Статьи

Контратака на рост: почему правительство занялось регуляцией продуктовых цен и что будет дальше

Контратака на рост: почему правительство занялось регуляцией продуктовых цен и что будет дальше
Дмитрий Лекух

На прошлой неделе Владимир Путин возмутился росту цен на ряд привычных для россиян продуктов. По мнению главы государства, рост не связан с пандемией, дело в динамике цен на мировых рынках и попытке подогнать внутренние цены под мировые. Правительство услышало президента и мгновенно разработало меры стабилизации. Дмитрий Лекух размышляет о том, что послужило причиной скачка и чего потребителям ждать в будущем.

Собственно говоря, жесткий разнос президентом министров отраслевого и экономического блока по поводу экономически необоснованного роста цен на потребительских рынках, прежде всего на продукты питания первой необходимости, был лишь вопросом времени. И мировой кризис, связанный с пандемией COVID-19, тут отнюдь не являлся катализатором (кстати, Путин об этом неслучайно отдельно упомянул). Он, скорее наоборот, демпфировал давно назревающие события: начинать решать эти проблемы, по-хорошему, надо было значительно раньше.

Вопросом для экспертного сообщества было скорее "где и когда рванет", а не "может, пронесет" – некоторые оптимисты из числа моих пишущих коллег высказывали робкую творческую надежду, что "начнут с книжных рынков": системные проблемы там, в принципе, те же самые, что и на продовольственных. Мечты остались мечтами. Рвануло, как всегда и бывает, там, где больнее.

Впрочем, давайте по порядку.

В конце прошлой недели президент на закрытом совещании критиковал в резкой форме глав Минэкономики, Минсельхоза и ряда других ведомств из-за повышения цен на базовые продукты питания. Цены – по крайней мере, как это было официально озвучено на совещании у президента – выросли значительно: сахар подорожал на 71,5%, подсолнечное масло – на 23,8%, макароны - на 10,5%, хлеб – на 6%.

Надо было что-то решать.

Нужно отдать должное: и правительство, и, что самое главное, рынки отреагировали на "месседж президента" фактически мгновенно. Уже в понедельник, 14 декабря, министр экономического развития России Максим Решетников на совещании у премьер-министра Михаила Мишустина доложил, что стабилизационные соглашения с производителями подсолнечного масла и сахара будут заключены до 20 декабря и будут действовать до конца первого квартала 2021 года.

А глава Минсельхоза Дмитрий Патрушев в свою очередь сообщил премьеру и присутствовавшим онлайн журналистам, что розничная цена на сахар снизится до 46 рублей за килограмм, а килограмм подсолнечного масла будет стоить не более 110 рублей. Также он отметил, что цены на продовольственную пшеницу планируется снизить до 14 тысяч рублей за тонну (без НДС) в центральной части России на ближайшие два месяца и до 13 тысяч рублей к концу февраля 2021 года.

Так что же, кризис преодолен? "Оперативно" – да. А так – нет, разумеется. И именно поэтому был так резок российский президент. Именно поэтому так внезапно "сдают назад" излишне жадные, как выясняется, отраслевики: ситуация остается "живой", в том числе по смежным отраслям, и ее, безусловно, нужно смотреть в дальнейшей динамике. Но для начала стоит разобраться: а как подобное стало в принципе возможным в стране и что вообще там, в нашей отраслевой экономике, за последние годы произошло?

И здесь не нужно никакой конспирологии – сам Путин все в своем выступлении сказал. И про "подгонку под мировые цены", и про "я знаю и вы знаете, кто, что и как вывозит", и про много чего еще.

На самом деле-то причины – именно структурные причины – происходящего специалистам и людям, принимающим решения, типа того же Путина, понятны. И, что самое страшное, более или менее (разве что в различной конфигурации) типичны далеко не только для производителей сельхозпродукции.

По большому счету, причин всего две: отраслевая монополизация почти по всем секторам на потребительских рынках и декларированная "экспортоориентированность экономики", воспринимаемая, к сожалению, едва ли не как самоцель.

Поясню. Если посмотреть приведенные на том же совещании цифры, то можно довольно легко заметить, что и в производстве сахара, и в производстве масла, и по другим направлениям крупные игроки (например, т. н. сахарные короли) зачастую контролируют больше половины рынка. На это почему-то демонстративно не обращают внимания исполнительные структуры. Антимонопольный комитет все время боролся с любыми проявлениями государственного монополизма, но старательно не замечал монополизма "социально близкого" частного собственника.

