демократии. В своих выступлениях молодой политик критиковал партократию, которая старается закрепостить народ и "70 лет не давала ему жить свободно". Речи Лукашенко практически не отличались от речей лидеров антикоммунистических движений. В тот период Лукашенко и сам был весьма близок по своей платформе к Белорусскому народному фронту — оппозиционному движению, стоявшему на национально-демократических позициях. Лукашенко несколько раз выступал на митингах, организованных движением, и поддерживал провозглашение белорусского суверенитета.

Депутат Лукашенко запомнился тем, что критиковал правительство БССР за торможение рыночных реформ и выступал в поддержку частной собственности на землю. Впрочем, даже тогда он избегал связывать себя какими-то идеологическими оковами. Прагматичный политик заявлял, что он не причисляет себя ни к правым, ни к левым.

Убежденный демократ, Лукашенко был непримиримым борцом не только с привилегиями номенклатуры, но и с диктатурой. Звучит странно для человека, которого в западных странах уже два десятилетия зовут "последним диктатором Европы". Но это факт: еще за несколько месяцев до распада СССР Лукашенко открыто обвинял партийное руководство БССР в тайном стремлении установить в республике диктатуру.

Летом 1991 года Лукашенко, прежде стоявший ближе к национал-демократам, совершил неожиданный маневр и создал парламентскую фракцию "Коммунисты за демократию". Фракция была братом-близнецом аналогичной фракции в парламенте РСФСР, которую возглавлял Александр Руцкой.

Лукашенко и Ельцин | Фото: Sputnik / Владимир Родионов

"Коммунисты за демократию" заявили о себе как о прогрессивной и умеренно левой фракции, которая выступает за внедрение рыночных отношений, демократизацию политической жизни и является оппозицией ретроградам из Компартии. Лукашенко призвал всех честных коммунистов переходить к ним. В ответ в Минске его окрестили раскольником, который разрушает партию.

Дальнейшему углублению конфликта помешал августовский путч. Лукашенко и его фракция выступили с категорическим осуждением путча, заявили о своем выходе из Компартии и о необходимости ее законодательного запрета. Вместе с рядом оппозиционных депутатов Лукашенко внес в здание парламента бело-красно-голубой флаг Белорусской народной республики, считавшийся националистическим. Фракция также отреклась от прежнего названия и попыталась переоформиться в Партию народного согласия. Однако партийным лидером Лукашенко пробыл недолго и вскоре покинул еще только оформлявшуюся партию, чтобы она не сковывала пространство для маневра.

Оппозиционер слева

С распадом СССР Лукашенко продолжил оставаться в оппозиции уже в независимой республике. Однако теперь он сделал резкий маневр влево. Если при СССР он выступал за дальнейшее внедрение рыночных отношений, демократизацию и суверенитет республики, то теперь стал выступать против рынка, приватизации и за максимальную интеграцию с Россией.

Лукашенко был хорошим политиком и тонко чувствовал свою аудиторию. Распад СССР сильно ударил по всем слоям общества, а в Белоруссии, которая очень зависела от соседних республик, срыв производственных связей и прежнего рынка грозил обернуться катастрофой на уровне военного коммунизма. В конце 80-х Лукашенко четко улавливал тренд на появление новых лиц и реформы. В начале 90-х он уловил желание прежней стабильности. 

БССР считалась одной из самых старых республик в Советском Союзе, пенсионеры составляли около 20% ее населения. Именно они оказались самой уязвимой частью населения, которая сильнее всего пострадала от перемен. Кроме того, БССР была в значительной степени сельской страной, а крестьяне составляли вторую крупнейшую категорию населения, сильнее всего пострадавшую от резкого слома политической и экономической системы.

В советские времена даже в конце 80-х все же существовала определенная цензура, и Лукашенко хотя и критиковал номенклатуру, но делал это в общем перестроечном русле. Но с распадом СССР цензура рухнула, и в новой стране Лукашенко превратился в бескомпромиссного обличителя "зажравшихся чиновников" и коррупционеров. Его хлесткие формулировки и крепкое словцо, к которому он любил прибегнуть, окончательно сформировали его имидж "народного трибуна". Он стал едва ли не единственным политиком в стране, чей рейтинг устойчиво рос.

В тот период в белорусской политике еще оставались два политических тяжеловеса, оставшихся по наследству от СССР, — глава правительства Кебич и председатель Верховного совета Шушкевич. Лукашенко аккуратно лавировал между ними, то солидаризируясь с одним против другого, то критикуя всех. В ходе борьбы двух этих фигур Лукашенко как не связанная ни с одним из них фигура получил пост председателя парламентской комиссии по борьбе с коррупцией.

Так он окончательно закрепился на политическом олимпе в качестве серьезного игрока. Выступая в своем фирменном стиле с обличениями чиновников и коррупционеров, Лукашенко набирал политические очки, а устаревшие Кебич и Шушкевич их теряли. Более того, в должности председателя комиссии Лукашенко сумел добиться отстранения Шушкевича с высокого поста, поскольку он оказался не способен обуздать хаос и коррупцию.

