Статьи

Приговор за срыв концерта Макаревича: как его воспринимать

4.4k
Комментарии 0
Приговор за срыв концерта Макаревича: как его воспринимать
Илья Ремесло

18 августа Замоскворецкий суд Москвы приговорил активиста Олега Миронова к трем годам лишения свободы в колонии строгого режима по делу о распылении газа из баллончика на концерте Андрея Макаревича. Юрист Илья Ремесло отвечает, можно ли считать действия Миронова хулиганством, а приговор суда - справедливым.

Начнем с обстоятельств дела, чтобы понять, в совершении каких действий правоохранительные органы и суд обвинили Миронова.

Что следует считать хулиганством

Статья 213 Уголовного кодекса РФ определяет хулиганство как «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное:

а) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы».

Почему суд квалифицировал действия Миронова именно как уголовное преступление? Ведь хулиганство может быть не только уголовным преступлением, но и административным правонарушением. Статья 20.1 КоАП РФ предусматривает наказание за «мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества».

Как видите, основным отличием уголовного и административного хулиганства является «грубость» нарушения общественного порядка. Нет «грубости», нет мотива ненависти или вражды, оружия - нет преступления. Но как отличить простое хулиганство от другого, если речь идет об оценочном критерии?

Вот что говорит по этому поводу Верховный суд РФ в своем Постановлении Пленума от 15.11.2007 № 45:   

Суд при оценке «грубости» нарушения общественного порядка обязан учитывать все обстоятельства совершенного деяния. Явное неуважение лица к обществу должно быть продиктовано желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение.

Выражение позиции

Как заявлял сам Миронов, побудительным мотивом для совершения действий стали действия лидера «Машины времени», поддержавшего украинские власти и их преступления против мирных жителей Донбасса. А целью акции было желание выразить протестную политическую позицию против действий певца. Выходит, деяние было совершено при особых обстоятельствах, которых не учел суд. Отсутствовала и неотъемлемая часть состава преступления  - «неуважение к обществу», хотя бы потому, что российское общество и российская власть единодушно осуждают действия Украины на Донбассе. Более того, Следственный комитет расследует дела о военных преступлениях украинских властей.  
По этой же причине отсутствует и «желание противопоставить себя окружающим и продемонстрировать пренебрежение», поскольку мотивом действий было несогласие и осуждение позиции Макаревича, которую отвергает большинство граждан России. 

Помимо хулиганства, Миронова признали виновным в нанесении побоев охраннику на концерте (статья 116 УК РФ). И это при том, что сам «потерпевший» завил об отсутствии у него претензий к Миронову.

Сколько за это дают

Было ли справедливым решение суда, который отправил в колонию строгого режима Миронова, имеющего на иждивении жену и малолетнего ребенка (которому недавно исполнился всего год)? 
Как отмечает адвокат Дмитрий Аграновский, на проукраинскую активистку Екатерину Мальдон, швырнувшую в ноябре прошлого года металлическим макетом пистолета в Михаила Пореченкова, не завели даже административного производства. 3 февраля, как сообщал «Лайфньюс», Денис Сессоров (оказавшийся следователем Главного военного следственного управления СК) распылил в вагоне метро перцовый баллончик. СМИ сообщают, что был составлен административный протокол и молодому человеку грозит административный штраф. Уголовное дело не возбуждалось, мера пресечения не избиралась.

Чужой

Отдельно следует остановиться и на позиции самого Макаревича и поддерживающих его либералов-правозащитников. До последнего времени, пока Миронов год находился в СИЗО, Макаревич отмалчивался о своем отношении к уголовному делу. И только будучи допрошенным на суде, заявил, что не настаивает на суровом наказании для обвиняемого. Вполне возможно, что если бы он выступил раньше, ясно выразив свое отрицательное отношение к преследованию Миронова, суда над активистом не было бы вообще. Чем в таком случае Макаревич отличается от властного аппарата, который он сам обвиняет в авторитаризме, репрессиях – и тут же активно способствует неправосудной расправе над Мироновым? 

Отмалчивались и «правозащитники», и оппозиционные политики вроде Алексея Навального, не так давно заявлявшего, что он готов выйти на улицу в поддержку любого несправедливо посаженного. «Я не разделяю ваших убеждений, но готов умереть за ваше право их высказывать», - это было сказано явно не про наших либеральных правозащитников. Дело Миронова в очередной раз показало, что у них нет убеждений и принципов, а есть «свои» и «чужие». По истечению срока надобности, «свои» могут внезапно превратиться в «чужих» – пример Удальцова и Развозжаева красноречив и показателен. 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать Ruposters в ленте "Яндекса" https://zen.yandex.ru/ruposters.ru

Поделиться / Share