Но это – другой вопрос.

Нам же достаточно помнить то, что преподают на всех экономических специальностях в классических вузах, что есть в любом учебнике и чему учат в практическом плане в "продвинутом" образовании MBA: начиная с контроля примерно за 30 % любого сегмента рынка, поставщик управляет ценами. Т. е. приобретает все черты монопольного. Оттого менеджменту по науке рекомендуется таких поставщиков избегать, не давая им консолидировать поставки, даже если речь идет о поставках постельного белья в какую-нибудь отельную сеть. Чего уж про товары первой необходимости для целой страны говорить. То есть ребятам не нужно даже было вступать между собой в какой-то стремный "картельный сговор" – "ценовыми монополистами" они, в общем, являются и так.

Словом, когда начинается вой на тему "российская государственная власть и Путин вмешались в рыночное ценообразование", сразу забудьте – никакого рыночного ценообразования там не было и даже чисто теоретически быть не могло, это т. н. монопольное ценообразование. И это, как говорят в Одессе, две большие разницы. 

При такой структуре рынка его в любом случае будет кто-то регулировать: откажется – как это было у нас в последние десятилетия – государство, так свято место пусто не бывает. Не беспокойтесь, тут же найдется "эффективный собственник" – и не преминет выгодные для себя любимого цены слегка "подрегулировать в сторону еще небольшого гешефта". Или – не слегка и не небольшого, тут все зависит исключительно от жадности и расчетливости фигуранта. И вот именно эту красоту мы сейчас с вами, вместе с президентом России, имели честь на отечественных потребительских рынках наблюдать.

Но главная проблема текущей ситуации в том, что зачастую созданию эдаких "отраслевых мини-олигархов" государство не только не противодействовало, но и, напротив, способствовало. Исключительно оттого, что этой части российского бизнеса приходится конкурировать не столько на внутренних рынках, сколько на внешних. Куда наше "экспортно ориентированное" государство его все время подталкивало. Ибо столько слов именно о "поддержке экспорта", сколько от того же министерства экономики, которое сейчас вынуждено другой рукой пытаться наводить порядок "на внутренних рынках", слышали эти самые "эффективные собственники" – столько они ни от кого больше не слышали.

Никогда такого не было – и вот опять…

И вот как раз эту, весьма и весьма криво построенную по отраслям экономику просто не могло не рвануть так, как рвануло сейчас на продовольственных рынках страны. Просто тут "игра монопольной ценой" показалась для части предпринимателей и аффилированной с ними экономической бюрократии сколь заманчивой, столь и беспроигрышной: товары первой необходимости – они на то и "первой необходимости", их невозможно не покупать, вне зависимости от цены.

Не захотят, а купят. Поэтому и "рвануло".

А так – могло, как мы писали выше, и на тех же "книжных рынках" бабахнуть, они не менее криво устроены, и там та же структура "монополии эффективных собственников", просто один в один. А те, к примеру, члены экспертного сообщества, кто занимается нефтянкой, очень хорошо помнят схожие недавние проблемы на бензозаправках, ровно по тому же алгоритму – так-то года с небольшим не прошло. И как эти проблемы государству с отраслевиками приходилось мучительно решать.

И текущие тоже, к сожалению, придется. Потому как выходов из сложившейся ситуации немного.

Либо "разукрупняться" крупным игрокам, чтобы классически избегнуть подобного рода "монопольной" ситуации, но это далеко не по всем секторам возможно, особенно если реальна экспортная составляющая: "разукрупнившихся" немедленно сожрут внешние, не связанные условностями российского законодательства игроки.

Либо понимать, что рынки "с элементами монопольных цен" не могут не регулироваться. И если их не будет регулировать государство – чего и требует Путин, – то это вовсе не значит, что их будет "регулировать рынок". Их будет "регулировать" частный монополист: естественно, в свою пользу, и это как-то уж совсем глупо не понимать.

И вот именно на это непонимание принципов управления экономикой страны и повышал голос Путин, а отнюдь не на "повышение цен на сахар и подсолнечное масло", делать ему больше нечего – эту проблему с несложными товарными категориями на оперативном уровне решат.

А вот чтобы исправлять существующую деформацию на стратегическом уровне, уже понадобятся не только время и место, но и кадры, не боящиеся тяжелой и нервной работы, умеющие не допускать всевозможных "небольших шалостей" крупного, да и не только крупного, бизнеса

Подписывайтесь на нас в Instagram:
https://www.instagram.com/ruposters_ru/

Поделиться / Share