Скандальная кампания-94

Весной 1994 года Верховный Совет принял новую конституцию, согласно которой республика становилась президентской. Первые выборы главы государства были назначены на июнь-июль того же года. За пост президента боролись шесть человек: Александр Лукашенко, Вячеслав Кебич, глава Белорусского народного фронта Зенон Позняк, Станислав Шушкевич и изначально непроходные Василий Новиков и Александр Дубко. Шушкевич был сбитым летчиком — после изгнания из Верховного Совета его шансы были невелики. Позняк считался прозападным политиком, но пользовался определенной популярностью в западной части страны и у минских интеллигентов. Кебич и Лукашенко (он в присущей ему манере однажды заявил, что готов "на коленях ползти в Россию") считались пророссийскими политиками, но Кебич достался в наследство от СССР, воспринимался как партократ, к тому же люди связывали ухудшение своего благосостояния именно с его правлением. 

"Советская Россия", 25 июня 1994

Лукашенко был молод (в год выборов ему исполнилось всего 40 лет) и энергичен, с ним не было связано негативных политических воспоминаний, за ним не тянулся шлейф скандалов. Кроме того, он был гораздо харизматичнее своего оппонента, позиционируя себя как простого мужика, который рубит правду-матку. Этот образ хорошо заходил даже в соседней России, в которой Лукашенко долгие годы пользовался немалой популярностью.

Выборы ознаменовались рядом скандалов, фигурантом которых стал непосредственно Лукашенко. В июне 1994 года ближайшие соратники Лукашенко заявили, что на кандидата в президенты было совершено покушение. Автомобиль, в котором он ехал, якобы был обстрелян на дороге обогнавшей его иномаркой и пуля прошла всего в нескольких сантиметрах от головы кандидата. Штаб заявил, что покушение связано с беспощадными обличениями коррупции, сделанными Лукашенко. Оппоненты политика с сомнением отнеслись к этой новости, намекая на то, что покушение было "липовым".

Инаугурация Лукашенко

Спустя пару недель Лукашенко подрался с милиционерами (из государственного управления охраны) возле Дома правительства. Штаб Лукашенко заявил, что они отказались пропустить его в рабочий кабинет и избили, факт нанесения телесных повреждений был зафиксирован приехавшим врачом скорой помощи. Милиционеры заявили, что это Лукашенко спровоцировал потасовку, набросился на них и в пылу борьбы оторвал им несколько пуговиц.

Эти скандалы только добавили популярности Лукашенко. Избиратели восприняли их как попытки "зажравшихся партократов" навредить обличителю коррупции и народному трибуну. Лукашенко умело подпитывал свою популярность, регулярно напоминая: я не с ними, я с вами. Я не из этой касты проворовавшихся чинуш и коррупционеров, я плоть от плоти народа, защитник всех униженных и оскорбленных.

Во власти

Антиэлитарная риторика Лукашенко сделала его однозначным фаворитом президентской гонки. В первом туре выборов он набрал 44,8% голосов, а его ближайший преследователь Кебич — всего 17,3%. Позняк получил чуть более 12%, а остальные не набрали даже 10%. Даже в Минске, где у Лукашенко были самые слабые позиции в сравнении с другими кандидатами, он умудрился победить с небольшим перевесом, опередив конкурентов на 5-7%. В родной Могилевской области он разгромил всех без шансов. Во втором туре победа Лукашенко была еще более убедительной — 80% голосов в противовес 14% у Кебича.

Это были последние выборы в стране, признанные западными странами. В истории республики началась новая эпоха. В следующие несколько лет Лукашенко разругается почти со всеми своими молодыми соратниками, которые были в его команде, разгонит оппозиционный парламент и окончательно отформатирует республику под себя. Ни одни последующие президентские и парламентские выборы не будут признаны США и странами Евросоюза, а сам Лукашенко превратится в персону нон грата в большинстве этих стран и почти официально будет именоваться последним диктатором Европы.

Лукашенко на картошке. Фото: сайт президента Белоруссии

Буквально с первого года правления Лукашенко стали обвинять в установлении диктатуры. Этому немало поспособствовало его противостояние с оппозиционным Верховным Советом, который в конечном счете был разгромлен, а новый президент добился для себя еще более широких полномочий. К концу первого срока Лукашенко разругался со своими прежними соратниками, многие из которых занимали высокие посты. Бывший вице-премьер Виктор Гончар, ушедший в оппозицию, бесследно исчез в 1999 году вместе с оппозиционным бизнесменом Анатолием Красовским, который поддерживал его. В том же году исчез экс-министр внутренних дел Юрий Захаренко, еще один член команды Лукашенко, ушедший в оппозицию. Оппозиция и ряд западных политиков винили в их исчезновении президента.

Президентские выборы 2001 года запомнились тем, что 13 из 16 кандидатов не были допущены до выборов. Единственным полуоппозиционным кандидатом на этих выборах был бывший секретарь Могилевского обкома Гончарик, набравший лишь 15% голосов.

Еще более серьезными скандалами сопровождались выборы 2006 года. В правительственных СМИ оппозиционеры обвинялись в намерении организовать ряд терактов — начиная от подбрасывания дохлых крыс в городской водопровод и заканчивая взрывами в школах, а также в стремлении захватить власть силовым путем. В оппозиционных СМИ Лукашенко обвинялся в диктатуре, преследованиях оппонентов и причастности к исчезновению политических конкурентов. Выборы закончились убедительной победой Лукашенко, набравшего 83% голосов. Его противники с этим результатом не согласились, обвинив его в фальсификации. Масштабные протесты оппозиции в центре Минска закончились массовыми арестами участников и уголовным делом против экс-ректора БГУ и экс-кандидата в президенты Александра Козулина, который получил 5,5 лет за хулиганство и организацию массовых беспорядков. Арест Козулина привел к шквалу критики со стороны западных стран, через 2 года он был помилован.

По этому же сценарию проходили выборы 2010 года. Перед ними социологи прогнозировали, что Лукашенко получит 50-55% голосов, но после официального подсчета оказалось, что за него проголосовали 79,6% избирателей, а ни один из кандидатов от оппозиции не набрал даже 2,5%. Проигравшие обвинили Лукашенко в тотальной фальсификации. Их сторонники вновь вышли с протестами в Минске и снова были разогнаны милицией. Несколько кандидатов в президенты были арестованы и осуждены за "организацию массовых беспорядков". Андрей Санников получил 5 лет лишения свободы. Владимир Некляев и Виталий Рымашевский — по 2 года с отсрочкой приговора, Николай Статкевич получил 6 лет, Дмитрий Усс приговорен к 5,5 годам.

Николай Статкевич, "марш рассерженных белоруссов". Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

На выборах 2015 года перед мировой общественностью предстал новый Лукашенко. Выборы сопровождались минимальным количеством скандалов, протестные акции оппозиции почти не разгонялись силовыми методами, градус агрессии предвыборной кампании президента был резко снижен. Способствовало этому и то, что значительная часть оппозиции бойкотировала выборы. Лукашенко в качестве предвыборного жеста помиловал шестерых политзаключенных, в том числе и бывшего кандидата в президенты Статкевича, сидевшего еще с предыдущих выборов.

Действующий президент получил 83% голосов, а ни один из кандидатов даже не был арестован. Протесты сторонников оппозиции в Минске на этот раз были не очень значительными, а милиция впервые не разгоняла их участников.

Новые президентские выборы, которые состоятся в августе 2020 года, вернулись в прежнее скандальное русло. Вскоре после выдвижения самого популярного оппозиционного кандидата Виктора Бабарико, который к традиционной белорусской оппозиции отношения не имеет, а является топ-менеджером крупного банка, он подвергся давлению со стороны силовых органов. В настоящее время он находится под стражей. Его счета арестованы. Изменилась и риторика самого Лукашенко: если раньше он традиционно обвинял в намерении свергнуть его западные страны, то на этих выборах мишенью для его выпадов впервые стала Россия и ее "вмешательство".

Виктор Бабарико с сыном Эдуардом, оба задержаны. Фото из Twitter кандидата в президенты

Позиции Лукашенко впервые ощутимо пошатнулись. Согласно ряду интернет-опросов, его рейтинг находится на небывалом уровне в 3%, что уже привело к появлению популярных в местных соцсетях мемов. Конечно, позиции президента по-прежнему достаточно крепкие. Разумеется, число его сторонников превышает 3%, Лукашенко имеет определенную аудиторию и она, конечно, больше 3%. Но глупо спорить и с тем, что с каждым годом он постепенно теряет свою популярность. Сказываются и смена поколений, и накопившаяся усталость от одних и тех же уловок.

Онлайн-голосование на "Нашей ниве", после которого родился мем "Саша 3%"

Лукашенко долгие годы был одним из самых ярких явлений на постсоветском пространстве и одним из самых талантливых политиков. Он едва ли не единственный лидер, который пробился к власти благодаря бешеному напору, темпераменту и харизме, а не благодаря тому, что за его спиной была могущественная партия, ведомство или клан. Но годы берут свое. С каждыми новыми выборами протесты становятся все сильнее. С каждыми новыми выборами избирателям все труднее ассоциировать его с тем самым простым мужиком-правдорубом. Сколько бы он ни рассказывал о своих корнях и ни вспоминал о том, что знает, как петух топчет куриц, и помнит, как работать в колхозе, он все дальше от своего первоначального образа и все больше перерождается в тех, на обличении кого он и сколотил свой политический капитал.

Митинги протеста в Белоруссии. Фото: Европейская Беларусь и Народная грамада 1/3
Митинги протеста в Белоруссии. Фото: Европейская Беларусь и Народная грамада 2/3
Митинги протеста в Белоруссии. Фото: Европейская Беларусь и Народная грамада 3/3

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share